Вниз страницы

FINAL FANTASY: Echoes of the Lifestream

Объявление





Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FINAL FANTASY: Echoes of the Lifestream » |» ЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » [07.09-08.09.2001] Когда хищник становится жертвой


[07.09-08.09.2001] Когда хищник становится жертвой

Сообщений 31 страница 60 из 70

31

…И обнимающая ее спину рука тоже не вызывала приятных ощущений, хоть была не такой жесткой как железная, придерживающая ее ноги. Но несмотря на все неудобства, незнакомца было возможно разглядеть с нового ракурса. Сейчас взору Харли, если не считать норовящий ее пощекотать за нос плащ, представился подбородок. Взгляд на незнакомца снизу вверх с такого ракурса был непривычен. Глаза бандитки оглядели линию подбородка и сочли его… довольно не брутальным, даже изящным. Харли не знала плохо это или хорошо, это были просто наблюдения. В остальном же темноволосый молчаливый хрен в красном плаще напоминал молчаливого хрена. Он даже не подумал ответить ни на один ее вопрос, чем заставил было оттаявшую Харли вновь вспомнить о том, что он мастерски сливает адресованные ему вопросы. «Да кто ж ты вообще такой» - Раздраженно хмыкнула она в мыслях, отвернув голову в сторону, но этот момент совпал с тем, что хватки незнакомца ослабла и Харли, - она готова была поклясться, - на некоторое время ощутила свободное падение. В этот страшный для себя момент бандитка вцепилась в мужчину, опасаясь упасть. Если бы руки были не связаны, то вцепилась бы капитальнее, а так… смогла лишь смять в связанных друг с другом руках попавшийся в них огрызок красного плаща, да натянуть ткань.
…но ожидаемого падения не было. Вместо него дурацкими вопросами стала задаваться девица, появившаяся неожиданно и оказавшаяся сзади них, - Харли рассматривала незнакомца и пропустила молчаливую фигуру участницы всей стуации, когда у нее был шанс разглядеть ту ближе.
- Да чтоб тебя… - Тихо прошипела она. - …Лучше бы опустил на землю.
«Не мешок с картошкой же несешь, а человека. А лучше бы вы оба катились куда подальше». – Не выдержали нервы.
Однако все равно ей неумолимо придется наблюдать и слушать, без возможности оставить их вдвоем одних.

+1

32

     Пальцы бандитки ухватились за край плаща на груди. Кажется, в момент, когда Винсент пытался найти минимальную силу, с которой можно держать её, чтобы не уронить, она решила, оказавшись на дюйм ниже, что именно это он собирается сделать. Осознание собственной ошибки девушку раздражало – точнее, добавило раздражения к прежнему, вызванному крайне неприятной для неё ситуацией. Она даже озвучила ещё раз желание идти своими ногами, точнее, сейчас оно звучало так, будто она предпочла бы пролежать на земле всю ночь, чем передвигаться таким образом. Впрочем, вероятно, она понимала, что ответ будет прежним – ранее уже продемонстрированным. Сделать арест максимально приятным и комфортным для бандитки в главную часть планов Винсента не входило. Он не собирался намеренно причинять ей боль или неудобство, но решив перестраховаться, будет действовать в соответствии с этим, а не с её мнением.
     - Тихо,- только и сказал он, не громче, чем говорил раньше, но с немного излишней отчётливостью. Это прозвучало не приказом, но обозначило бессмысленность подобных пожеланий. Голос оставался спокойным, а глаза сосредоточенно смотрели вперёд: смотреть под ноги напрямую мешала живая ноша, поэтому находить безопасный путь среди обломков нужно было заранее.
     Рыжеволосая немного отстала, не воспользовавшись возможностью пойти первой. Винсенту не нравилось ощущать кого-то за спиной, шагая в полумраке с занятыми руками. Утешало только то, что она не могла не понимать, что в случае атаки он уронит бандитку, и то, что она могла сделать это и раньше, а не пойти с ним. Впрочем, вскоре рыжеволосая, судя по звуку, убрала меч, кажется, поверив, что преступник здесь именно «несчастная жертва монстра». Но вопросы у неё остались, как минимум один. Винсент по-прежнему не знал, кто такая эта спасительница угнетённых и чем, кроме своих кинжалов и меча, она может быть опасна, в частности, с кем может поделиться всем услышанным и с какими последствиями.
     - Она проникла туда, куда не имеет права,- только произнеся эту фразу, он осознал, что в ней можно увидеть угрозу тем, кто задаёт вопросы о не касающихся их событиях, но опровергать это не стал.- И взяла то, что ей не принадлежит.
     Добравшись до мотоцикла, на котором уже догорал огонь, Винсент посадил бандитку на землю в стороне от него, а сам отошёл к ящику с материей, стоящему на прежнем месте.

Отредактировано Vincent Valentine (2015-10-24 22:23:58)

+1

33

Как можно было догадаться, земли своими связанными ногами бандитка так и не почувствовала, как и ноги ей развязать не удосужились. Зато Харли наконец отпустила кусок чужого плаща, сжимаемый в руках. Этот тип, что ее нес так упорно в руках, выцедил и всего многообразия ответов только сухое «тихо», на которое девушка, еще недавно носившая маску собаки,  отреагировала только тем, что выпустила из рук алую ткань, поскольку уверилась в том, что не падает. Если от нее ожидали еще чего-либо, то сильно бы разочаровались и без сказанных слов. Их он пропустила мимо, хотя интонация стала какой-то другой и ее это заинтересовало. Только вот интерес потерялся на фоне шествующей сзади девицы и их с ее пленителем разговора.
«Ну, ты еще спроси куда он меня несет теперь и не причинит ли мне вреда. И поверь его словам. Ей богу, сделала бы хоть что-то полезное». И, как ни странно, с ней их общий незнакомец был разговорчивее, правда отделывался какими-то общими фразами, которые не несли в себе конкретики и могли подтолкнуть к самым разным ужасным мыслям.
«…Полезное, хм…»
Все трое снова оказались на месте крушения, но для Харли это место еще за эту ночь еще не было столь желанным. Несмотря на то, что здесь горело то, что осталось от ее машины, именно это место вызывало наибольший интерес. Девушка хотела своими глазами убедиться в том, что чудовище мертво. Кроме того ее наконец опустили на землю, где она чувствовала себя увереннее. Это соприкосновение задницы с землей определенно пошло на пользу. Харли видела как тип в плаще отошел к обломкам, огляделась, окинув это место взглядом, осмотрела раздражающую до того девицу. На мгновение ее отношение изменилось, поскольку третью Харли решила использовать для своего спасения. Раз глупая, значит пусть делает выводы потом и пеняет лишь на себя. Так думала она. Однако, вслед за этими мыслями пришли мысли другие и глупой себя стала здесь считать исключительно Харли, что ее раздражало. «Одно дело решить, что этот момент нужно использовать, а совсем другое - использовать. Что мне ей сказать так, чтобы убедительно? И что мешает меня попросту пристрелить, когда я это сделаю? Я сама уже убедила плаща в том, что ценности никакой не несу».
С этими мыслями бандитка решила рот не открывать, следуя за инстинктом самосохранения, однако все еще смотрела на третью участницу сложившейся ситуации. Из-под капюшона выбивались рыжие пряди, взгляд Харли прошелся по ее фигуре, точно взгляд жесткого критика по экстерьеру породистого чокобо на выставке, и остановился на полоске открытой кожи на бедрах. Ненадолго. Бедра у нее были что надо, несмотря на куриные мозги.

0

34

Шаг. Еще один. И еще, и еще. Шагали они обратно. Туда, откуда все началось. «И где должно… закончиться?» Феррис уже осознавала это раньше. Теперь ждала ответа на свой вопрос. Только он ее держал. «Я оказалась здесь только из-за чудовища. Чудовищ больше нет. С людьми все сложнее». А ответа ей все не было и не было. Таким образом Феррис снова оказалась у догоревших обломков байка, получив хоть какие-то комментарии лишь на месте. И снова ничего. «Кто из них прав, а кто нет? Я не понимаю». С людьми все усложнялось. Феррис именно поэтому избегала ситуаций с людьми. «Я не знаю. Я должна что-то сделать? А с другой стороны я не имею права судить, не зная всего. Оба молчат. «Плащ» ее подлечил. Монстры никому не угрожают и спать я могу спокойно, не опасаясь что за мной придет какая-нибудь мерзость… Но если я ошибаюсь и уйду, когда могла действительно помочь?»
Голова разрывалась от вопросов. От этих и предыдущих возникших.
«Как малодушно будет сейчас отвернуться и пойти».
Она сглотнула, еще раз обдумав ответ и найдя в нем скрытый смысл. Не опасно ли задавать вопросы? Но именно эта опасность побуждала продолжать, потому что если все так… то история с ее уходом может кончиться плохо. Конечно, она окажется цела, но то будет все равно что смотреть и ничего не делать. Феррис вспомнила домработницу в доме, которая была объята ужасом от внезапного нападения бандитов и на предложение молча уйти и запереть дом в обмен на свою жизнь – согласилась. Нет, Феррис понимала, что у женщины были дети и страх не только за себя. Но… Это было неправильно.
«Но что я могу сделать?»
Феррис ощутила себя совершенно бесполезной.
- Как я могу вам поверить? – Фер встала напротив девушки, что была связана, но обратилась явно к мужчине, единственному среди них. – Куда вы собираетесь ее деть? Не причините ли ей вреда? Эти вопросы будут мучить меня.
Феррис наблюдала, что девица рассматривает ее. Она окинула взглядом темноволосую, задержавшись на татуировке. Потом же повернула взор к «алому плащу», который снова принялся что-то делать с ящиком, откуда уже доставал материю.
- Поймите меня правильно. То, что вы имеете возможность выстрелить, я осознаю. Так же как и то, что мое спокойствие может быть чем-то ценно, я тоже могу предположить. Я попадала в разные ситуации, но мое исчезновение не видится мне правильным. Я могу спасти свою жизнь, но это все равно что стоять и смотреть как кого-то убивают. Личный выбор каждого закрыть глаза и отвернуться, или что-то сделать. А ваши слова и молчание запутывают еще больше.
Возможно, он снимет маску добряка. Был такой шанс. Глупая смерть. Только сейчас Феррис поняла, что лучше бы молчала и наблюдала издалека.
[NIC]Ferris Verner[/NIC]
[STA]npc-персонаж[/STA]
[AVA]http://s020.radikal.ru/i719/1510/30/160322ac4e42.jpg[/AVA]
[SGN]Информация о персонаже: Ferris Verner
Инвентарь: меч, 5 метательных ножей в перевязи на бедре [/SGN]

