Вниз страницы

FINAL FANTASY: Echoes of the Lifestream

Объявление





Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FINAL FANTASY: Echoes of the Lifestream » |» Уголок канона » FFVII: On the Way to a Smile (новеллы, текст)


FFVII: On the Way to a Smile (новеллы, текст)

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Нодзима Казусигэ

Последняя Фантазия VII
На пути к улыбке

1 - Дело Дензела
2 - Дело Тифы
3 - Дело Баррета
4 - Дело Юффи
5 - Дело Реда XIII
6 - Дело Шинры
7 - Поток жизни

0

2

Дело Дензела

       В прошлом Мидгар был разделен на две части — Верхний и Нижний город. Верхний город был основан на металлическом фундаменте, который называли плиты. Они находились высоко над землей, подпираемые прочными колоннами. Под плитами, там, куда не проникают лучи солнца, расположились Трущобы, хаотичные, но в то же время полные жизни. Люди думали, что так будет всегда — солнечный свет для тех, кто живет наверху и царство теней для тех, кто внизу.
       Четыре года назад, когда Поток жизни ударил мощным фонтаном из глубин Планеты, большинство людей думали, что Мидгару настал конец. Собрав все то, что горожане были в состоянии унести, они в спешке начали покидать город. Но они так и не смогли спокойно оставить «город стали» за спиной. Возможно, они сочли, что если будут жить рядом с этим монументом былого процветания, то однажды их жизнь станет в прежнее русло. Немного позже, рядом с Мидгаром был возведен новый город и имя ему дали — Край.

***

       Беря свое начало на окраинах Сектора 3 и 4, главная дорога города Край, уходила далеко на восток. Край был возведен вдоль этой дороги и затем со временем распространялся в северо-западном направлении. Это было довольно впечатляющее зрелище, если смотреть издалека. Большинство зданий были собраны из различного рода металлолома, который удалось выудить из разрушенного Мидгара. Край был насквозь пропитан запахом стали и ржавчины.
       Джонни бежал в кафе, вдоль главной дороги. Пункт его назначения был ничем особо не выдающимся заведением — пара столов и стульев, а также отдел, предназначенный для готовки простой и быстрой еды. «Небеса Джонни» — так назвалась эта забегаловка. Джонни позаимствовал это название у закусочной носящей имя «Седьмое Небо», что некогда была в Секторе 7. Джонни верил, что подобное название поможет достичь успеха в его начинаниях бизнесмена. Стоит отметить и то, что Джонни был влюблен в Тифу, хозяйку того бара, которая по сути была одной из важных причин, по которой в данное заведение захаживали люди.
       Спустя несколько месяцев, «Седьмое Небо» было разрушено из-за падения плиты Сектора 7. После этого инцидента Тифа открыла новый бар «Седьмое Небо», но на этот раз уже в городе Край. Возвращаясь к Джонни, стоит отметить, что после этого инцидента, он затерялся в толпе тех людей, что никак не могли определиться с тем, в какое направление стоит отправить их поезд жизни. В итоге Джонни переехал и причиной тому послужила Тифа, так как он был вдохновлен ее образом жизни. Однажды, предмет его переживаний не отвечающий взаимностью, станет для него базовой моделью, которой он будет подрожать и учиться у нее.
       «Я собираюсь жить также как и Тифа. Но, с чего мне начать? Точно! Я начну свой бизнес. Необходимо дать надежду тем людям, что сбились с пути.» — Это лишь наброски его начинаний относительно будущей закусочной «Небеса Джонни». Клиенты частенько слышали байки о «Перерождении Джонни», когда останавливались пропустить стаканчик, другой. Клиенты, заинтригованные его историями в итоге посещали Седьмое Небо в надежде увидеть «ту самую Тифу». Многие из них стали постоянными клиентами «Седьмого Неба». И прежде чем Джонни узнал это, он провел множество дней в ожидании, что кто-нибудь появится, дабы выслушать его байки о любви и надежде.
       Кто-то вошел и Джонни подумал, что это клиент, но подняв глаза, обнаружил лишь мальчишку. Не часто сюда приходят дети без сопровождения взрослых. О, да это же Дензел, верно? Для Дензела в сердце Джонни было уготовано особое место. Он был частью идола Джонни, так как входил в состав семьи Тифы.
       — Добрый день, Дензел. — Джонни опустил голову, кланяясь.
       Дензел бросил на него лишь мимолетный взгляд, проходя к самому дальнему столу.
       — Эй, возьми столик поближе!
       — Нет. У меня назначена с кое-кем встреча.
       «Встречается с кем-то? Такой вот мальчишка и уже на свидания захаживает? Хотя мне-то какая разница, думаю можно не беспокоится.»
       Джонни взглянул на Дензела.
       «Джонни присмотрит за тобой. Все это часть обслуживания. Полная отдача, но ради специального клиента».
       — Дай мне чашечку кофе. — Произнес Дензел, отворачиваясь от Джонни.
       «Он игнорирует меня? О, я понял. Он стало быть скромничает».
       — Если ты просто не знаешь о чем поговорить, спроси меня. Я знаю массу интересных тем для разговора. Я даже могу рассказать тебе несколько интересных историй, но позже. Хотя часть я могу рассказать тебе прямо сейчас, если т… — Джонни не договорил, так как Дензел внезапно вскочил со стула.
       «Я разозлил его?» Джонни вновь взглянул на Дензела. Взгляд которого был устремлен к дверям, у которых стоял человек в гражданской одежде.
       — Добро пожаловать. — Сказал Джонни, смотря на вошедшего восхищенным взглядом.
       «Рив — подумал Джонни, один из людей некогда стоявших во главе Компании Шин-Ра, а теперь глава О.В.М. Организации Возрождения Мира (W.R.O.). Я впервые вижу его в подобном окружении. Интересно, что скажут на этот счет горожане? Куда бы он ни пошел, запах смерти следует за ним по пятам. Интересно, что нужно такому человеку в моем магазине?»
       Немного пройдя вглубь, Рив осторожно осмотрелся, словно такое поведение было для него уже привычным. Он прошел к столику Дензела и подсел к нему. Наконец Джонни понял: «Рив хочет заманить несчастного Дензела новобранцем в армию О.В.М. Я должен предотвратить это. Если я позволю произойти чему-нибудь подобному в моем кафе, Тифа больше никогда не взглянет на меня.» Он бросил тяжелый, как кусок металла, взгляд на Рива, но затем былое спокойствие вернулось к нему.
       — Могу я заказать чашечку кофе? — Спросил Рив с неким превосходством в голосе.
       — Да сэр, уже несу. — Джонни стал объектом внимания Рива и дабы прекратить такое испытание, он быстрее потрусил на кухню.
       «А он достойный оппонент» — Думал Джонни.

***

       Дензел застыл как вкопанный, даже не поприветствовав того, кто к нему пришел. Он был удивлен, что к нему на собеседование пришел глава О.В.М. - сам Рив.
       — Присаживайся. — Голос Рива вернул Дензела к реальности и он вернулся на свое место. — Итак, Дензел, у меня немного времени, а потому я сразу перейду к сути. — Понизив голос, Рив продолжил — Я должен предупредить тебя, наша организация претерпела некоторые изменения. Времена, когда мы приветствовали каждого новобранца прошли. Если ты хочешь стать добровольцем, способствующему возрождению мира, то ты должен обратится к окружному представителю. О.В.М. теперь армия.
       — Я знаю сэр. Я уже предупрежден относительно этого.
       — И…? Отлично, тогда давай начнем. Пункт первый — каков твой жизненный опыт?
       — Мой жизненный опыт? Но сэр, мне всего лишь десять.
       — Я знаю. Но у тебя за плечами все же есть десять лет жизни, не так ли?
       Отцом Дензела был Абель, рабочий Третьего Бизнес Отделения Шин-Ра. Его мать звали Хлоя и она была очень общительным человеком и хорошо следила за домашним очагом. Дензел был их единственным сыном. Они жили в специальной области, для служащих Компании Шин-Ра, на плите Сектора 7. Абель родился и вырос в одной из местных, бедных деревень, а потому он был более чем доволен тем, что его семья живет на верхних уровнях Мидгара. Абель полагал, что у человека всегда должна быть цель в жизни, то к чему он будет идти. И такой целью в жизни Абеля стало желание переехать в жилой квартал Сектора 5, где жили менеджеры и руководители. Внезапно, прямо перед тем, как Дензелу должно было исполнится семь лет, Абель был назначен главой отдела. Это позволяло его семье переехать в дом, предоставленный Компанией в Секторе 5. Узнав эту весть, Хлоя и Дензел начали подготавливаться к празднику. Дома Дензел был встречен потрясающим банкетом, где было множество дорогой и вкусный еды и игрушек. Это был отличный ужин. Дензел слушал истории отца о его жизни и его шутки, которые он продолжал отпускать даже в такое благоприятное для семьи время.
       — Ты должен быть рад, что ты мой сын Дензел. Если бы ты родился в Трущобах, то ел бы крыс вместо цыпленка.
       — У них там совсем нет цыплят?
       — Есть, но люди там настолько бедны, что никто из них не может позволить себе купить цыпленка. И что они едят взамен? Готовят себе на ужин крыс, грязных, серых крыс.
       — Ууу, отвратительно…
       — Что ж…и какова по-твоему крыса на вкус? — Спросил Абель, подмигивая Хлое.
       — Ну как Дензел? — Спросила Хлоя, указывая на его тарелку.
       Дензел начал нервничать и обернувшись, смотрел по очереди то на родителей, то на тарелку. Его отец наклонился к нему улыбаясь и это напомнило Дензелу слова матери — «В жизни нет цели, если ты даже не можешь улыбнуться». Они просто снова пытались напугать меня — подумал он.
       — Ты меня снова разыгрываешь! — Сказал Дензел — Поэтому я никогда не доверяю тебе.