0

35

     Маску в форме собачьей головы Винсент положил в ящик поверх материи – ни резина, ни пыль не могли ей навредить. Ящик был не слишком тяжёлым, но достаточно объёмным, чтобы занять обе руки. Переносить материю и бандитку по очереди не представлялось разумным, как и доверять одно из двух рыжеволосой. Единственным найденным вариантом было закрепить ящик за спиной, оставляя руки свободными. Для этого снова требовались провода, которых здесь было более чем достаточно – то ли даже детский поисковый отряд не мог зайти настолько глубоко в руины, то ли здесь было нечто вроде склада материалов, которые они не успели обменять, то ли провода для строек в Крае не использовали. Впрочем, найденный ранее моток был, видимо, лучшим из того, что здесь было, и теперь Винсенту приходилось скручивать жгутом несколько более тонких проводов перед тем, как оплетать ими ящик, чтобы быть уверенным в надёжности импровизированного крепления. Конструкция крепления была не самой простой и должна была исключить возможность ящика выскользнуть из него на ходу, вдобавок существовала опасность случайно разрезать провода железными пальцами. Всё это занимало несколько больше времени, чем хотелось бы. Девушки его не отвлекали, обмениваясь взглядами. Впрочем, длилось это недолго. Рыжеволосая то ли не осознала возможной угрозы, то ли считала свои вопросы достойными риска. Винсент тихо выдохнул, в этот момент ощутив себя очень уставшим. Впрочем, перебивать не стал – видимо, то, что говорила девушка, было действительно для неё важно. В чём-то её можно было понять, но это не отменяло того, что её вмешательство было для него совершенно лишним и таковым оставалось.
     - Что вы хотите услышать?- спросил Винсент, поднимая голову, чтобы посмотреть на девушку.- Поймите, я не могу сказать вам большего. А если бы и мог, доказательств собственной честности у меня нет. Ничего, что окончательно успокоит вас на этот счёт,- кажется, сама она не хотела этого признать, или он не понимал, чего от него ждут. Точного адреса, списка дальнейших действий и вопросов, зависящих в основном от бандитки? Считать, что он с лёгкостью поделится этим с незнакомкой было по меньшей мере странно. Девушке оставалось только полагаться на интуицию, всё же убедившую её не нападать снова, и лучше бы ей это осознать. Как бы то ни было, сражаться снова нежелательно, несмотря на то, что теперь он легко с ней справится. Винсент не убил бы её, но руины – не самое безопасное место для раненого человека, брошенного без сознания.

0

36

Хорошей новостью было уже то, что в нее не стали стрелять. Могла ли она это принять подтверждением? Нет, не могла. Верить на слово было опрометчивым.
«Я знала что так будет, свяжись я с людьми».
Но Феррис расслабилась, оценивая обстановку чуть менее напряженной. На нее не напали.
Еще несколько напряженных мгновений, как казалось, весьма ощутимо и тяжело плыли в воздухе. Ответ мужчины показался девушке разумным, вопрос его уместным, но только вот его нежелание говорить о большем лишь добавляло сомнений. «Чего я хочу… интересный вопрос. Как же быть, когда доказательств нет? Отпустить вора тоже нельзя, однако и самосуд над ним, - а я не знаю куда его собираются везти отсюда и не убьют ли после, - тоже не дело».
- Действительно. А почему вы не можете сказать? Это настолько противозаконно? – Ее глаза прищурились от нехороших мыслей, но этого было не видно в тени капюшона. – Я не вижу более никаких препятствий, если сделанное вами не является преступным или же не имеет подобных намерений.
Голос девушки был спокоен. Несмотря на молодой возраст, было что-то такое в нем, что выдавало отсутствие праздного интереса, а довольно серьезный настрой. Как и предыдущие вопросы, эти вопросы были важны для нее. Она объяснила уже почему.
«Так что же я хочу услышать?»
На какое-то время девушка озадачилась поиском ответа на вопрос «плаща». Это были сложные мысли. Девушка замялась и растерялась. Она наблюдала за тем, как мужчина делает что-то странное с ящиком, но не мешала ему, ища ответ на его вопрос. Этот ответ был своевременен и важен, по крайней мере для нее, дабы понять вопрошаемое.
«Что же…»
Тишина, расползающаяся по месту их дислокации, же начинала давить.
В последний момент, чувствуя что мысли спутываются в клубок, разрывая голову на куски, Феррис ответила себе на вопрос.
- Я не хочу услышать. – Она снова смотрела на собеседника, сделав уверенный вывод. – Если вы действительно ничего подобного не задумали, то передадите ее компетентным людям в форме, а не уведете в какие-нибудь трущебы вершить суд за кражу. Вот что я думаю. – Пояснила она ход своих измышлений. – Мне достаточно будет увидеть это. Я готова отправиться с вами и подтвердить увиденное мной. Конечно, умолчав о другом. - Намек голосом на сокровенные чудовищные тайны незнакомца. Если чудовище разумно, то и выводить его на чистую воду бессмысленно. - Так у меня не останется сомнений.
Ей, конечно, не приспичило идти в город, но здоровый сон не предвиделся в любом из случаев. Так почему бы и нет?
[NIC]Ferris Verner[/NIC]
[STA]npc-персонаж[/STA]
[AVA]http://s020.radikal.ru/i719/1510/30/160322ac4e42.jpg[/AVA]
[SGN]Информация о персонаже: Ferris Verner
Инвентарь: меч, 5 метательных ножей в перевязи на бедре [/SGN]

0

37

     Винсент опустил голову и вернулся к сплетению проводов,  не переставая внимательно слушать. Мысли теперь занимала не схема крепления, а проблема посторонней девушки, не желающей понимать, до каких пределов ей позволили вмешаться в происходящее. Видеть то, что ситуация не совсем обычна, она, похоже, отказывалась. Именно немое сожаление об этом он выразил, качнув головой. В какой-то момент её речи Винсент приподнял брови, но больше ничем не выразил своего отношения к её намерению следовать за ним до тех пор, пока бандитка не прибудет в конечный пункт, к непременно справедливому суду. Совсем недавно она его боялась, надеясь только на достойную смерть во имя избавления мира от чудовища, теперь же была уверена, что может диктовать условия, а он настолько хочет убедить её в своей порядочности, что исполнит всё, что она требует. Эта рыжеволосая вмешивалась в дело, откуда её со всей очевидностью стремились исключить, а к тому же считала, что знает о нём некую тайну, которую она в виде жеста доброй воли не сообщит представителям закона – его возможному начальству, поскольку это является в её глазах чудовищным в прямом смысле превышением полномочий или своих прав ограбленного и грозит чем-то уже ему самому. Если это так, её ждёт разочарование. Похоже, она слишком далеко зашла, видя в нём обычного человека. Правда состояла в том, что кое-что Винсент терпел с трудом даже со стороны друзей, а здесь определённо никто не был другом.
     Не так давно он готов был попытаться жить жизнью обычного человека, и сложись всё иначе, возможно, он и сам был бы сейчас в той самой форме, могущей снять всё подозрения навязчивой незнакомки. Возможно, в этой новой жизни он действительно хотел бы скрыть подобные факты о себе. Возможно, он вовсе не воспользовался бы сегодня способностями, с которыми пытался смириться, поскольку отправился бы на задание не один и с возможностью преследовать цель не пешком, а тогда и рыжеволосая не нашла бы причин вмешиваться. Он был готов променять на это жизнь, которую принимал как заслуженное наказание. Недолго, но Винсент позволил себе надеяться, прежде чем внутренние демоны показали, что этого не будет. Не сейчас, а возможно, и никогда. Он может стать только менее человеком, а любые попытки приблизиться к обратному – глупость, причём могущая обернуться чем-то опасным для окружающих, не повинных в этом взрослых и детей. Порой люди принимали его за монстра даже в нынешней форме, когда он спасал их от смерти, и прямо признавались ему в этом вместе с благодарностью. Винсент не видел смысла скрывать то, что возможностями этой формы его опасность не ограничивается. Он должен быть далеко от людей, должен пугать, должен быть монстром. В конце концов, таким его создавали, и сейчас в нём осталось только это, ничего от попыток Лукреции этого не допустить. Он сам отказался искать в ней поддержку в дальнейшей жизни, её грот стал просто могилой некогда дорогого человека. Так или иначе, Ходжо побеждал всегда. Возможно, именно отвратительный визгливый смех будет последним, что он услышит в жизни… Впрочем, уже стал. Каждый из них успел убить второго, но с результатом опытов этого больного мясника нужно бороться постоянно, чтобы в итоге, возможно, не справиться и стать таким же.
     Он нахмурился, по-прежнему пряча лицо за воротом плаща. Вернувшись в реальность, Винсент обнаружил, что рыжеволосая до сих пор смотрит на него, значит, времени прошло немного. Он заставил себя успокоиться, разжимая пальцы живой руки, стиснувшие оказавшиеся в ней провода. После недолгого колебания он снова открыл ящик с материей, а найдя нужную, поднялся на ноги.
     - Похоже, у меня нет выбора,- признал Винсент, глядя на рыжеволосую так же холодно, как раньше. Что-то внутри будто затаилось и, торжествующе ощерившись, наблюдало за происходящим тремя парами глаз.
     Но решение он собирался принять собственным разумом, игнорируя шипение чужеродных сущностей. Вариантов было два. Он мог оставить её здесь, погрузив в недолгий сон с помощью материи, тем самым избавившись от её компании, но подвергнув девушку риску проснуться в пасти монстра, в руках опасного бродяги или не проснуться вовсе. Рядом не должно быть непредсказуемых и неконтролируемых людей, иначе он сам будет таким же, и неизвестно, в каком случае риск больше. Мог он и позволить ей оставаться рядом до прибытия сотрудников Рива. ОВМ слишком много сделала для спасения мира, чтобы рыжеволосая ничего о ней не слышала, и, вероятно, подтверждения, что бандитка обокрала именно эту положительную в понимании большинства людей организацию, будет достаточно. Кроме того, люди Рива, в отличие от Винсента, могли продемонстрировать ей и форму, и удостоверения.
     - Я не собираюсь вершить над ней суд в трущобах – если вы заметили, именно она привела меня сюда - как и идти в город пешком прямо сейчас. Компетентные люди прибудут через несколько часов,- если рыжеволосую это устроит, первого варианта развития событий можно избежать. Если нет…