***

       — Забавный ход. — Сказал Рив.
       — Они любили пошутить. Но меня не беспокоило то, что они дразнят меня.
       — Наверное, я должен сказать тебе, что насколько я знаю, люди в Трущобах не ели крыс. Если бы они использовали их как еду, тогда…
       — Я знаю сэр. Я знаю это прекрасно.
       — Понятно. Что-нибудь случилось?
       — Это долгая история сэр.

***

       Дензел сидел дома, когда раздался звонок. Звонил Абель.
       — Мама дома? — Спросил он.
       — Она пошла за покупками.
       — Передай ей, чтобы сразу мне позвонила, как вернется. Хотя нет. Забудь. Я сам обо всем позабочусь. — Голос Абеля был встревоженным.
       Дензел забеспокоился, но он ничего не мог поделать, а потому просто стал смотреть телевизор и ждать возвращения матери. По телевизору показывали Мако Реактор 1, который был взорван группой террористов, называвшей себя ЛАВИНА. Дензел подумал, что именно это и стало причиной того, что его отец задерживается на работе, а также его тревогу. Но ведь это не мамина или папина вина. Где-то час спустя домой вернулся Абель, который сразу же спросил:
       — А где твоя мать?
       — Она еще не вернулась.
       — Черт возьми! Я должен был присмотреть за ней. — Абель даже не успел закончить фразу как сразу же вышел обратно на улицу. Дензел последовал за ним. Они пришли в округ, заполненный магазинами и вскоре нашли Хлою, улыбающуюся и разговаривающую с мясником. Приказав Дензелю ждать снаружи, Абель вошел в магазин мясника и даже без предупреждения схватил жену за руку и вывел на улицу. Дензел почувствовал, как сильно начало биться его сердце, когда он услышал протесты матери:
       — Отойди! Отпусти! Абель, что ты делаешь?
       Абель как некий заговорщик осмотрелся и понизив голос, произнес:
       — Сектор 7 собираются уничтожить. Мы должны поспешить и эвакуироваться в Сектор 5. Компания предоставила там нам новый дом.
       — Уничтожить?
       — Теми, кто взорвал Первый Мако Реактор. Теперь их цель Сектор 7.
       Дензел посмотрел на родителей. В данный момент они не пытались удержать на лицах улыбки.
       — Ты серьезно? — Едва выговорил Дензел и взял родителей за руки — Тогда идемте!
       Но они не двинулись с места.
       — Мы не можем так просто убежать. — Начала Хлоя. — мы должны предупредить наших соседей, наших друзей…
       — На это у нас уже нет времени Хлоя. И эта информация чрезвычайно конфиденциальна. Я нарушаю устав Компании, разглашая ее. Это особенно чревато, учтивая мое недавнее назначение главой отдела…
Хлоя затрясла головой и повернулась к Дензелу.
       — Иди вместе с отцом. Я скоро отправлюсь за вами. Не беспокойся. — Она сжала руку Дензела.
       — Хлоя! — Абель прошел несколько шагов, но внезапно остановился, понимая, как его выражение лица нагоняет на Дензела страх.
       Больше всего на свете Дензел хотел последовать за своей матерью, но он знал, что не может так поступить.
       — Дензел, мы возвращаемся в Сектор 5.
       — Нет! Мы должны пойти за мамой!
       — С мамой все будет в порядке. Она ведь в конце концов сердце нашей семьи. — Внезапно Абель устремил свой взор на кого-то за спиной Дензела.
       Высокий человек шел по окраине Сектора 6 и 7, таща за собой тяжелый чемодан. Абель окликнул его. Человек подбежал к ним, услышав, что его зовут.
       — Сэр, вы все еще здесь? Турки уже были отправлены. Они как раз заканчивают установку взрывчатки. Похоже, что мои коллеги уже закончили переезд.
       Дензел слушал разговор отца с незнакомым ему человеком не особо понимая деталей, так как он был юн и был знаком лишь поверхностно с организационной структурой Компании Шин-Ра. «Вся грязная работа выполняется Турками. Но, что имел в виду тот человек, говоря, что они закончили установку взрывчатки? Они и есть ЛАВИНА?» Опустив глаза, Дензел пытался понять, о чем речь и вдруг заметил, что на него смотрит отец.
       — Ты можешь отвести моего сына в Сектор 5?
       — Да. — Ответил человек и взглянул на мальчика.
       — Нет! — Прокричал Дензел.
       — Я собираюсь вернуть маму обратно, а ты иди с Аркхэмом.
       — Не волнуйся Дензел, я пойду с тобой.
       — Аркхэм ты уверен, что все будет в порядке?
       — Само собой сэр.
       — Наш дом находится в Пятом Секторе и его номер 38. Вот ключ, я дам его моему сыну. — Абель достал из кармана ключ и вложил в руку Дензела.
       — Отец…
       — Я купил новую модель телевизора, с большим экраном. Посмотри его, пока будешь ждать нас с мамой. С нами все будет в порядке. Потрепав Дензела по голове, Абель подтолкнул мальчика к Аркхэму, а сам побежал в сторону Сектора 7.
       Дензел споткнулся и едва не упал, но Аркхэм поймал его.
       — Ну что ж, идем. Я Аркхэм, и я работаю на твоего отца. Приятно познакомиться Дензел.
       Дензел развернулся и попытался убежать, но Аркхэм остановил его.
       — Я понимаю, что ты чувствуешь. Но если твой отец отдает мне приказы, я обязан их выполнять. Идем в Сектор 5, а там уж делай, что хочешь. Хорошо?
       Жилой район был заполнен идентичными домами. В новом доме семьи Дензела было совершенно пусто, за исключением некой коробки, которая на проверку и оказалась телевизором. Аркхэм извлек телевизор из коробки и соединив все кабели, включил его. Затем, вместе с мальчиком, он сел и начал смотреть новости, в которых по прежнему рассказывали о взрыве Первого Мако Реактора. Дензел надеялся, что Аркхэм скоро уйдет, а его желудок наделся, что ему дадут чего-нибудь перекусить и издал соответствующий звук.
       — Я голоден.
       — Хорошо. Я пойду куплю тебе что-нибудь.
       Сразу после этого весь дом затрясло. Все вокруг заполнил звук скрежета стали, исходящий отовсюду, а не из конкретного места, словно сама земля начала рваться на куски. Аркхэм открыл дверь и внутрь тут же ворвалась вакханалия металлических и скрипучих звуков, словно кто-то рвал стальные листы и прутья, колотив их при этом друг о друга. Весь этот шум слился в единый звук, мощный словно глас Божий. Дензел закричал, но его крик мгновенно был поглощен океаном стального шума. Дом еще раз тряхнуло, а затем все затихло.
       — Жди здесь. — Сказал Аркхэм и покинул дом.
       Дензел уже собирался последовать за ним, как услышал голос из телевизора:
       — Только что поступили неотложные новости.
       На экране был показан падающий город. У Дензела ушло несколько секунд, на то, чтобы осознать, что город на экране был Седьмым Сектором, в котором он был совсем недавно.
       — Вы видели только что Сектор 7. — Сказал диктор и сцена сменилась.
       Теперь на его месте нет ничего. Сектора 7 больше нет.
       Дензел выбежал из дома и обнаружил, что целый город в панике. Дензел побежал, пролагая себе путь сквозь океан людей, бегущих кто куда. Кто-то кричал, что Сектор 5 будет следующим. Как долго он бежал? Полностью выдохнувшись, он добежал до края Сектора 6, где войска Син-Ра уже выстроились в защитную стену. Дензел подошел настолько близко, насколько смог, дабы увидеть Сектор 7 и он ничего не увидел на его месте. Складывалось впечатление, что та черная дыра, что зияла перед его взором, всегда была здесь, вместо твердой почвы под ногами, домов и людей. Подняв глаза, вдали он увидел Сектор 8. В дыре, сквозь клубы пыли и пламени проглядывалась Плита Сектора 7 и различные соединительные прутья.
       — Эй, ты там! — Окликнул Дензела солдат. — Где ты живешь?
       Дензел указал на дыру перед ним.
       — Ох…извини, парень. — Солдат смягчил тон. — Где твои родители?
       Дензел вновь указал на зловещую дыру, которая некогда была Сектором 7. Солдат тоже бросил туда тяжелый взгляд.
       — ЛАВИНА в ответе за это. Не беспокойся, парень. Когда ты подрастешь, ты сможешь отомстить им. — Попытался подбодрить его солдат. — Теперь иди парень. — Солдат повернул Дензела и слегка подтолкнул в направлении Сектора 6.
Дензел брел сквозь толпу, его разум покинули все мысли, а его тело онемело. Он не обращал внимания на голос людей, окружающие его. Он ничего не мог поделать. Что я должен делать дальше? — думал он. Папа! Здесь безопасно? Мама! Проклятая ЛАВИНА, я не прощу им этого! И что собирается делать Син-Ра? Папа! Мама, где ты? Он так и шел ничего не видя перед собой, пока все голоса и отголоски паники не стихли, кроме жалкого голоса, одного единственного ребенка. Он остановился и обнаружил, что слезы текут по его лицу и тут он понял, что это его собственные слезы.

***

       — Шин-Ра в ответе за это?
       — Да. — Рив отвел взгляд от Дензела, будто стараясь не показывать никаких эмоций. — Если ты ненавидишь их за это, то можешь свободно ненавидеть и меня, если пожелаешь.
       Дензел отрицательно покачал головой.

***

       На следующий день, Дензел вернулся в свой новый дом в Секторе 5. Он спал на матрасе, которого не было вчера. Рядом была записка и булочка.
       — Я на работе. Я буду заглядывать к тебе время от времени. Далеко не уходи. У всех достаточно плохое настроение, так что это опасно. Но еще важнее, что тебя трудно найти, а ты шкодник.
       Поскриптум: матрас я одолжил у соседа, не забудь вернуть. Аркхэм.
       Видеозаписи уничтожения Сектора 7 воспроизводились по телевизору снова и снова. Корпорация Шин-Ра же вещала по телевизору вновь и вновь, что Мидгар в безопасности. Он не понимал, как они могли говорить, что было безопасно, когда его родители могли быть мертвы. Он думал — «Интересно, смогут ли все жить счастливо, если теперь безопасно. Интересно, включает ли это меня». Дензел попытался съесть булку, но как только она миновала его губы, ему захотелось выплюнуть. Вдруг, разозлившись, он со всей силы кинул булку в телевизор и выбежал из дома.
       Снаружи было тихо. Пока он шел, он мог видеть высокое здание Шин-Ра в центре Мидгара, и огонек надежды начал гореть в нем. Может, папа жив, и они с мамой пошли туда. Все сейчас слишком заняты своими делами, и никто не может уйти. Это место- резиденция Шин-Ра, так что может там кто-нибудь знает папу. У него плохо получалось разговаривать с теми взрослыми, которых он знал, но он решил постараться и поспрашивать.
       Сначала он пошел в соседский дом справа, и позвонил в звонок. Нет ответа. Он попытался открыть дверь, которая оказалась запертой.
       — Эй? — Он подождал немного, но все равно не было ответа.
       Похоже, Аркхэм одолжил матрас из этого дома. Но разве брать без разрешения не красть? Разве теперь это единственный образ жизни: делать все что угодно, даже красть?
       Дом слева. Через дорогу. Дом позади. Никого нет дома. Он даже пошел проверить дома, которые находились чуть дальше. На дверях большей части домов, (так как их хозяева временно эвакуировались) были записки с адресом для контакта.
       Здесь никого нет. Мои родители не могут быть в офисе. Если и были бы, то они уж точно пришли бы сюда. Даже если бы папа не смог, мама пришла бы.
       Пока он шел, развлекая умирающую надежду, он заметил, что совсем потерялся. Он не мог вспомнить, как далеко он пришел или куда он пришел. У него опять появились слезы, но на этот раз от злости, а не от грусти. Злости на ЛАВИНУ и на этот мир горечи. Он остановился и сел на землю, но перед этим задел что-то. Это была маленькая модель корабля Шин-Ра. Наверно, какой то ребенок оборонил его. Со злостью пылающей в нем, Дензел поднял его и со всей силы бросил наугад.
       — Я все ненавижу!
       Звук разбивающегося в чьей-то квартире стекла, разнесся по всему жилому кварталу. Вскоре последовал женский голос:
       — Так! Кто это сделал?!
       Сначала он не понял откуда был голос, но потом старая женщина вышла из дома, что напротив. Она была не совсем старой женщиной, но Дензел не мог угадать ее возраст.
       — Это ты сделал?! — Сказала старая женщина, размахивая моделью сломанного корабля.
       Дензел кивнул.
       — Почему? — Начала было женщина, но остановилась. — Ты плачешь?
       Дензел покачал головой, но не смог сдержать слезы.
       — Где твой дом?
       Дензел попытался ответить, но, поняв, что не может, стал плакать еще сильнее. Выражение лица женщины стало более дружелюбным и она произнесла:
       — Заходи ко мне.
       В квартире незнакомки царила атмосфера, полностью противоположной от дома Дензела. Обои были в цветочном узоре, такими же были подушки и диван. Даже если дом был украшен искусственными цветами, в нем была домашняя и нежная атмосфера. Дензел сел на диван и посмотрел на Руви, которая покрывала полиэтиленом разбитое стекло.
       — Я попрошу моего сына починить это, когда он вернется. Пока все нормально.
       — Простите, тетя Руви.
       Было бы сейчас другое время, я бы уже схватила тебя за шарф и отправилась к твоим родителям.
       — Мои мама и папа…
       — Не говори мне! Они бросили тебя и убежали?
       — Они были в Седьмом Секторе.
       Перестав работать Руви села на диван, повернулась и обняла Дензела.
       Когда Дензел успокоился, Руви сказала:
       — Тогда давай поищем твой дом. — Они шли, держась за руки.
       Когда ему исполнилось шесть, Дензел перестал держать руку родителей, когда шел с ними. Было глупо. Но сейчас, он совсем не хотел отпускать.
       Сотрудники Син-Ра остались в главном здании, чтобы взять ситуацию под контроль. Все их семьи были эвакуированы в Джунон или Коста Дель Соль. Руви сказала, что причина, по которой она осталась, это потому что куда бы она ни пошла, она была бы одна. Она может и остаться в своем собственном доме. Наконец, они нашли дом Дензела.
       — Спасибо тетя Руви. И простите меня за окно.
       Руви тихо кивнула. Дензел пошел к крыльцу дома своих родителей и заглянул внутрь.
       — И что ты планируешь делать, жить в таком пустом доме? Приходи в мой дом. Я не возражаю.

Так, Дензел стал жить с Руви. После бомбардировки первого Мако реактора, Руви верила что обстановка станет хуже. Она заранее заготовила запасы еды, заполняя кладовку на заднем дворе различной, хорошо упакованной едой.
       — Ты знаешь, как поговорка гласит: «Приготовься к худшему, и ты не будешь потом об этом сожалеть».
       Дни Руви были полны дел. Дензел помогал ей убирая в доме, во дворе, при готовке еды. Единственное чем Дензел не помог помочь, так это вязание. Перед сном они читали книги. Руви читала толстые и сложные книги. Дензел спрашивал, интересные ли они, а она отвечала «Совсем нет». Она сказала, что это книги ее сына. Думая, что чтением поможешь понять работу ее сына, она читала уже больше пяти лет
       — Это чтение помогает тебе засыпать. — Шутила она.
       Руви дала Дензелу иллюстрированную книжку с монстрами, советуя читать, потому что это может ему понадобиться. Эта книга тоже была ее сына, которую он читал в возрасте Дензела. Там были цветные иллюстрации и записи о монстрах. На многих страницах было указанное следующее: «Если вы встретите монстра, немедленно убегайте и предупредите взрослого».
       «Если бы я сейчас встретил монстра, думаю, что надо бы сказать тете Руви», - думал Дензел. - «Но, похоже, тетя Руви не может драться. Интересно, придется ли мне делать это? Интересно, смогу ли я? Интересно, выиграю ли я? Хм. Сомневаюсь, что я хоть чем-то полезен. Наверное поэтому мои родители бросили меня и ушли».