Отредактировано Vincent Valentine (2015-12-12 10:00:11)

+1

38

К счастью или сожалению, мысли другого были ни одному из участников ситуации недоступны. Каждый из них думал о своем и в меру своего личного мировоззрения. Феррис не видела ситуацию в тех красках, в коих ее разглядывал ее собеседник. Для девушки все было просто и понятно. В ее глазах ни она ни мужчина не имели права что-то делать со схваченным преступником, а ее предложенный выход был не навязчивостью, а действительно единственным выходом, который пришел на ум, после того как она поняла и согласилась со словами мужчины о том, что гарантий никаких она сейчас не получит и у нее нет оснований верить ему на слово. Если говорить начистоту, то у самой Феррис не было желания надоедать и проделывать длинный путь. Ее мысли были довольно просты и лежали на поверхности, которую, как ей казалось, - пусть и ошибочно, - собеседник прекрасно видит. Она считала не правильным отворачиваться и уходить, оставляя одного неизвестного со смутными намерениями, творить с другим неизвестным, с не менее не ясной историей деяний, все, что тому заблагорассудится. Возможно, многие на ее месте отвернулись и пошли восвояси, решив не наживать дополнительных проблем, но Феррис не только не считала подобное правильным, согласно совести, но и понимала, что не сможет вернуться и уснуть в любом случае, продолжая рисовать себе взрывающие голову картины возможных событий и ничем не подкрепленных домыслов. Последнее казалось более выматывающим, чем пожертвовать и без того потерянной ночью и удостоверится, что все сложилось хорошо.
- Я рада, что вы меня понимаете. Тем более, если не нужно идти в город, то этот выход получается еще более удачен. – Заключила она.
- Я даже почти уверена, что остаюсь здесь зря, поскольку склонна полагать, что вы разумны, не агрессивны, не выражаете несогласия и могли бы уже что-либо предпринять, чтобы от меня избавиться. Однако есть то, о чем вы не распространяетесь, и что заставляет сомневаться во всем. Не более и не менее.
Она вспомнила холодный взгляд, брошенный на нее незнакомцем. В виду того, что собеседник не был открытой личностью, девушка не могла в полной мере понимать, что кроется в том взгляде, но ей показалось, что он выглядел недовольным. Впрочем, даже таким сердитым, взгляд этих глаз казался красивым. Вместе с окутывающей мужчину таинственностью, необычными особенностями и запоминающимся голосом, образ его был, вопреки желаниям, довольно ярким. Феррис полагала, что слишком много об этом надумала, особенно учитывая что это чудовище. Необходимо думать было о насущном.
- Полагаю, вы не рады. Я, сколь бы странно это не казалось, тоже с большим удовольствием бы занялась другими делами. Я постараюсь не мешать.
Она выглядела вполне предупредительной сейчас, не то что в момент своего нападения.
[NIC]Ferris Verner[/NIC]
[STA]npc-персонаж[/STA]
[AVA]http://s020.radikal.ru/i719/1510/30/160322ac4e42.jpg[/AVA]
[SGN]Информация о персонаже: Ferris Verner
Инвентарь: меч, 5 метательных ножей в перевязи на бедре [/SGN]

0

39

Как не несущая, по своим словам, особой ценности, но захваченная в плен, Харли сидела тихо и не предпринимала ничего. Тот разговор, свидетельницей которого она стала, лишь раздражал бандитку. Все произнесенные слова казались глупыми и фальшивыми, или же слишком напыщенными…
- Буд-то читаю какой-то третьесортный роман из серии «на один раз и забыть на середине».
Харли еле сдерживала сарказм и смех до сказанных слов, но вот сейчас совершенно не выдержала. Наверное, прерывать это было грубым, но ее мало волновал собственный моральный облик. Гораздо больше ее беспокоило то, что она слышит, и способ это прекратить.
- …Вы можете продолжить где-нибудь в местах более уединенных? Тошнит уже от этого. «Ой, я такая правильная. Что я могу, что я не могу…», «Ай, я хочу сказать «отвали и уебывай отсюда», но я тоже весь такой правильный до тошноты и не могу». – Злая улыбка скользнула по губам бандитки, когда она передразнивала услышанное. – Отдайте мне мой пистолет, я застрелюсь, только бы не слышать новый виток этого дерьма.
Она отвернулась и сплюнула в сторону, показательно демонстрируя свое отношение к происходящему.
«Еще обо мне говорят в третьем лице. Будто меня здесь нет. Но я есть, ребята. Я есть. Как бы вам ни хотелось обратного».
Глаза Харли хищно прищурились, когда она вновь посмотрела на другую девушку. Этому ее взгляду не хватало только оскала рассерженной кобры.
А еще хотелось курить.

0

40

     Рыжеволосую устраивала поправка «ждать, а не идти» в предложенном ею варианте. В остальном она будто пыталась максимально смягчить тот факт, что диктует условия незнакомому человеку, или даже извиниться за это. Решения принимались из-за определённого себе самой долга. Это было понятно, но ничего не меняло. С её объяснениями или без них, Винсент предпочёл бы остаться один, не считая бандитки, а вести долгие разговоры о долге и правах был не настроен в любом случае. Поэтому он просто вернулся к материи, чтобы завершить крепление и с помощью него поместить ящик за спину. Напоминание о себе и демонстративный плевок бандитки Винсент полностью проигнорировал. Снова взяв её на руки и снова не заботясь о том, насколько это ей неприятно, он направился в противоположную Краю сторону, уходя глубже в руины. Если её сообщники-«шакалы» были поблизости, они так и не показались, но место крушения мотоцикла было слишком открытым. Нельзя забывать и о монстрах, обитающих среди развалин и наверняка уже собирающихся на шум.

Отредактировано Vincent Valentine (2015-11-10 00:43:10)

0

41

Феррис оскорбилась до глубины души словам задержанной «алым плащом» бандитки. Лучше бы та рот не раскрывала, как и все время до этого. Молчала бы, не лезла с неуместными комментариями.
- Помолчите, будьте так добры. – Процедила она в ответ, интонацией голоса ясно показывая, что ворам слова не давали.
«Все так и есть на самом деле?» - В мыслях же Феррис себя начала корить за все происходящее, услышав нелицеприятную правду в лицо. – «Он просто не знает, как избавиться от меня, а сказать прямо воспитание не позволяет?» Девушка, молча, задумалась над всеми этими откровениями, стремительно теряя настрой  решительность. Мужчина в плаще ничего не отвечал и старался обращать на нее минимум внимания, с сосредоточенным лицом занимаясь тем, что ему было необходимо. Предлагать помощь еще раз она не стала, все больше обдумывая зародившуюся мысль и чувствуя себя крайне неловко из-за своей навязчивости, спровоцированной взыгравшими моральными устоями.
- Если это действительно так, как она говорит, то я приношу вам извинения за все неудобства, но не могу иначе. Постараюсь вообще не мешать.
Эти слова были адресованы незнакомцу, этого нельзя было не заметить, это подразумевало под собой сказанное. А после Феррис замолкла, погрузилась в мысли и более не говорила ничего, наблюдая, как мужчина берет вторую девушку на руки снова. Рыжая следовала за ними позади, держась поодаль и продолжая думать. Фер не могла не заметить, уже ориентируясь за время своего пребывания в руинах Мидгара, куда они движутся. Шел неизвестный с преступницей не в город, а от него, пробираясь глубже к центру. «Интересно, а почему мы идем не к городу, а туда? Может быть, ты решил избавиться от меня там? Или я слишком подозрительна?» А потом Феррис еще раз вспомнила слова бандитки и поняла, что нет, не зря она осторожничает, необходимо быть начеку и все замечать. Опять же, плохой эта мысль ей не показалась, так как в руины то и дело забредали монстры, и можно было наткнуться еще на врагов извне.
[NIC]Ferris Verner[/NIC]
[STA]npc-персонаж[/STA]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i607/1510/e2/df90a3fe27a0.jpg[/AVA]
[SGN]Информация о персонаже: Ferris Verner
Инвентарь: меч, 5 метательных ножей в перевязи на бедре [/SGN]

0

42

Эти люди, от которых Харли постепенно уставала и начинала желать перестать видеть их и слышать, никак не отреагировали на ее слова. Досадили ли этим? Вряд ли. Досадили только тем, что все еще не изменили тактики своего поведения, столь непонятного Харли и от того считавшегося ей каким-то комично-странным. Харли никак не могла взять в толк, зачем ходить вокруг да около и говорить множество ненужных фальшивых слов. Бандитка явно была устроена как-то проще и высокопарные высказывания остальных участников их группы казались Харли исключительной показухой. Она бы даже с удовольствием подискутировала с ними на эту тему, если бы не была связанной и сравнимой с вещью, о которой говорят в третьем лице и советуют помолчать. И не то, чтобы эта просьба рыжеволосой девицы сильно задела пленницу молчуна, но Харли прекрасно осознала, что дальнейший разговор не сложится. Ей оставалось лишь наслаждаться долгожданной тишиной от того, что рыжая наконец, заткнулась и что-то обдумывала. Только и тишина привела к покою ненадолго: вскоре к ней вернулся тот хрен в плаще, что все не унимался в своей стремлении ее облапать и носить на руках, связанную гусеничкой, не иначе.
Сегодня все вокруг явно хотело раздражать бандитку и свести с ума!
«Зачем? Ну, зачем ты это делаешь?!» - Раздраженно, но молча, Харли сдвинула брови и попыталась отпрыгнуть на попе от рук, тянущихся к ней. Один раз это ей даже удалось, и она чуть сдвинулась в бок, извиваясь как червяк. Только вот это было слишком маленькое достижение, и от рук ей, к несчастью, уйти насовсем не удалось. Подвинуться на полшага – это как-то слабо напоминало активное бегство, скорее напоминало пассивную карикатуру на него. Но Харли пыталась.
- Да ногами я. Ногами могу идти. Да что ж тебя тянет то меня щупать! – Процедила она, непреклонно поднимаемая с земли мужчиной. В голосе ее было раздражение, а не отчаяние. Оно кипело.
Предлагать навязчивому мужику пощупать другую девушку бандитка, правда, не стала. Оно все равно ни к чему не приведет – это было понятно без слов. Говорить бандитке совсем не хотелось в принципе, но он все никак не мола понять, почему нужно так извращаться над собой, над материей и над всеми ними, если можно было просто взять материю в руки, не заматывать ноги в гребаные провода, а достать оружие и отправить вперед на своих двоих. Харли бы так и сделала. Что-то с этим мужиком было не так, как казалось Харли, не говоря о том, что он оказался подозрительно молчалив.