***

       Солнце стало припекать сильнее и Дензел весь вспотел.
       — Ох, сегодня жарковато, правда? — Обратился Рив к Джонни. — Можем ли мы заказать воды?
       Дензел вытащил платок, чтобы вытереть пот со лба.
       — Хорошенький узор. — Сказал Рив. — Но какой-то больно женственный.
       — Думаю, да. — Ответил Дензел, изучая платок.

***

       Однажды утром, когда он проснулся, Руви показала ему цветную майку.
       — Надень это, я сделала специально для тебя, но это был единственный узор, который у меня был.
       Майка была белая, с множеством маленьких цветочков на ней, как будто передуваемых ветром. По обыкновению, он бы категорически отказался носить, что-то типа этого, но Дензел с радостью надел ее.
       — У меня остались кое-какие материалы и я сделала вот это. Возьми.
       Она показала ему платок с таким же узором. У нее наверно много чего осталось, так как она сделала еще немного. Дензел взял только один, и, свернув, положил в задний карман штанов.
       — Что ж, теперь. — Улыбка Руви куда-то растворилась. — Я сунул его не туда?
       Дензел внутренне приготовился к тому, что она скажет, в его мыслях он уже видел, как она говорит те слова, которых он боялся больше всего: Убирайся вон. «Она ведь не скажет это?» — Думал он и даже не заметил как начал немного дрожать.
       — Пойдем на улицу? — Лишь спросила Руви.
       Руви вышла через дверь на кухне на задний двор. По Дензелу пробежала дрожь, но скоро пошел вслед за ней. Он прошел через обработанную почву и встал рядом с Руви, смотрящую на небо. Дензел посмотрел вслед за ней, и увидел большое черное пятно в небе. Так странно, как оно не сочеталось с белыми и синими цветами дневного неба. Вот почему все так мрачно и странно.
       — Я ничего о нем не знаю. Кажется, это называется Метеор. Говорят, он обрушится на планету и это будет наш конец. — Она взяла две банки из кладовки и дала одну Дензелу. — Как, во имя небес мы должны защитится от такого?…
       В тот день, Руви не убиралась и не вязала. Она села на диван, и думала. Похоже, у нее появилась идея, и она позвонила кому-то по телефону. Другой человек не ответил. Думая, что она звонит своему сыну, Дензел убрался внутри и снаружи дома. Он не мог представить себе, того, что произошло бы, если бы Метеор упал. И еще, Дензел хотел спросить кое-что у Руви. Но он не мог выдавить из себя слова. Когда на улице начало темнеть, Руви, как будто вернувшись к реальности, принялась за уборку.
       — Дензел, ты все неправильно делаешь. На кого ты все это время смотрел? — Приговаривала она, давая понять, что прежняя Руви вернулась.
       Вечером, они сидели вместе и читали книги. Смотря в книгу, Руви заговорила:
       — Дензел. Я буду ждать конца здесь. Если планета будет уничтожена, неважно, где ты будешь в этот момент, — конец будет тем же. Но что ты будешь делать? Если хочешь пойти куда-нибудь, то я не против, чтобы ты взял еду из дома. Ты только ребенок, но ты должен решить, где ты будешь, когда настанет конец света.
       Дензел долго думал о том, что Руви сказала. И он задал тот вопрос, который он хотел задать весь день:
       — Можно я здесь останусь?
       Руви оторвалась от книги, посмотрела на Дензела и улыбнулась. С того момента Руви ежедневно занималась тем же, чем и всегда. Только у нее более не было надобности смотреть за порядком на дворе. Теперь это стала работой Дензела. Как Дензел мог видеть и судить, у здания Син-Ра началось массивное строительство. Итогом этого строительства стала большая пушка.
       — Компании Син-Ра хочет избавиться от Метеора. — Передал он новость Руви.
       — В действиях этой компании всегда было, что-то неправильное. — Ответила она, грустно качая головой.
       В конце концов, пушка выстрелила всего один раз и разрушилась. Потом здание Шин-Ра было атаковано и уничтожено монстром. Дензелу было интересно, что это был за тип монстра. Он не мог себе вообразить монстра, способного уничтожить такое массивное здание, но он не спрашивал Руви об этом. Метеор все еще висел в небе, медленно приближаясь к планете. Другие регионы были в панике, но Дензел проводил дни как обычно. Были случаи, когда он не мог сдержать свое желание увидеть родителей, тогда он начинал плакать и звать их, но Руви успокаивала его. Когда он спал в кровати Руви, он не был не против чтобы миру пришел конец. Но тем, что нарушило мирную жизнь Дензела, оказался не Метеор, а ужасный, белый Поток Жизни.
       Поток, который будучи благородной и чистой энергией, уничтожил Метеор, но также принес за собой разрушение человечеству. В тот ужасный день, Дензел и Руви лежали в постели, пытаясь заснуть. Снаружи вроде как начиналась буря, но она была слишком сильная и ветер ревел сильнее обычного. Вот уже дом начал дрожать и трястись. Вот и все. Конец. Дензел надеялся, что скоро все прекратиться, но со временем тряска стала сильнее. Порой звук становился тише, но потом вдруг становился таким сильным, как будто рядом проходил поезд. Дензел старался не слышать его, закрыв глаза пока Руви держала его. Но после уже пяти минут он не выдержал:
       — Тетя Руви, мне страшно!
       Как только Руви встала с постели и включила свет, занавески с цветочным узором стали совсем белыми, а по окнам и стенам бегали странные блики, словно дом упал в море и начал тонуть…
       — Спрячься под одеялом! — Руви покинула спальню. Вибрация постепенно стала похожа на землетрясение, сильнее, чем удар недавно упавшей тарелки и искусственные цветы упали с полок на пол. Дензел спрыгнул с кровати и пошел за Руви, которая смотрела в окно гостиной. То окно, которое Дензел разбил, теперь прикрытое полиэтиленом. Полиэтилен вздувался, как будто подожженный и в итоге начал таять, словно горел. Руви подбежала к окну и стала держать полиэтилен обеими руками.
       — Дензел возвращайся в спальню!
       Дензел дрожал. Он не мог двигаться, как будто его ноги были приклеены к полу. Это я разбил окно. Это моя вина, что это происходит. Руви подбежала к нему и увела его обратно в спальню. В этот момент, полиэтилен разорвался и лучи света проникли в комнату. Руви закрыла дверь спальни и закричала.
       — Тетя Руви! — Дензел дернул за ручку, пытаясь открыть дверь.
       — Дензел, перестань!
       — Но-! — Дензел опять дернул за ручку.
       Руви спиной придерживала дверь, чтобы не позволить ему войти.
       — Закрой дверь Дензел!
       Он смог заметить, как много лучей света прошли сквозь тело Руви. Потоки света танцевали и извиваясь подобно змеям, отскакивали от стен. Такого в книге монстров не было. Убежать и сказать взрослому. Нет, я должен драться.
       — Тетя Руви! — Как только он закричал, свет пронзил её.
       Она простонала и свет преобразился в форму веревки, которая пыталась проникнуть в спальню через пространство между Руви и стеной. Он заметил, как она упала на пол, за миг до того как он был отброшен к стене и потерял сознание.

***

— Я не уверен, как долго я был без сознания. Когда я пришел, в доме был полный беспорядок. Тетя Руви лежала на полу. Я позвал ее, и она чуть приоткрыла глаза, бормоча, что она рада, что я жив. Потом, она попросила дать ей мою руку. Я протянул, и она схватила мою руку, но ее хватка была слабой. Она сказала, что руки ее сына теперь слишком большие, чтобы вот так вот держать их. Она спросила меня, как там, снаружи. Уже было утро. Снаружи тоже был беспорядок, как и в доме. — Дензел продолжал говорить, повесив нос, а Рив слушал с закрытыми глазами.