+1

43

     Руины Мидгара

     Рыжеволосая, не дождавшись ответа, теперь извинялась прямо, повторяя заверение, что не будет мешать. Кажется, сейчас ей действительно стало неловко из-за своего поведения, но решений это не отменяло. Странная вещь – совесть. Иногда она гложет за, казалось бы, несовместимые в этом вещи, например, за равнодушие, а после проявления обратного – за вмешательство. Возможно, причина в том, что девушка пока не определилась, кто здесь преступник, и ни одному из них не доверяла, понимая, что достаточных доказательств своей порядочности и честности они предоставить не могут. Или не хотят, как она, возможно, считала. Винсент едва слышно хмыкнул, оценив ещё одну попытку рыжеволосой наладить с ним контакт хотя бы для того, чтобы убедить не обращать на её присутствие внимания и не испытывать из-за этого дискомфорт. Пожалуй, сейчас это ощущение несколько стихло. Он не стал возражать против того, чтобы она снова шла последней – с его стороны это было выражением максимально возможного доверия к незнакомому человеку с оружием. Впрочем, девушка его не знала, а потому, скорее всего, об этом не задумалась.
     Бандитка тем временем демонстрировала яростный протест, извиваясь и стремясь избежать продолжения пути прежним способом. В этом чувствовалось не обычное сопротивление аресту, а нечто очень личное, отчего необходимость нести её на руках создавала ещё более неловкое ощущение. Что бы она ни думала, Винсенту не доставляло никакого удовольствия мучить побеждённого или подчёркивать своё превосходство в этой ситуации. Что бы ни думала рыжеволосая, наказывать бандитку за любые поступки прошлого он также не собирался, намереваясь оставить это тем самым компетентным людям. Так же, как и ему были неведомы их настоящие мысли и характеры. Вечная проблема общения с незнакомыми людьми, от которых можно ожидать чего угодно. Глядя на неожиданную резвость бандитки, он только убедился, что развязывать ей ноги было бы не лучшим решением. Шанс вырваться есть всегда, а гнаться за ней с ящиком материи на спине, углубляясь в развалины, полные опасностей, в том числе, возможно, в виде её сообщников – неприятная перспектива. Даже если бы она дала слово не делать попыток скрыться, Винсент не мог позволить себе поверить ей. Впрочем, подыскивать кляп или более жёстко настаивать на тишине с её стороны он не спешил. Если бандитке становится легче от выражения собственного негодования, пусть оно и не приводит к изменениям в способе перемещения – она может говорить.

     Дом в руинах

     Гораздо лучше для того, чтобы провести там остаток ночи, подходил относительно целый дом. Только четверть его была разрушена, а оставшаяся часть выглядела вполне крепко, крыша не грозила обвалом по причине своего полного отсутствия. Винсент прошёл в наименее засыпанную обломками комнату, спугнув одинокую крысу, копошащуюся среди них. Мебели ожидаемо не было, и только забытая в углу картина с пейзажем Коста Дель Соль под разбитым стеклом напоминала, что здесь когда-то жили люди. Бандитку Винсент усадил у стены, ящик с материей поставил в стороне от неё, а сам отошёл ещё дальше, к окну, и достал телефон, чтобы написать сообщение Риву.

Отредактировано Vincent Valentine (2015-11-10 00:46:44)

0

44

Дом в руинах

Однако опасения девушки не сбылись. Непродолжительный молчаливый переход втроем закончился в относительно целых стенах, некогда бывших чьим-то жильем. Крыши не было, комнаты были завалены, как не было и мебели… что странным казалось лишь поначалу. Впрочем, вошедшая троица оказалась не единственной живой душой в этом месте, потому как, недовольно пискнув в комнате, зашевелился и юркнул под камни небольшой комок шерсти с длинным хвостом. Феррис убежавшая крыса заставила достать один из ножей на бедре, приготовившись к худшему, но совершенно очевидно напрасно. Это все нервы и ожидание опасности из неизвестности.
Уже внутри Феррис увидела, что «плащ» посадил свою ношу у стены, а сам отошел, взявшись за телефон. Это спокойное отношение, пусть и в молчании, придавало больше уверенности и заставляло чуток расслабиться. Феррис до сих пор не мучила мужчину и не расспрашивала его ни о чем, опасаясь снова быть неверно истолкованной, а потому даже не подходила близко, медленно передвигаясь по комнате, осматривая разрушения и вскоре дойдя до одинокой картины с видом на Коста-Дель-Соль. Это зрелище неприятно кольнуло ее, напомнило о доме, из которого она бежала, о пропавшем отце и предприимчивых родственниках, но так же навевало грусть о месте, где Феррис провела большую часть детства. Нетрудно было заметить у рыжей южный загар, хотя конечно уже далеко не такой насыщенный, как раньше. Особенно не трудно было теперь разглядеть ее лицо, потому как, подойдя к картине и любопытствуя, она сняла с головы капюшон. Девушке под ним было не больше двадцати лет, она была миловидна, с красивыми чертами лица, и медно-огненная грива волос, длиной чуть ниже плеч, даже в темноте оставалась заметным ярким пятном, привлекающим к себе разве что чуть меньше алого оттенка плаща незнакомца.
Феррис о многом хотела спросить. Ей, вдруг, стало интересно жил ли незнакомец в Мидгаре и был ли он свидетелем случившейся трагедии, но слова так и не вышли наружу из мыслей, повинуясь принятому ранее решению не беспокоить его и не создавать проблем.
[NIC]Ferris Verner[/NIC]
[STA]npc-персонаж[/STA]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i607/1510/e2/df90a3fe27a0.jpg[/AVA]
[SGN]Информация о персонаже: Ferris Verner
Инвентарь: меч, 5 метательных ножей в перевязи на бедре [/SGN]

0

45

Дом в руинах

Разум, старающийся избегать лишних бесполезных телодвижений – интересная вещь. Как бы ни было неуютно Харли в руках мужчины, но она все равно смирилась с положением вещей. Он исключал возможность побега, а она ничего не могла с этим поделать и избежать навязанных прикосновений. Харли вообще не нравилось чувствовать себя чем-то сродни вазы, которую перетаскивали с места на место. И вот сейчас, оказавшись черт знает где, она была просто положена в каком-то месте посреди всего бардака. Да еще и какой-то камень в попу впился неудобно до невозможности. Харли даже не рассматривала обстановку вокруг, она просто раздражалась всему что происходило, отчего жажда покурить совершенно не проходила. И чему она, совершенно естественно, способствовала.
Харли наблюдала за обоими. Один уткнулся в телефон, другая – в единственную картину. Все были такими демонстративными до тошноты… и не заинтересованными ни в чем. В целом, все лучше, чем глупый пафосный треп, только вот связанные руки бандитку очень ограничивали. Харли откинулась, облокотившись о стену, подняла голову вверх, глядя на небо. Тяжело вздохнула, не веря, что собирается сделать то, что собиралась. И заговорила:
- Вам там как? Не мерзнете на одиноких вершинах ваших моральных устоев? Не надоело ли вам корчить из себя самозабвенную отрешенность? Не побрезгуете ли снисхождением к приговоренному и не исполните ли просьбу страдающего?
Саркастичные нотки сплетались с черным юмором.
«Нет. Кажется не снизойдут» - Разум видел глупость случившейся затеи и уже животрепещуще описывал своей обладательнице грядущие возможные исходы, начиная с того самого игнорирования. Но попытка - не пытка.

0

46

     «Я в бывшем секторе 3 с материей и захваченным "шакалом". Рядом посторонняя, не враг, но вооружена»,- отправив сообщение, Винсент поднял голову. Теперь нужно ждать. До рассвета оставались считанные часы. Бандитка, как и следовало ожидать, сидела на прежнем месте, рассматривая небо над головой, рыжеволосая отошла в угол и будто стремилась стать незаметной, как и говорила. Она и раньше производила впечатление вчерашнего подростка, а сейчас, сняв капюшон, подтвердила его. Возможно, именно возрастом объяснялись её поступки и стремление во всём разобраться, невзирая на возможный риск. По манере речи, показывающей воспитанность и наличие образования, Винсент сделал вывод, что рос этот подросток не в трущобах. Скорее можно предположить, что она в руинах недавно или не живёт в них постоянно – вряд ли можно прожить долгую жизнь, вмешиваясь во всё происходящее здесь, особенно с участием монстров.
    - Не стоит беспокоиться,- тихо заговорил Винсент, несколько запоздало отвечая на её извинение.- Чьё-либо вмешательство было для меня нежелательно, но теперь я могу только принять это как уже случившееся. И я действительно понимаю ваши мотивы,- последнее он добавил после паузы. Ровный тон и сам факт нарушения им тишины показывал искренность слов вместе с отсутствием претензий лично к рыжеволосой.
     Бандитка также перестала хранить молчание, то ли несколько ободрившись отсутствием чужих прикосновений, то ли наоборот всё ещё нервничая. Винсент перевёл на неё остающийся спокойным взгляд.
     - В чём дело?- со всей очевидностью, сарказм и откровенное презрение к «вершинам моральных устоев» его, в отличие от рыжеволосой, нисколько не задевали.