***

       После того как Дензел вышел на улицу, он обернулся и посмотрел на дом Руви. Ни в одном окне не было стекол. Когда он осмотрелся, он заметил, что в других домах тоже не было стекол. Также, были дома вообще без крыш и в некоторых стенах зияли дыры. Везде было одно и тоже. Все было бы так, даже если бы я не разбил окно — он думал. Но с из-за этой мысли, он опять стал злиться на себя. Руви пыталась защитить меня и с ней произошли ужасные вещи, а я делаю вид, что я тут не причем.
       Он вернулся в дом. Руви лежала все на том же месте. Ее выражение лица выглядело спокойным, и было, похоже, что она спит. Ему стало не по себе и он потряс ее за плечо.
       — Тетя Руви …
       Но она не просыпалась.
       — Тетя Руви! — он сказал, тряся ее сильнее.
       Струйка черной жидкости начала течь из уголка ее рта. Думая, что это признак смерти, он вытер ее. Но черная жидкость потекла из ее волос. Он никогда такого не видел, и ему стало не по себе от вида странной, «черной крови», текущей из волос человека, который еще недавно был жив. Страх охватил его разум и он выбежал из дома.
       — Папа! Мама! Помогите! — кричал он.
       Он находился в этом состоянии еще некоторое время, зовя всех, кого знал. Наконец, он охрип, сел и стал плакать.
       — Успокойся малыш. — послышался голос со стороны.
       Громоздкая рука развернула Дензела к себе. Перед ним стоял перед мужчина с черными усами. Позади него был маленький грузовик, в котором сидели около десяти человек.
       — Так, что ты здесь делаешь? Разве по телевизору не говорили эвакуироваться в Трущобы?
       — Я не смотрел телевизор.
       — О черт! Вот так всегда. «Ах, я не знал» или «Я думал, что я в безопасности» они говорят!
       Люди в грузовике стыдливо поежились.
       — Так, где твоя семья?
       — Тетя Руви внутри дома.

***

       — Его звали Гаскин. — рассказал Дензел Риву — Он похоронил тетю Руви на заднем дворе ее же дома. Люди из грузовика тоже помогали. Она была похоронена вместе с ее инвентарем швеи и книгами сына. Все были удивлены глубиной вырытой ямы. Люди говорили, что обычно при такой глубине они уже должны были наткнуться на платформу.
       — Может, она планировала устроить тут огород или еще что-нибудь. Многие из стариков делали так.
       — ….по-моему она хотела посадить здесь цветы. — ответил Дензел, разглядывая на цветочный узор, что был вышит на его платке. — Ее дом был украшен различными искусственными цветами и цветочными узорами. Но я думаю, что на самом деле, она хотела иметь живые цветы. Она жила в Мидгаре с тех самых пор как ее сын начал работать в Шин-Ра, но она накопила достаточно почвы и хотела…ой, простите меня. Я немного забылся.
       Рив слушал, кивая.

***

       Скоро, грузовик остановился у станции, где находился поезд, направляющийся в Трущобы.
       — Поезд не работает, и нет шансов, что его починят. Но, к счастью, рельсы в порядке и если мы пойдем по ним, то дойдем до Трущоб. — объявил Гаскин.
       — А в Мидгаре безопасно? — спросил кто-то из толпы.
       — Этого, друг мой, я не знаю. Но сейчас, гораздо безопаснее на поверхности, как думаешь? — Он повернулся к Дензелу. — Не потеряйся. Сейчас не у кого нет лишнего времени, чтобы помочь тебе, так что придется тебе самому заботиться о себе.
       Грузовик сделал U-образный поворот и поехал дальше. Толпа народа собралась у станции. Разрушительная сущность «белого света» как оказалось охватила весь Мидгар. Люди, чьи дома были разрушены и другие, кто думал, что город может быть уничтожен, пришли сюда, чтобы сбежать; многие устали от ходьбы по рельсам на пути к поверхности. Все люди были мрачны и пребывали в весьма дурном настроении. Не было никаких возгласов о победе над Метеором, только жалобы о не организованной эвакуации. Слава Богу, что здесь нет отца. Проталкиваясь через толпу Дензел пошел к платформе и спрыгнул на рельсы. Он не знал, что его ждало потом, но так как только Гаскин показывал людям дорогу, он подумал, что будет логичнее идти за ним.
       Он мог видеть все то расстояние, что отделяло его от поверхности, благо оно просматривалось под рельсами. Упади он с такой высоты и ему уже ничего не поможет. Дензел стал идти более осторожно, по рельсам, закручивающимся в одну гигантскую спираль. Путь был очень долгим, но Дензел не обращал на это внимания.
       Впереди него, группа людей шедших в ту же сторону, остановилась. Похоже, что там была какая-то пробка. Протискиваясь через толпу, Дензел увидел мальчика около трех лет. Он сидел на рельсах, свесив ноги. Дензелу было интересно, почему толпа обходит его стороной. Ему сложно было назвать это препятствием.
       — Где твоя мамочка? — спросил кто-то мальчика.
       Ребенок вдруг закричал “Мамочка!” и посмотрел вниз. Он потерял равновесие и стал махать руками, чтобы не упасть. Дензел подбежал и поймал его за руку. Позади него народ стал перешептываться.
       — Осторожно. Этот ребенок заражен! — сказал один из толпы.
       — Не трогай его! Ты тоже заразишься!
       — О чем в-вы? — Спросил Дензел. — Малыш выглядел испуганным, но вроде все было нормально.
       — Ну же, прочь с дороги! — прокричал кто-то.
       Дензел хотел что-то ответить, но не смог определить, кто это прокричал и передумал. Он взял мальчика в охапку потащил его на поверхность одной из железных панелей, которая служила подпоркой для железной дороги. Почему ему никто не помогал? — Подумал Дензел и посмотрел на спину мальчика, которая промокла от какой то черной жидкости. Он отдернул руку. Это та же штука… которая вытекла из Руви. Дорога тем временем освободилась и люди продолжили ходьбу. Мальчик же продолжал плакать и ныл:
       — Мне больно. Мамочка…
       Дензел вспомнил, что сказал один из взрослых “Ты тоже заразишься”. Ему захотелось плакать. Он разозлился на мальчика. Но вдруг он вспомнил Руви. Как ему стало не по себе при воспоминании о черной жидкости, выходящей из нее, той, которая была так добра к нему. Как он убежал от страха. Чувство вины наполнило его. Может, если он будет добр к ребенку, он искупит свою вину. И он присел на корточки рядом с мальчиком.
       — Где болит? — спросил он.
       — На спине.
       — Вот здесь?
       — Да.
       Он нежно положил руку на спину мальчика. Когда у него болел живот, его мама протирала его и боль пропадала. То же самое она делала, когда он обо что-то ударялся. Может мне тоже использовать этот волшебный прием мамы. Дензел начал потирать, пытаясь проигнорировать липкую черную жидкость, покрывавшую его руки. Сначала мальчик морщился от боли, но потом вроде заснул. Три часа. Может чуть дольше. Дензел продолжал массировать мальчика, порой прерываясь. Люди игнорировали Дензела, а он продолжал идти вниз по рельсам.
       — Он уже мертв.
       Дензел посмотрел наверх и увидел женщину с усталым выражением лица. Она была обвязана веревкой, удерживающей на ней закутанное дитя. Помимо того ребенка, которого она несла на себе, женщина держала за руку девочку того же возраста что и Дензел.
       — На нем женская рубашка. Он странный. Мамочка, может пойдем уже? — сказала девочка.
       Женщина, которую она называла мамочкой сняла с дочери синюю куртку, отдала Дензелу и сказала:
       — Накрой его.
       Ее дочь, на которой как оказалось было надето три слоя одежды, стала выглядеть менее отягощенной.
       — Возьми. Это моей старшей сестры, так что эта куртка достаточно велика. — сказала девочка.
       Дензел посмотрел на лежащего рядом с ним, мирно спящего мальчика. Он больше не мог слышать его дыхание и силы покинули его тело. Девочка взяла куртку у матери и быстро прикрыла мальчика.
       — Теперь он с ней. — сказала девочка
       — Спасибо. — все что он смог выдавить из себя.
       Женщина же уже пошла дальше по дороге и девочка пошла за ней взяв ее за руку, которая была черной, как и его рука, теперь. Пока Дензел смотрел на сумку с чокобо, которая была у девочки, он думал про себя, Мы тоже умрем и эта черная липкая жидкость тоже будет выходить из нас? Мы все заболеем и умрем?

***

       — Тогда, мы еще ничего не знали о Геостигме. Те, кто были подвергнут контакту с Потоком Жизни, становился инфицированным и из него выходила черная жидкость, после чего человек умирал. Некоторые говорили, что эта инфекция передается через физический контакт. Но вообще-то это была сущность Дженовы смешанная с Потоком Жизни, которая….нет забудьте мои слова. Даже если бы мы и знали тогда об этом, ничего бы не изменило ситуации.
       — Особенно для детей.
       — Да.
       — Я думал об этом пока мы были на рельсах. Я хотел поскорей стать взрослым. Я надеялся, что тогда было бы меньше вещей, которых я не понимал.