Отредактировано Vincent Valentine (2015-11-12 14:53:34)

0

47

Феррис не заметила на себе внимательного взгляда алых глаз незнакомца. Девушка была излишне увлечена картиной и своими воспоминаниями, при том совершенно забыв о настоящем, пока переживала внутри себя трагедии прошлого. Ей вообще казалось, что ее, навязавшуюся со своими принципами, теперь должно быть не видно и не слышно, а потому никакого внимания она не ожидала, точно так же, как и запоздалого ответа. Феррис совершенно ожидаемо вздрогнула, как только услышала голос. Сначала женский, все так же фыркающий и недовольный, словно плюющийся ядом куда ни попадя. Феррис уже по первой фразе поняла, что хорошего от изречений незнакомки не стоит ожидать, а в дальнейшем она лишь утвердилась в этом умозаключении. Рыжеволосая неслышно фыркнула и промолчала, продолжая созерцать то, что привлекло ее внимание. Впрочем, несмотря на неодобрение подачи помыслов незнакомой бандитки и ее личное мнение насчет остальных, Феррис не подавала голос, не останавливала ее и слушала. Почему? Наследница состояния ее отца, владельца сети крупных гостиниц в Косте и Вутае Филиппа Вернера, Феррис не была идеальным шпионом, мастерским бойцом или умелым в чем-либо агентом. У нее за плечами были лишь истории о предательстве и какое-то правильное с точки зрения морали воспитание в мозгу, несмотря на страхи прошлого. Возможно, как на предположила, черноволосая не могла выражаться иначе, а вопрос был важным. Не стоило оставлять такое без внимания и списывать со счетов острую необходимость чего-либо. В конце концов, она и «плащ» позиционировали себя не как изуверов каких-нибудь. Если это что-то было важным, она продолжит, несмотря на несколько заносчивую тишину… Только вот планам Феррис не суждено было сбыться и надавить на «жертву» гнетущим молчанием. Тишину разрушил самый молчаливый из всех троих.
К кому из девушек он изначально обращался было не ясно, и Феррис даже не сразу поняла о чем он и почему. «Не стоит беспокоиться? Это он о той девушке что ли и ее просьбе? Она беспокоится и у них есть какая-то своя история?» - Феррис обернулась на звук, но взгляд был адресован ей, как и ложился совместо с ним смысл слов. «Действительно понимаете мотивы? Но почему сейчас?» У Феррис не было причин сомневаться в словах мужчины, но он все так же оставался для нее непонятной загадкой. И она не знала, стоит ли что-то говорить? Феррис моргнула, удивленно глядя на мужчину, но потом тот переключил внимание на другую, именно этим разрушив план понять просто так вторая беспокоит их, или действительно ей есть что важного сказать.
- Возможно, это просто очередная издевка. – Рыжая едва заметно нахмурила брови, стараясь не показывать недовольства. Но оно было. Даже несмотря на желание поступить благородно и услышать уже, наконец, из-за чего весь этот сыр-бор. – От вашей пленницы сегодня сыплются лишь они.
Фер покачала головой и скрестила руки на груди. Она внимательно смотрела на остальных, прислонившись лопатками к стене.
[NIC]Ferris Verner[/NIC]
[STA]npc-персонаж[/STA]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i607/1510/e2/df90a3fe27a0.jpg[/AVA]
[SGN]Информация о персонаже: Ferris Verner
Инвентарь: меч, 5 метательных ножей в перевязи на бедре [/SGN]

0

48

Почему-то Харли полагала, что зацепить Рыжую будет проще. Потому как Рыжая велась и реагировала на ее слова. Даже сейчас Харли видела, что та слушает, даже не поворачивая головы. Как минимум девица молчала. А вот то, что отреагировал Молчун, да еще и задал ей вопрос. Харли перебежала взглядом с девушки на мужчину, едва дрогнув уголками губ, чтобы искривить их в улыбку. Рыжая еще что-то тявкала со свойственной ей надменностью, но все же в помыслах Харли осталась запасным вариантом, если сейчас не выгорит с тем из них, кто, казалось, задал более ровный и спокойный тон.
- У меня, в сущности, вполне выполнимая просьба. – Ответила она, интонацией, будто бы ехидно огрызнувшись на слова другой девушки. – Коли руки у меня связаны, а по карманам моим ты прошелся, то не мог бы ты достать или вернуть мне пачку сигарет? И поджечь одну? Мне крайне неловко об этом просить, но, боюсь, я не могу помочь себе сама. А зависимость, тем временем, не дремлет. – Гордость, порой, не лучшее качество, но Харли старалась смягчить уколы обиженной положением вещей гордости. Для подтверждения своих слов она потрясла связанными руками.
- Будьте людьми хотя бы в этом. – Добавила она.
- Я, скорее всего, даже заткнусь. – Снова поддела она Рыжую, не глядя на ту. – …ну, по крайней мере, пока мне не захочется пописать.
На последней фразе бандитка улыбнулась шире, но уже отвернулась в сторону Рыжей девицы. Ей, отчего то, начинало даже нравиться ее положение и возможность подначивать куриноголовую. Они же ее не бросят тут, а значит, будут слушать.
Потом что-то привлекло внимание Харли, завозившись среди обломков. Темная шерстка и голый хвост безошибочно помогали установить, что это вернулась та самая испуганная крыса. Харли отчего-то нашла у себя с ней больше общего, чем с остальными. Крыса хотя бы была естественной и не пыталась скрыть истину, прикрываясь красивыми словами.

+1

49

     Рыжеволосая не ответила, что объяснялось её искренним удивлением, но сказанное услышала и, кажется, немного расслабилась на этот счёт. Теперь она не задавала Винсенту вопросов, но право говорить в целом себе вернула. Это его вполне устраивало. Странно было бы заставлять молчать – пусть и не напрямую – именно её, а не бандитку, совершенно в этом не ограниченную. Винсент с одинаковым вниманием слушал обеих девушек, говорящих одновременно друг с другом и с ним, но сам предпочитал, когда требуется, отвечать им отдельно. Общаться с незнакомыми людьми было по-прежнему непросто.
     «Я бы не стал утверждать»,- это он не озвучил, оставив только в мыслях. Рыжеволосая тоном и позой демонстрировала недовольство не то манерой речи бандитки, не то тем, что недавний монстр не препятствует ей говорить дальше. Кажется, ответ и не требовался, но Винсент не произнёс его вслух потому, что не хотел акцентировать внимание одной из «шакалов» на том, что не все её слова воспринимаются как бессмысленный сарказм. Он знал, что девушка может выражаться иначе, как сразу после лечения материей, а нынешнюю браваду относил к защитной реакции, вполне объяснимой в её положении. Вопрос в том, может ли она снова отвечать по существу, точнее, захочет ли.
     «Будьте людьми?»- Винсент слегка приподнял брови. Он сам – понятно, а чем рыжеволосая могла заслужить «титул» нелюдя, если стремилась спасти бандитку от зубов чудовища и была здесь только для того, чтобы убедиться, что с ней не поступят несправедливо? Тем не менее, похоже, что для «шакала» они двое были единой вражеской командой с общей целью. Правда, атаковать она предпочитала именно недавнюю «спасительницу», продолжая задевать её словами и предлагая условие своего хотя бы временного молчания. Возможно, заодно она старалась выяснить, насколько сильно способны разойтись мнения врагов насчёт неё – для начала в этом вопросе. Но вряд ли бандитка не понимала, что именно ей в данный момент что-то нужно, а её молчания при необходимости можно добиться и иначе.
     - Ваши сообщники,- Винсент говорил о «шакалах» как о выживших, хотя и не был уверен, что им удалось уйти.- Они убьют тех двоих или предпочтут максимально быстро скрыться?- вопрос о Стивенсоне и его напарнике был задан так, будто ответ на него напрямую относился к озвученной просьбе. Возможно, и относился – к тому, будет ли она исполнена. Винсент, сохраняя непроницаемость лица и голоса, наблюдал за реакцией бандитки. Это действительно могло кое-что сказать о ней.

Отредактировано Vincent Valentine (2015-11-14 01:46:26)

+1

50

Вопрос, адресованный ей, показался Харли странным и застал ее врасплох. Она не сразу поняла к чему тот был задан и какой подтекст имел, а потому воззрилась растерянным взглядом, правда не на мужчину а на рыжую девицу, ибо смотрела в тот момент на нее. Растерянность была не полной, но что-то сбило ее с толку и заставило задуматься. Нет, Харли не строила сложных схем и не искала подтекстов словам в своей голове, а так же не проводила аналогий или высматривала скрытого смысла. Девушка действительно обдумывала услышанное, поворачивая взор снова к мужчине.
«С двоими? Он сказал с двоими? Заложниками? Ребята скрылись от него и живы?» - Уже дано она хотела выяснить живы ли ее сообщники, но разговор тогда не завязался. И что же теперь? Совершенно неожиданно опять разговор зашел об этом.
На лице Харли можно было заметить заинтересованность, которую она скрыть не смогла, как ни старалась.
- Они живы? – Возвращая лицу прежнее выражение поинтересовалась она. – Я думала мертвы, раз ты здесь и сказал, что был там.
Рассуждение вслух. Это рассуждение натолкнуло ее на мысли о том, что вопрошающий может быть не честен и верить ему на слово тоже не стоит. Что-то такое промелькнуло в серых глазах. Этакое, с холодком.
- Откровенно говоря, я понятия не имею, потому что здесь важны детали, которых у меня нет с твоих слов.
Она пожала плечами, но все равно понимала что какой-никакой ответ от нее ждут. Этот ответ у нее был. Харли полагала, что если она скажет об этом, то не повредит никому, потому что выкуп за заложников «Шакалы» точно просить не будут, это не их ремесло.
- Если они взяли заложников, то вряд ли будут с вами торговаться. От заложников избавятся, но может быть и не убьют, если те ничего не поняли толком. На меня менять не станут, тут, как с выкупом, опасность выше предполагаемого бонуса. А вот с вашим продажным другом все может быть серьезнее.
А еще нужно было не сболтнуть лишнего. Она недавно говорила, что это ее первое дело.
- Его вопрос будет решать другой человек. – Она покачала головой, словно бы надеяться не стоило. – Таких людей, как он, там не любят. Им нельзя доверить спину, а отпустить их тоже может быть опасным.
Она говорила, но лукавила. В отличие от произнесенного, Харли точно знала, что сами ребята избавятся от Стивена, или как его там, если он имел глупость навязаться за ними и кинуть своих же. Они используют его чтобы отбиться и решат с ним по-тихому. И Харли и остальные трое были не новичками и прекрасно знали босса, чтобы не приводить ему всякий сброд и не создавать лишних проблем уборки трупов. А кроме того, все четверо имели шкурный интерес и не желали бы иметь такого человека рядом в серьезных делах. Хотя…даже в мелких Харли отказалась бы от его помощи. Нет, судьба Стивена была для нее очень ясной.
На этом Харли замолчала, выжидая последующих действий собеседника. Девушка не скрывала, что чего-то ждет, но не обманывалась: возможно, удовлетворив свой интерес он не удовлетворит ее просьбу. Ну и пусть так, просто она поймет с кем имеет дело и чего ждать или не ждать. По крайней мере, оставалась еще рыжая Мисс Принципиальность, которая хоть как-то реагировала на нее, оставляя надежду на нахождение действенного подхода к ней.

0

51

     Бандитка действительно проявила себя способной вести разумный диалог, не играя ни в гордое молчание, ни в озлобленного пленника. Это была одна из главных вещей, которые Винсент хотел узнать. Бурной реакции он и не ожидал, но отметил как немаловажную деталь неравнодушие к банде, с которой она была, по собственному утверждению, только в сегодняшнем нападении на склад. На краткое время изменилось выражение лица, а после девушка спросила о своих сообщниках. Какой бы ровной и ненавязчивой ни была интонация, сам факт вопроса уже показывал заинтересованность. Самообладание она демонстрировала и раньше, равно как и отсутствие сентиментальности или высоких принципов о ценности любой жизни. Как минимум она успела немного узнать этих людей лично, а возможно, регулярно принимала участие в их делах. Ко всему прочему, именно ей доверили цель сегодняшнего ограбления – материю. Странно было бы доверять не проверенному человеку такое ответственное задание, особенно для настолько организованной банды. Появление противника стало для них неожиданностью, но реакция выглядела как заранее продуманный план на случай непредвиденных обстоятельств. Почему никто не сопровождал новичка, уезжающего с ценным грузом, или вовсе не сменил его в этой ситуации, оставив у склада с остальными, тем более зная, что он умеет и стрелять? Нет, они действовали чётко: девушка увозила материю, все остальные прикрывали её отход. Вряд ли у кого-то были сомнения в том, куда именно она доставит украденное. Можно, конечно, предположить, вспомнив их легкомысленные разговоры, что новичками были все четверо, но в это попросту не верилось. Группа выглядела слаженной, а все без исключения бандиты – опытными. Единственным, кто паниковал, был информатор, а потому не составляло труда представить, как вёл бы себя человек, не сталкивающийся с подобным раньше. Вывод: как бы она ни стремилась показать обратное, оставался немалый шанс того, что бандитка знает что-то и о двух других ящиках материи.
     Винсент слушал, ничего не упуская и ничуть не меняясь в лице. Свой вопрос он задал не из-за возможности запросить выкуп, но любые слова девушки могли оказаться полезными. Кроме подчёркивания собственной малой значимости и осведомлённости в них содержался намёк, что бездумными убийцами она и её сообщники не были. Они открыли огонь даже по единственному противнику, тогда ещё не зная его нечеловеческих способностей, но, вероятно, именно потому, что он сам обозначил себя как угрозу их планам. В очередной раз уснувшего охранника, даже не видевшего ничего из происходящего, не тронули раньше, могли оставить в живых и сейчас, не видя в нём угрозы. Кроме того, вряд ли в перестрелке уцелели шины всех трёх оставшихся машин, а сами «шакалы» были в далеко не лучшем состоянии, так что возможностей унести с собой и это бесчувственное тело у них осталось немного, даже будь в этом какой-то смысл. Что касается информатора... по сути, Винсент знал, на что может обречь его, и считал, что Стивенсон сам сделал свой выбор – он должен был подумать не только о выгоде, но и о риске, на который идёт. Это не значит, что Винсент не оставил бы Стивенсона в живых, если бы это зависело от него. Возможно, это было просто ошибкой молодости, о которой тот сейчас сожалел, возможно, Рив бы не только выслушал его, но и дал второй шанс, не исключено, что даже по-прежнему в ОВМ, пусть и в менее ответственной должности. Винсент не стал бы осуждать это решение, но вряд ли смог бы когда-то довериться этому человеку при всём его раскаянии. У склада Стивенсон видел своих в «шакалах», именно он, несмотря на шок, бросил дымовую шашку, не задумываясь о том, чью сторону принять в грядущем бою. Это и был выбор, чётко отделивший его от ОВМ в сознании, и Винсент не сожалел, что обошёлся с информатором не бережнее, чем с его сообщниками. Услышав мнение бандитки об этом, он только качнул головой вслед за ней, но удивления не показал, да и не почувствовал.
     От размышлений ненадолго отвлёк телефон, беззвучно известив о новом сообщении. «Будем в течение получаса»,- как и следовало ожидать, ответ пришёл быстро, не меньше впечатляла и обещанная оперативность в поиске пути среди полутьмы и руин. Точнее, впечатляла бы, если бы Винсент не был привычен к умению Рива оказываться в нужном месте и в нужное время. Он убрал телефон в карман, снова переводя взгляд на собеседницу.
     - Возможно, живы,- подтвердил Винсент, в свою очередь не проигнорировав вопрос бандитки и считая нужным отнестись к нему со всей серьёзностью и честностью, несмотря на неуверенность в последнем с её стороны.- Я бы сказал, шансы у них определённо оставались. Как минимум у того, что не потерял сознание,- тогда, несмотря на стремительно перестраивающуюся форму, он уловил чей-то голос и шорох за спиной, но предпочёл даже не оборачиваться, считая приоритетным догнать байкера, а не разобраться с остальными. Неторопливо приближаясь, Винсент продолжал следить за её реакцией. Опустившись на колено рядом, он достал пачку сигарет и зажигалку, возвращённые в карман бандитки после обыска, стараясь как можно меньше касаться её через одежду. Если девушка хотела проявить нетерпение и вернуться к прежней манере поведения, это должно было показать ей, что вопрос может стать последним, и даже без ответа на него она получит то, о чём просила. Извлечённую из пачки сигарету он, покосившись на связанные руки бандитки, предложил ей самой взять в зубы, после чего осторожно поджёг кончик.- А ваша дальнейшая жизнь? Как вы её видите?- теперь Винсент с тем же серьёзным спокойствием прямо смотрел ей в глаза – чуть ближе, чем с расстояния вытянутой руки.

Отредактировано Vincent Valentine (2015-11-15 00:34:53)

+1

52

Собеседник внезапно отвел взгляд и полез в карман, очевидно у него сработал телефон. При желании, можно было услышать специфический звук вибрации, но Харли предпочитала не отвлекаться, разглядывая крысу и лишь боковым зрением отмечая что «плащ» завозился. Харли ничего не ответила на это, ожидая совсем других вещей. Поглядев на экран, впрочем, мужчина вернулся к их разговору, в котором девушка была заинтересована больше.
А разговор их пошел о ее сообщниках, о судьбе которых до сего момента оставалось ничего не известно. Бандитка не отвлекалась от созерцания копошащейся крысы, но слушала собеседника и все, что могла услышать. Информация ей не понравилась, потому что говорила очень мало. Никакой конкретики. И никаких признаков того, что это вообще искренне.
- Хах, - усмехнулась она, - то есть, ты их там просто бросил и не позвал никого на подмогу? Звучит странновато.
Харли не скрывала своих вопросов и скептицизма по отношению к полученной информации, но утверждать ничего не стала.
«А было ли это на самом деле и были ли люди в опасности? Может быть, он хочет, чтобы я думала так, что они живы или о том, что их могли повязать, а их общую информацию проверять поодиночке, сопоставляя процент разнящихся фактов и выявляя ложь? Хах, умно конечно. Только вот зачем об этом говорить? Может быть пытается понять насколько меня волнует их жизнь?»
Харли на некоторое время замолчала, обдумывая все это, а ее собеседник наконец подошел и, присев рядом, стал искать злополучный карман с предметом ее зависимости. Спрашивать о чем-то большем, относительно остальных «шакалов» Харли считала необдуманным и глупым, ведь ей ответили столько, сколько посчитали нужным. Зато она могла поближе осмотреть его с этого ракурса, и не стеснялась, делая это. Иногда столь прямой взгляд, словно рассматривающий под увеличительным стеклом, обескураживал людей и заставлял их задаваться вопросами, или же был неприятен. А между тем, мужчина, к облапываниям которого Харли уже почти привыкла за время, проведенное у него на руках в связанном состоянии, нашел искомое. Харли увидела в его руках начатую пачку сигарет и свою зажигалку. «Отлично». – Хмыкнула она и ухмыльнулась, но ухмылка ее отдаленно напоминала оскал, в котором не хватало только ряда острых зубов. Не мешкая она цапнула и обхватила губами сигарету, предвкушая как в скором времени дым наполнит ее легкие. – Благомфдарю. – Промычала девушка, которой нормально разговаривать мешал зажатый в зубах предмет, а потом подождала того знаменательного момента, когда она, наконец, сможет сделать первую затяжку.
И это вскоре произошло.
Специфический на запах дымок наполнил ее легкие, побуждая откинуться и расслабиться, при том так что она даже прикрыла глаза. Да, Харли желала бы проверить крепость своих пут, но только после того, как насладится моментом. И наслаждаться она предпочитала в тишине. Ее собеседник отчего-то захотел продолжить разговор, задавая какой-то до обидного смешной вопрос о будущем, которое она видит. Иногда такие глупые вопросы задают на собеседованиях при приеме на работу, при том у соискателя есть стойкое желание врезать в нос вопрошающему. Здесь же Харли помнила о предоставленной сигарете и сдержалась от того, чтобы вспылить как-то особенно бурно и прекратить общение вовсе. Учитывая их ситуацию и очевидный исход, вопрос показался издевкой. Ну, неужели он не мог сам додумать что ее ждет потом? И зачем было заставлять ее отвечать?
- А ты, блядь, не догадываешься. – Хохотнула она, стараясь сжать зубами сигарету пока говорила. Взгляд ее был полон очевидности и показывал, что вопрос девушке не понравился. «Подумать только, когда-то я охраняла порядок в городе, а теперь сама отправлюсь туда, где надлежит быть нарушителям. Рядом с насильниками, убийцами и ворами. Большой карьерный рост, ничего не скажешь…» Впрочем, больше она ничего по этой теме не сказала, предпочтя умолчать о своем прошлом, перевести разговор в иное русло и заставить чувствовать неловкость другого, а не себя. А еще теперь можно было и проверить на крепость все те навязанные провода, которыми ее обвязали. Она попыталась двинуть руками. Впрочем, к несчастью связана была крепко и мужчина явно был в этом деле не новичком.
- Да уж, похоже ты часто вяжешь девушек проводами. – Сказала она то, что зароилось в мыслях, без утайки и с некоторым намеком. – Ну и как? – Саркастический вопрос, при том сарказм этот был явно защитным и спровоцированным недавним вопросом. – Понравилось? Готова поспорить, что ты рад был меня еще пощупать.