***

       Дензел смотрел на проходящих мимо людей, которые пришли на станцию в Трущобах, они похоже были чем-то обеспокоены. Один за другим, люди приходили с Плит и продолжали идти дальше, как будто если они остановятся, они умрут. Он подумал, что ему лучше поступить также, хотя выгоднее остаться здесь и может он найдет кого-то из знакомых. Непоколебимый голод вывел Дензела из своего задумчивого состояния.
       Он искал на станции еду и вдруг увидел небольшую кучку мусора неподалеку от себя. Он заметил многих людей работающих там над чем-то. Похоже, они рыли яму. В воздухе витал запах гнили. Мужчина, несущий молодую женщину, подошел к яме и нежно положил ее туда. Временное кладбище. Дензел не хотел видеть это и решил было уйти, но тут заметил знакомую сумочку в куче мусора. На ней был нарисован чокобо. Необъяснимый инстинктивный порыв взял над ним контроль и он схватил сумочку, после чего заглянул внутрь. Внутри был шоколад и печенье. Дензел подумал о той девочке у которой была сумочка. Теперь ее тоже нет.
       — Съешь их. — сказал чей то голос. Это был Гаскин.
       Дензел посмотрел вверх, счастливый их встрече.
       — Боишься заболеть? Это только слухи. Может это правда, но пока об этом лишь болтают люди. К тому же, ты все равно умрешь, если не будешь есть. Если и умрешь, то хоть на полный желудок, да? — Гаскин полез в сумку и взял печенье. — Они хорошие. Еще съедобные. Они испортятся если не съешь их. Станут кучей мусора. Так что ешь их.
       Дензел съел печенье. Оно было очень вкусным.
       — Спасибо. — сказал Дензел, сфокусировав взгляд на сумке.
       Гаскин грубо потрепал Дензела по волосам. Даже несмотря на то, что Гаскин очень отличался от его отца, он напомнил ему его, этим жестом.
       Дензел жил в Трущобах примерно год. Его первой работой стали поиски еды в мусоре. Скоро у него появились друзья. Это все были дети, которые потеряли родителей. У Гаскина тоже появились коллеги. Гаскин называл их сборищем идиотов, мертвых от безрассудства и бесполезными до тех пор, пока они не принимались за какое-нибудь дело. Сначала, группа людей в Трущобах только и делала, что проводила свое время, хороня мертвых. Но позже, Дензел заметил, что стал иногда улыбаться. Он чувствовал, что становится прежним. Хотя, в последнее время число людей, эвакуирующихся из Мидгара уменьшилось и людей, поправлявшихся на станции тоже. Работа Гаскина и его группы подходила к концу. У Дензела было много бессонных ночей, когда он думал о будущем.
       Однажды в округе появился блуждающий мужчина, который словно искал кого-то. Вскоре он подошел к Дензелу и его друзьям.
       — Мне нужны железные трубы. Чем больше, тем лучше.
       Дети стали искать трубы. Они нашли много труб в руинах Сектора 7. Мужчина поблагодарил их и ушел. Спустя некоторое время мужчина снова возвращался. После третьего визита он стал приводить с собой коллег, которые тоже искали различные вещи. Они сказали, что они начали стройку нового города в восточной части Мидгара, и искали материал для постройки. В обмен за доставки искомых вещей, дети получали еду.
       Дензел и его друзья называли себя «Экспедиция Сектора 7». У них было много запросов. Они гордились собой за то, что усердно работали и жили как взрослые и наслаждались работой каждый день. Были ночи, когда они вспоминали своих родителей и плакали, но потом поддерживали друг друга.
       «Разделившие одну судьбу» — Это было их любимое словосочетание. Хотя, судьба эта связывала далеко не всех, как думал Дензел и его друзья.
       Однажды утром, Гаскин собрал всех своих коллег, а точнее детей и взрослых Экспедиции и посоветовал помогать со строительством нового города. После того как все согласились с советом Гаскина, один из детей заметил, что пока Гаскин разговаривал, он тер свою грудь.
       — Мистер Гаскин, вы в порядке?
       — Не совсем. — Гаскин расстегнул пуговицу пальто. Знакомое плохое предчувствие пробудилось в Дензеле. — Майка Гаскина промокла черной жидкостью.
***
       — Мистер Гаскин умер месяц спустя. Все помогали хоронить его в особом месте. Хорошие люди всегда умирают, да?
Рив кивнул в знак согласия. Дензел поднес чашку к губам и отхлебнул кофе. Оно было очень горькое. Он ненавидел кофе, но он хотел вырасти и полюбить его. Потому, что так делали взрослые.

***

       Взрослые ушли, но около двадцати детей остались, как часть Поисковой Команды, Сектора 7.
       Они слышали, что новый город был назвали Край и его постройка идет хорошо. Они также слышали, что там будут построены и сиротские приюты. Они по прежнему жили без какой либо помощи со стороны взрослых, более того, они сами помогали им в строительстве. Если бы дети пошли в эпицентр строительства, взрослые нарекли бы их сиротами и попытались бы заботиться о них. Как глупо, взрослые, присматривающие за детьми, которые сами могут прекрасно позаботиться о себе! Но такое положение дел недолго длилось. У рабочих в Крае были машины, которые во много раз превосходили их усилия. За то время, которое Дензел и его друзья переносили одну маленькую стальную трубу, большой кран мог перенести целый дом за раз. Медленно, но уверенно, количество ребят в Команде уменьшалось. Однажды ночью, Дензел посчитал и обнаружил, что в Команде осталось только шесть человек, включая него самого. Конечно, ему хотелось их остановить, но он не мог винить их выбор. Они были очень голодны и им некуда было пойти. Некоторое время спустя, из команды ушла и последняя девочка, сказав что идет в город Край.

***

       Дензел вдруг стал смеяться.
       — Что в этом смешного? — Спросил Рив, с любопытством смотря на собеседника.
       — Мне эта девочка не нравилась. Все мужчины говорили нечто вроде: “Женщины лишь обузы”. Но при этом, они все равно хотели быть в группе, где есть девочка. Работать стало труднее, когда нас стало меньше десяти. Когда она ушла, стала тоже тяжелее.
       Рив тоже посмеялся.
       — Но теперь я понимаю. Полагаю, что в те дни, я мог разозлиться или волноваться из-за…..таких по сути обыденных вещей.
       — Тогда ты должен быть благодарен ей.
       — Ее больше нет.

***

       Когда он проснулся, он понял, что единственные кто остались из Команды. Это он и молодой парень по имени Рикс.
       — При таких обстоятельствах, все, что мы сможем найти это винты и лампочки. — Дензел посмеялся.
       — Они малопригодны для нас. — Ответил Рикс с улыбкой.
       — Я тогда пойду куплю завтрак. Пока я буду отсутствовать, узнай, есть ли работа.
       — Подожди секунду. — Рикс пошел туда, где был спрятан их сейф и открыл крышку.
       — Эй Дензел! Нас ограбили!
       В сейфе было недостаточно денег даже для того, чтобы купить корку хлеба. Они немного посидели в тишине. Рикс заговорил первым.
       — Наверно нам теперь придется жить в Крае. Говорят, там дают бесплатную еду.
       — Мы проиграли.
       — Да, но я лучше буду жить вместе с взрослыми, которые обращаются с нами как с малышами, чем умру с голоду.
       Вдруг Дензел вспомнил то, что когда-то говорил ему отец. — «Мы могли бы поймать крыс и съесть их».
       — Крыс?
       — Да. Мой папа однажды говорил мне, что в Трущобах все были такие бедные, что даже ели крыс. Грязных серых крыс. Это Трущобы и мы бедны…
       — Ты серьезно?
       — Да. Я съем крысу. Я буду как настоящий мальчишка из Трущоб.
       Рикс медленно встал и отряхнул майку и штаны. Дензел тоже встал и осмотрелся.
       — Нам нужно копье.
       — Тебе нужно копье, а ты можешь это сделать сам. — Рикс нахмурился. — Я был «мальчишкой из Трущоб» с самого рождения и никогда не ел крыс.
       Дензел понял свою ошибку и попытался исправится:
       — Прости, я не знал…
       — А если бы знал, то что сделал бы? Не был бы моим другом?
       — Нет, ничего подобного!
       — Ты похоже не понимаешь? Ты просто какой то сопляк с Плиты. Крысы! Так вот какими ты нас считаешь?
       — Рикс…
       — Запомни вот что. Все здешние крысы являются носителями жутких микробов и это из-за мусора, который вы сбрасывали сюда. Нет настолько тупого человека, чтобы съесть что-нибудь подобное. — Сказал Рикс и ушел.