+1

53

…И вот он, очередной сарказм.
Феррис наблюдала за этими двоими, стоя чуть поодаль. Она видела как «алый плащ» исполняет просьбу и как задает своей пленнице вопросы, а так же то, как та на них отвечает. Рыжей вообще показалось, что с ним бандитка разговаривает куда сдержаннее, чем с ней. Причин подобного поведения Фер не искала, но это ей не понравилось. Впрочем, милая беседа продлилась недолго и вскоре темноволосая снова начала скалиться и показывать характер. Более того, намеренно или нет, но выдохнула сигаретный дым бандитка прямо в ее сторону, отчего приязни со стороны Феррис к ней становилось еще меньше. Рыжая даже закашлялась, а потом разогнала воздух перед лицом рукой.
- Я же говорила. – С укором бросила мечница, разворачиваясь и отдаляясь от остальных двух. Если незвестным монстрочеловек хочет нянчиться с хамкой, то пусть делает это. К тому же, Феррис обещалась не мешать.
Девушка не покидала их насовсем, но отошла в сторону, избавившись от нужды стоять столбом и наблюдать. Довольно быстро глаза ее нашли большой кусок разваленной стены, на который можно было спокойно присесть поодаль. Что рыжеволосая и сделала. «Нужно дождаться обещанных представителей власти и уходить. Я тут совершенно очевидно лишняя».
Феррис немного поругала себя, в потом и вовсе устала смотреть за этими двоими. Вслед за этим осознанием, она откинулась назад, удобно располагаясь на спине с мечом, на грязную плиту спиной и уставилась на небо, рассматривая мерцающие звезды сквозь отсутствующую крышу дома. Здесь, вдалеке от огней города, звезды были ярче. Феррис задумывалась и о том, что слишком расслабилась, позволяя себе отвлечь внимание, но отчего-то голоса, поведение и весь разговор тех двоих неизвестных, убеждал ее все больше в том, что это можно сделать. Осторожность еще покалывала ее и она прислушивалась к разговору, но все же… подобное можно было считать каким-то показателем доверия с ее стороны. Но это не отменяло того, что при длительном молчании, звуке выстрела или еще каком-нибудь напрягающем стечении обстоятельств, она не поднимется. Ради своего успокоения Феррис вынула один из ножей, которым поигрывала в руке отчасти просто так, а отчасти готовясь защищать свою жизнь в случае необходимости куда быстрее, чем это могло было бы быть в ином случае.
[NIC]Ferris Verner[/NIC]
[STA]npc-персонаж[/STA]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i607/1510/e2/df90a3fe27a0.jpg[/AVA]
[SGN]Информация о персонаже: Ferris Verner
Инвентарь: меч, 5 метательных ножей в перевязи на бедре [/SGN]

+1

54

     Выражение благодарности со стороны бандитки стало неожиданностью, но подтвердило прежние догадки о ней. Возможно, она действительно недолго была преступницей, раз сохранила способность говорить разумно и без лишних слов. Тогда, возвращаясь к её первому или не первому заданию, собранность и навык стрельбы она могла получить как раз в той «прошлой жизни». Задавая вопрос о будущем, Винсент не собирался настаивать на каком бы то ни было ответе, главным было вызвать у девушки соответствующие мысли. По всему, что выяснилось о ней, он предполагал, что шанс стать законным человеком у неё остался – будь на то желание. Но, кажется, сейчас она совершенно не хотела думать о возможных вариантах развития событий, расслабленно наслаждаясь полученной сигаретой и восприняв его слова именно как вопрос для ответа вслух, а не размышления. Винсент, снова стараясь не досаждать неприятными прикосновениями, вернул её вещи на прежнее место. Тем не менее, бандитка всё же предпочла высказаться об этом.
     - Нет,- ровно ответил он сразу на всё озвученное, неспешно выпрямился и отошёл, перестав проявлять к ней интерес.
     Рыжеволосая устроилась на оставшейся части стены, видимо, стремясь оказаться подальше от источника дыма и сарказма. Недавно она даже закашлялась. Винсент был не столь восприимчив к этому – общаясь с Сидом, не приобрести определённую привычку было невозможно. Он сдержался, чтобы не попросить её снова накинуть капюшон. Не стоит быть настолько подозрительным, темнота скрадывает даже яркие краски, да и ждать осталось недолго. К слову об этом...
     - Они прибудут раньше, чем я рассчитывал. В течение получаса,- сообщил Винсент, снова прислоняясь к стене рядом с разбитым окном. После недолгого колебания он продолжил, по-прежнему обращаясь к рыжеволосой:- Если вы ранены, можно воспользоваться материей. Мне стоило спросить раньше.

0

55

Звезды мягко мерцали в ночном небе, успокаивая и умиротворяя девушку более чем полностью. Феррис слегка удивилась прекращению общения остальных, но в целом не сказала по этому поводу ничего. Она была последовательная и лезть без надобности ни к кому ей не стоило. Тем более, что ее все равно не слушали и ей не интересовались. Пугающих интонаций не наблюдалось. Даже наоборот. Вопрос задали ей.
«А точно мне? Похоже на то…»
- Ясно. Это хорошо. – Ответила она, не отрывая взгляда от огоньков в высоте. Там было неизменно спокойно, ночь от ночи, за исключением той, когда падал Метеор, разнесший самый крупный из городов, в руинах которого они сейчас находились. – Мое самочувствие вполне умеренное. Есть ссадины, но ничего более серьезного.
Она не знала нужно ли ей исцеление материей и стоит ли тратить на это силы.
Рыжая поднялась и снова села, осматриваясь в пространстве. Пленница была на месте,  а вот незнакомец снова вернулся к окну. Теперь уже Фер воззрилась на мужчину, но ничуть не обидевшись, что ее оторвали от созерцания неба.
- Я не знаю, стоит ли оно того.
Внезапное проявление скромности было наверняка глупым, но она говорила как думала.
- Мне повезло ничего не сломать и не свернуть себе шею. Куда больше, чем многим. Особенно здесь… когда-то.
По ее ощущениям действительно ничего серьезного. Тело болело, но не похоже на то, будто было изломано. Ушибы, синяки… это проходит.
[NIC]Ferris Verner[/NIC]
[STA]npc-персонаж[/STA]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i607/1510/e2/df90a3fe27a0.jpg[/AVA]
[SGN]Информация о персонаже: Ferris Verner
Инвентарь: меч, 5 метательных ножей в перевязи на бедре [/SGN]

0

56

«Пффф…» - Отреагировала Харли на жест рыжеволосой, ее слова, кашель и уход из ситуации в целом. Сказать ей было нечего, но эти напыщенные жесты провоцировали вот такой вот мысленный взрыв возмущения.
- А, значит все-таки задела и что-то в этом есть. Быстро ты. – «А, ведь, нормально же общались…» Харли отреагировала циническим сарказмом на отвержение любых попыток продолжить разговор. Сохраняла лицо и не стремилась набрать баллов в положительную сторону. И зачем было создавать хорошее впечатление перед тем, с кем она больше не увидится? Он захотел уйти – она не собиралась держать. Тем более, что у нее было чем заняться и сигарета отвлекала.
Между делом, их общая знакомая крыса снова скрылась от движущихся людей. И на этот раз насовсем. А люди, тем не менее, продолжали общаться между собой. «Плащ» перестал разговаривать с бандиткой, самоустранившись подальше, подобно потревоженному пауку, но не замолчал вовсе. Мужчина переключился на другую девушку, очевидно найдя с ней намного больше общего, чем со своей пленницей. И о чем же он спросил? «Как банально…» О том, не помочь ли ей чем. «Очень своевременно. Да уж, ребята, с вами не соскучишься»
Харли в последний раз обратила на них свое внимание, добивая все то налаженное общение контрольным выстрелом сарказма:
- Боже, боже. Я растекусь сейчас соплями умиления… - Выдала она, явно ухмыляясь и пытаясь поддеть. – Вы опять за свое и расшаркиваетесь глупыми жестами далее. Лучше сразу поцелуйтесь, она по-моему только того и ждет.
Видела Харли все эти взгляды и слышала рыжеволосую. Хотя умозаключение ее было преждевременным и больше преследовало цель прыснуть ядом и как-то прекратить все эти их заунывные приторные жесты в обоюдном направлении друг друга. При том они действительно дополняли друг друга и как-то умудрялись поддерживать разговор, что грозило бандитке очередным выслушиванием потока всего этого дерьмеца.
Хотя, какой-то прок с этого был. Она узнала, что ждать ей здесь своей участи не так долго, чтобы совсем очуметь от этих двоих и войти в их партию доброты. А там уж как будет.