***

       Дензел вздохнул
       — Я не пошел за ним. Я думал он простит меня, так что….
       — Почему нет?
       — Я был просто мальчиком с Плиты. Мне было хорошо на станции Сектора 7 потому, что я к ним привык, но я не хотел переходить в другую часть Трущоб. Я хотел пойти в Край, но я думал, что там будет также как и в Трущобах. Старое, грязное место.
       — А что с Риксом?
       — Он в порядке. Но он со мной он более не разговаривает.
       — Это хорошо. У тебя хотя бы есть шанс помирится с ним.

***

       Опять один как много раз до этого, Дензел взял палку, которую заострил на конце и стал искать крыс. Он планировал поймать одну и съесть. «Папа», подумал он, «люди в Трущобах все таки не едят крыс. А я буду. Потому что у меня нет ни денег, ни работы, а это место хуже Трущоб. Я мальчик из Сектора 7. Я не могу вырасти в таком месте».
Изоляция понизила волю к жизни Дензела. Это была та же ситуация, что и после падения Сектора 7, но на этот раз его родители, Аркэам, Руви, Гаскин, Поисковая команда, черт возьми, все люди которых он встречал и которые поддерживали его, их больше не было с ним. Навсегда. Он чувствовал, что больше не мог улыбаться. Что его мать говорила? Не смысла жить, если ты больше не улыбаешься. Верно мама, он подумал. Грязная крыса с противными микробами меня спасет.

***

       — Фуфуфуфу! — Джонни все это время сидел рядом и слушал, незамеченный, пока не стал мычать от недовольства, да так, что Дензел подпрыгнул.
       — Эй, Я тогда ТОЛЬКО так думал. — Сказал Дензел. — Но я был неправ, поэтому я здесь.
       — Хех, думаю ты прав.
       — Потому что я встретил лучшего человека, которого только можно было повстречать.
       — В самой худшей из ситуаций, в которых ты мог быть. — сказал Джонни.

***

       Крыс в округе не было. Он пришел в Сектор 5 после часового блуждания в целях охоты, пока не пришел в случайную церковь. У входа был припаркован мотоцикл. Такой модели он прежде не видел. Но его внимание привлек сотовый телефон, висящий на ручке. Улыбка появилась на лице Дензела. Я только ненадолго одолжу. Надеюсь, я смогу до кого-нибудь дозвониться. Он подошел к мотоциклу и взял телефон. Он представил как звонит телефон в развалинах Сектора 7, пока набирал свой домашний номер. Кто-то найдет его, кто-то уж точно…
       — Все службы в Секторе 7 временно недоступны.
       Дензел искал своих родителей во время работы с Поисковой командой, но не смог найти их. Они наверняка придавлены под развалинами Сектора, думал он. Вряд ли можно было там выжить.
       — Все службы в Секторе 7 временно недоступны.
       Дензел посмотрел наверх, когда прижал телефон к уху. Он мог видеть восточную часть Плиты Сектора 5. Он понял, что Руви тоже придавлена на той Плите. «Это место под ее могилой» — думал он. Вот почему здесь так одиноко.
       — Все службы в Секторе 7 временно недоступны.
       Он положил трубку, борясь с желанием швырнуть телефон на землю и разломить его на кусочки. Но он этого не сделал и попробовал еще раз. Он попробовал вспомнить номер Руви, но он вообще его не знал. Вместо этого, он посмотрел на принятые звонки в телефоне и набрал самый первый номер. Звонок. Кто-то ответил.
       — Клауд, ты редко звонишь. Что-то стряслось?
       Дензел слушал женский голос в телефоне.
       — Клауд? — Сказала женщина с сомнением в голосе.
       — ….Нет, это не я.
       — Кто это? Это ведь телефон Клауда, да?
       — Я не знаю.
       — Кто это?
       — Я не знаю….я не знаю, что мне делать. — Его голос задрожал пока он говорил.
       — Ты плачешь?
       Он почувствовал текущие по лицу слезы. Он попытался смахнуть их и закрыл глаза, вдруг внезапная боль пронзила его лоб. Его тело онемело от шока, и он уронил телефон, он упал на землю, держась за лоб. Липко. Было липко и мокро. Нет, нет, я не хочу умирать! Он хотел это прокричать Планете или Богу, или еще кому-нибудь, кто услышит его и сжалиться над ним. Но боль не позволяла этого и он со всем сердцем, собрав силы, молился. «Пожалуйста, не будь черной. Пожалуйста, не будь черной». — С ужасом, он убрал руку со лба и посмотрел на нее — Темно-черное.

***

       — Я не хочу вспоминать что было потом. Когда я пришел в себя, то я был в кровати. Тифа и Марлен присматривали за мной. А потом….остальное вы знаете, да?
       — Более-менее.
       — За то, что я жив, стоит сказать спасибо многим людям. Моим родителям, тете Руви, мистеру Гаскину, ребятам из Поисковой Команды. Людиям, которые еще здесь и которых нет. Тифе, Клауду, Марлен и ….
       Рив кивнул.
       — Я хочу для кого-нибудь быть таким человеком. В следующий раз, будет моя очередь защищать людей.
       Рив молчал.
       — Пожалуйста, возьмите меня. — Сказал Дензел, пододвигаясь ближе.
       — Нет! НЕТ, НЕТ, НЕТ! — Вмешался Джонни.
       — А ты замолчи! — сказал Дензел.
       — Ты все еще ребенок!
       — Это тут не при чем!
       — Нет. — Сказал Рив. — Вообще-то….О.В.М. не принимает детей.
       Джонни ухмыльнулся: — Ха! видишь!
       — Что! почему вы это не сказали это с самого начала?
       — Я только что принял это решение. Пока слушал тебя. Дети способны делать то, что подвластно только им, детям. И я хочу, чтобы ты сделал одну из этих вещей для меня.
       — Что вы имеете в виду?
       — Давать силу нам, взрослым.
       Дензел ждал, чтобы тот продолжил. Но Рив встал, как будто закончил говорить.
       — О, а еще…
       Дензел посмотрел на Рива с надеждой, что тот передумал.
       — Спасибо что присматривал за моей матерью. — Рив достал из заднего кармана платок и показал Дензелу. Он был белым и на нем был цветочный узор.
       — Не может быть….

***

       После того как Рив ушел, Джонни стал убираться на столе. Дензел молча смотрел на его платок.
       — Эй. — Джонни сказал, остановившись. — Если хочешь драться или еще что-то, ты это всегда можешь делать, да? Для этого тебе не нужно присоединится к О.В.М. так? Почему ты так на этом зациклен?
       — Клауд…
       — А что он то?
       — Он был в армии несколько лет назад. Это сделало его сильным. Я хочу быть сильным.
       — Я считаю, что времена сейчас меняются.
       — Как?
       — Сейчас важны ребята, которые могут облегчить чужую боль, а не те которые бегают с ружьями и мечами. В этой эпохе именно такими людьми будут восхищаться.
       — Не то, чтобы я хотел быть любимым. — Ответил Дензел.
       У него было множество людей, которые поддерживали его. Мужчины и женщины, взрослые и дети. Все их вдохновения в их пути.
       — Думаю я хочу…отплатить мой долг всем им.