0

57

     Винсент чуть склонил голову, принимая позицию рыжеволосой насчёт лечения. Окинув её взглядом, он мысленно подтвердил, что серьёзных повреждений не видит, да и двигалась девушка свободно. А вот в её дальнейшей судьбе могло и не быть такого везения, учитывая обострённое чувство справедливости. Он был против того, чтобы кого-то к чему-то принуждать, особенно принуждать жить не по своим принципам, но ощущение, что эта жизнь на развалинах не совсем её жизнь, не покидало. Тем не менее, Винсент не считал, что имеет право спрашивать, кто она и как здесь оказалась, не отвечая на аналогичный вопрос о себе. «Значит, остаётся только ждать»,- подытожил он, отводя взгляд.
     Снова заговорила бандитка. И если предыдущие попытки съязвить Винсент пропустил, сейчас он был вынужден признать, что нынешних слов предпочёл бы не слышать не только по причине отсутствия в них сколько-нибудь ценной информации. Разумом он понимал, что это всё тот же бессмысленный сарказм, но мысли на него отозвались – достаточно было слушать. Тема была неприятной, одной из тех, что он стремился избегать. Винсент не пытался оправдать себя тем, что не мог ничего изменить. Мог и должен был. Но именно он продолжал жить, навсегда теряя людей, могущих стать близкими... впрочем, едва ли он позволил бы себе то, чего, по глубокому убеждению, не заслуживал.
     Мгновение он не двигался, чуть прикрыв глаза и болезненно нахмурившись – высокий ворот плаща не мог скрыть всего. Но вскоре Винсент поднял голову, заставляя себя вернуться в реальность. Он обратился к бандитке не резко, но с холодностью, которую она уже слышала недавно в единственном до сих пор выражении его нежелания слушать о передвижении задержанной собственными ногами.
     - Не имею понятия, что заставило вас так думать насчёт моих действий по исполнению вашей просьбы и прикосновений к вам в целом. Именно вы снова и снова поднимаете эту тему. Что касается остального – если вам необходимо средство, чтобы не видеть и не слышать то, что происходит рядом, скажите об этом прямо.

Отредактировано Vincent Valentine (2015-11-15 18:41:23)

0

58

«Ч-ч-что?!!» - Феррис чувствовала как от неожиданного предположения не знает куда себя деть: то ли закипеть и сорваться на хамоватую девицу, то ли испытать смущение. Впрочем, за нее свои слова почти сразу же сказал мужчина, который избавил Феррис от нужды реагировать молниеносно. Конечно же, рыжая хотела что-нибудь сказать, но после высказанного уже было бесполезным переходить в наступление на бандитку, а стоило дождаться ее ответа на уже сказанное, если таковой вообще будет.
- Вы, кажется, обещались вести себя так, чтобы вас не было слышно. – Напомнила она изошедшей на сарказм пленнице. – Похоже, вы совершенно непоследовательны.
«Или жалки, потому что крыть вам больше нечем и вы беситесь почем зря, изливая свой яд». – Продолжила Феррис уже мысленно. Рыжеволосая смотрела на вторую участницу событий все так же холодно и без симпатии, которая совершенно улетучилась. Одного она не стала делать, не стала озвучивать свои мысли, чтобы не подкармливать этот поток сарказма и ненависти. «Похоже, мы вас сильно раздражаем. Но вам просто придется смириться с положением дел». – Подытожила Феррис сама с собой, уверяясь в правильности своего поступка. Не нужно было обсуждать с пленницей это, провоцируя новые выпады. Вот и все.
После этого девушка замолчала. Она не знала, стоит ли теребить незнакомца, что показался ей каким-то недовольным. И что ему сказать, и о чем спрашивать. Хотя нависающая тишина означала победу бандитки над ситуацией… Разве что…
- Как вас зовут? – Неловко разорвала тишину Феррис. – Это следовало сделать раньше, конечно. Имя-то у вас есть? Я - Феррис, можете обращаться ко мне так. Не хотелось бы быть бестактной и не обращаться по имени к вам.
Она не стала пояснять о том, что не желала играть на руку курящему у стены скоплению сарказма. Это, пожалуй, было итак понятно. Рыжеволосая назвала свое имя первой, считала, что так несколько облегчит возможное неудобство и сразу лишит необходимости повторять ее вопрос. В сущности, это был не такой уж не важный жест приличия, чтобы о нем забывать. Хотя и принуждать никого ни к чему не хотелось.
[NIC]Ferris Verner[/NIC]
[STA]npc-персонаж[/STA]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i607/1510/e2/df90a3fe27a0.jpg[/AVA]
[SGN]Информация о персонаже: Ferris Verner
Инвентарь: меч, 5 метательных ножей в перевязи на бедре [/SGN]

+1

59

Стоило ли что-либо отвечать? Наверное, нет. Очень запоздало, но мужчина ответил ей, явно ожидая после ответа от самой Харли и призывая к нему. Однако бандитка сделала лишь очередную затяжку. Кто бы что не говорил теперь, а она добилась своего. Тишина повисла в воздухе и все стали обдумывать сказанное ей. Оба злились, и каждый делал это по-своему: Харли видела, как они хмурятся, как рыжеволосая борется с желанием сказать что-то ей в ответ и возмутиться, а обладатель красного плаща, который еще недавно был настроен на беседу, снова «закрывается». И все бы ничего, Харли бы получила то, что желала, если бы рыжеволосой не взбрело в голову снова открыть пасть.
«Ну, начинается… Я же просила вас перейти сразу к концу вашей пьесы, а не к ее началу…»
Сизый дымок вырвался изо рта Харли, которая думала: вставить ли ей свою реплику в происходящее, или сидеть смирно.
«А вдруг они все-таки закончат и расползутся по своим углам?» - Все не сдавалось что-то внутри нее, теша себя надеждой.
- Да вы продолжайте, продолжайте свой фарс. Зрители связаны, у них нет выбора.
Впрочем, несмотря на эту защитную реакцию сарказма, из разговора Харли действительно почерпнула нечто важное. Как минимум, рыжая назвала свое имя. Харли, конечно, могла быть полной стервой и сыграть на этом, выдав еще что-нибудь саркастичное по поводу этого, но она неожиданно притихла и остановилась на уже сказанном. Сейчас ее заинтересовало то, что ответит мужчина. Прямо таки жадно интересно. Вмешиваться в ситуацию, где от него требовали конкретного ответа, бандитка не стала. Возможно, пошлет эту рыжую тактично, но далеко-далеко? Вот это действительно было бы занятно.
Очень внимательно на него смотрели две пары серых глаз. И каждые ждали своего.

0

60

     Видимо, со стороны бандитки, как и предполагалось, бессмысленно было ожидать чего-то вразумительного. Получив свою сигарету, она вернулась в прежнее состояние потока сарказма, сопровождающего чужой разговор, вполне логично не видя смысла продолжать играть в разумного собеседника. Или хотя бы исполняющего собственные слова, как верно заметила рыжеволосая. К слову о последней, она перестала реагировать излишне эмоционально, похоже, осознав, что не добьётся со стороны бандитки ничего, кроме новых попыток задеть её. Винсент в свою очередь снова решил попросту игнорировать «реплики из зала». Стоять, прислонившись к стене и привычно скрестив руки на груди, было вполне удобно, чтобы подождать необходимое время до появления сотрудников Рива. Но тишина снова воцарилась ненадолго.
     На сей раз молчание нарушила рыжеволосая. Винсент взглянул на неё с некоторым удивлением в качестве единственной выраженной эмоции, но тут же слегка нахмурился, услышав в продолжение «Имя-то у вас есть?». Похоже, несмотря ни на что, девушка не могла окончательно определить, монстром или человеком он был. Винсент не винил её. В нём жило одновременно несколько сущностей, включая человеческую, и с лёгкостью дать объяснение того, чем он является, мог разве что сумасшедший учёный. Для большинства сочетание чудовища и человеческого разума вряд ли казалось возможным в принципе. Внешность, теоретически человеческая, но на деле пугающая немногим меньше демонов, и малое количество проявляемых эмоций также в этом не помогали. Но, как бы это ни выглядело, способности чувствовать в целом Винсент не утратил, плюсом это было или минусом.
     В любом случае, подобных ему существ в ОВМ не было, а значит перепутать его с другим будет сложно уже тем, кто видел его вблизи. Имя же было гораздо более заурядным, чем внешность, данным когда-то обычному человеку при рождении. Таким образом, Винсент не видел причин скрывать его, пусть собеседнице осталось недолго испытывать неудобства от того, что варианты обращения к нему ограничены. Но ответить в целом заставляла вежливость – желания продолжать разговор и демонстрировать что-то бандитке он за собой не наблюдал. Со стороны Феррис также чувствовалась неловкость, но она нашла достаточно веские причины, чтобы заговорить, несмотря на это.
     - Винсент,- он едва заметно повёл плечом, будто добавляя: «Ничего особенного». И действительно, имя рыжеволосой звучало как куда более редкое. Но на него смотрели так, будто ожидали услышать нечто невероятно ценное и почти сакральное, а не обычное слово, которым можно обозначить встреченного монстра, если это вдруг потребуется. Причём смотрели обе присутствующие девушки.- Вы полагали, что у меня может не быть имени?- Винсент смотрел на собеседницу, не обращая внимания на пристальный взгляд бандитки.

+1


Вы здесь » FINAL FANTASY: Echoes of the Lifestream » |» ЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » [07.09-08.09.2001] Когда хищник становится жертвой