0

3

Дело Тифы

Выпроводив последнего посетителя из своего бара «Седьмое небо», Тифа вернулась, чтобы прибраться на кухне. Помещение было освещено слабо, но вполне достаточно. Кроме Тифы там никого не было. А ведь всего несколько дней назад работа не казалась такой утомительно долгой! Тифе нравилось работать вместе с ее семьей, не думая о проблемах; теперь же вода остыла, и Тифа уже не справлялась со всей этой грязной посудой. Пытаясь хоть как-то изменить обстановку, она решила включить все лампы, освещавшие бар. На короткое время помещение озарил свет, однако мощности в генераторе было недостаточно, чтобы продлить этот миг. В баре вновь воцарился полумрак. Тифа вдруг почувствовала себя неуютно. Неужели она одна во всем доме? Не в силах отогнать от себя эту мысль, она позвала:
— Марлен!
Не прошло и минуты, как из глубины дома со стороны детской послышались легкие шаги, и в комнате появилась Марлен.
— Тсс! — приложив палец к губам, она нахмурилась. Тифа извинилась, но в то же время почувствовала облегчение.
— Дензел наконец-то заснул.
— У него были боли?
— Угу.
— Ты могла бы позвать меня.
— Дензел мне не позволил.
— Ясно…
Тифа обругала себя за то, что позволяет детям беспокоиться о ней.
— Что с тобой?
— Хм… О чем ты? — ответила Тифа, пытаясь скрыть свои чувства.
— Тебе было одиноко? — Марлен была не по годам проницательна, — Я никуда не уйду.
— Спасибо. Но тебе пора спать.
— Я уже засыпала, когда ты меня позвала.
— Прости.
«Она — моя дочь. Так я всем говорю. Ее родители умерли не так давно, и ее воспитывал ближайший друг ее отца — Баррет».
Тифа хорошо узнала Марлен с тех пор, как повстречала Баррета и пока путешествовала с ним. Поэтому не было ничего удивительного в том, что Баррет доверил Марлен Тифе, отправляясь куда-то уладить свои дела.
Тифа оставила мытье посуды и прошла вслед за Марлен. В детской рядом друг с другом стояли две кровати. В одной из них крепко спал Дензел. Шрам геостигмы на лбу восьмилетнего ребенка — мучительное зрелище. Состояние Дензела не улучшалось, и сделать с этим ничего было нельзя. Дензел немного поморщился, когда Тифа стала вытирать гной с его мокрого лба, но он не проснулся. Марлин, наблюдавшая за этим, устроилась в своей постели и окликнула Тифу.
— Тебе одиноко даже когда мы здесь, да?
— …Прости, — ответила честно Тифа.
— Ничего. Мы в этом похожи.
— Понимаю.
— Интересно, где Клауд сейчас?
Тифа опустила голову, не зная, что ответить. Клауд был где-то в Мидгаре. Сначала она боялась худшего: что он попал в аварию, когда ехал по вызову или на него напал какой-нибудь монстр…
Однако вскоре она выяснила, что он был в городе и ездил по вызовам. Были люди, которые его видели. Он просто ушел из дома. Тифа пыталась убедить детей, что все в порядке, но вскоре сама потеряла самообладание. Детям не понадобилось много времени, чтобы понять, что что-то случилось.
— Почему он ушел?
«Я не знаю. Может быть, нас разделяло слишком многое».
Но Тифа помнила ту улыбку на лице Клауда, когда она видела его в последний раз. И доброта, с которой улыбался Клауд, давала Тифе надежду, что все будет в порядке.
«Или, может быть, я ошибалась?»

***

В один злополучный день из глубин космоса появился Метеор. Тогда Поток Жизни из разных слоев Планеты собрался вместе и уничтожил Метеор. И Тифа видела все это вместе со своими друзьями с палубы воздушного корабля.
«Мне хотелось, чтобы он просто смыл все. Смыл мое прошлое. Наше прошлое. Но наверное, и я предчувствовала тот неизбежный кошмар, который последует за радостью оконченной битвы. Я не знала, смогу ли я жить так же, как раньше».
Когда кто-нибудь другой задавался подобным вопросом, она всегда говорила ему, что нужно жить, невзирая на все, что произошло. Теперь же, когда дело касалось ее самой, она не была так уверена.
Благодаря использованию компанией «Шин-Ра» Мако-энергии, мир процветал. Свет заливал поверхность земли; однако в то же время происходило нечто страшное. И антишинровская организация «ЛАВИНА» решила показать всему миру, что за тьма скрывается за этим светом.
Мако-энергия разрушала Планету. Подпольная деятельность «ЛАВИНЫ» не приводила к большим результатам. Поняв преимущества энергии Мако, людям уже было сложно отказаться от нее. Пытаясь хоть как-то изменить ситуацию, члены «ЛАВИНЫ» решили перейти к более радикальным методам. В городе Мако — Мидгаре — где было задействовано много Мако-энергии для обеспечения ею многочисленных жителей, они взорвали один из реакторов.
Но из-за ошибки в расчетах, взрыв оказался намного мощнее, чем они ожидали. Районы вокруг реактора также оказались уничтожены. В ответ на это компания «Шин-Ра» принялась за уничтожение «ЛАВИНЫ». Целый сектор Мидгара, в котором находился штаб «ЛАВИНЫ» и где жило много людей, был уничтожен. «Шин-Ра» прибегли к таким жестоким мерам только чтобы уничтожить маленькую повстанческую группировку… И таким образом «ЛАВИНА» стала причиной гибели тысяч невинных людей.
«ЛАВИНА» — это была организация, в которой была и Тифа.
Сперва она думала, что эта жертва была так или иначе неизбежной на пути к их великой цели. Ведь они тоже всегда были готовы пожертвовать своими жизнями. Но после катастрофы, Тифе и другим пришлось изменить свои взгляды — по неожиданным причинам. В ходе своей борьбы против корпорации «Шин-Ра» они оказались вовлечены в противоборство с могущественным Сефиротом. И Тифа вместе со своим другом детства Клаудом, Барретом — еще одним членом ЛАВИНЫ, оставшимся в живых; Айрис, которую они встретили во время всей этой суматохи, и Редом XIII отправились в путешествие. В ходе некоторых других событий к ним присоединились также Сид, Кайт Сит, Юффи и Винсент.
Казалось, новая дружба в самом разгаре — но за все приходится платить: погибает Айрис.
Но путешествие еще не было окончено. И, вспоминая то, что им пришлось пережить, Тифа понимала, что конец битвы — каким бы он ни был — уже близок.
«Все началось еще когда я была маленькой девочкой. Что-то случилось на Мако-реакторе, который был построен близ моего родного города — Нибельхейма, что угрожало нашей безопасности.
Сефирот был послан корпорацией «Шин-Ра», чтобы решить эту проблему, но он убил моего отца. Не в силах бороться с ненавистью к Сефироту и «Шин-Ра», я присоединилась к «ЛАВИНЕ». Да. Вот когда я стала их ненавидеть. И девизы «ЛАВИНЫ» о том, что они против «Шин-Ра» и против Мако, были мне нужны, чтобы скрыть мои настоящие мотивы. Но слишком многими жизнями нам пришлось пожертвовать ради спасения Планеты. И если это было лишь из мести, тогда…»
Вот что лежало тяжелым грузом на сердце Тифы.
Она не знала, сможет ли она жить с этим чувством. Тифа боялась думать о своем будущем, смотря с борта воздушного корабля вниз, на землю.
Рядом с ней Клауд наблюдал ту же картину, однако на лице его была спокойная улыбка. Ни разу за все их путешествие он не улыбался так. Заметив взгляд Тифы, Клауд спросил:
— Что случилось?
— Клауд, ты улыбаешься.
— Правда?
— Ага.
— Все начинается. Новая… — Клауд подыскал нужное слово, — новая жизнь.
— Я буду жить. Только так я могу получить прощение. Нам пришлось пройти через… многое.
— Пожалуй, да…
— Но когда я думаю о том, сколько раз я собиралась начать новую жизнь… Знаешь, это смешно.
— Почему?
— У меня никогда это не получалось.
— В этом нет ничего смешного.
— …но теперь, я думаю, все будет по-другому.
Клауд немного помолчал, затем произнес: «Потому что теперь ты со мной.
— Но я всегда была с тобой.
— С завтрашнего дня все так и будет, — ответил Клауд и снова улыбнулся.

***

Вместе со своими друзьями Тифа отправилась к Айрис. К Айрис, которая была теперь на дне озера в Забытом Городе. С миром, который она хотела спасти ценой собственной жизни, теперь все будет в порядке. Так им было сказано. Тифа услышала голос, спрашивавший, все ли в порядке у нее. Был ли это голос Айрис, или же ее собственный голос — она не могла понять. Она не выдержала и заплакала. После того, как Сефирот убил Айрис, Тифа не чувствовала горя о ее смерти. Да, она испытывала грусть, но грусть эта только подпитывала ее ярость и ненависть к врагу. Теперь, когда она пришла сюда, она наконец почувствовала всю боль, что разрывала ее сердце. И как то, что она была членом ЛАВИНЫ, так и присутствие рядом других — все это лишь усиливало ее чувства. Слезы текли и текли.
— Прости… Пожалуйста, прости…
Она почувствовала, как рука Клауда легла на ее плечо. Он держал ее крепко, так, чтобы она не смогла уйти. Но сейчас ей хотелось только плакать — столько, сколько понадобится… А что будет дальше, пусть решает он.
Она просто не знала, что будет делать одна.

***

Спутники Тифы, с которыми она проделала весь этот долгий путь, покидали ее с той же легкостью, с какой когда-то присоединились. Винсент просто ушел, как будто был лишь случайным попутчиком, чем вызвал возмущение Юффи. Она считала, что неправильным будет теперь разойтись в разные стороны после того, как они столько прошли как друзья. Баррет сказал ей, что, если все будут живы, они всегда смогут навещать друг друга — стоит только захотеть. А может быть, это сказал Сид… Дав обещание собраться вместе снова, Тифа, Клауд и Баррет отправились в Корел — родной город Баррета. С трагедии, которая случилась здесь из-за Мако, для него все и началось. Баррет молча постоял немного, а затем сказал остальным, что он пойдет один: ему тоже нужно было жить с тем грузом, что лежал у него на сердце.
Они побывали и в Нибельхейме — родном городе Тифы и Клауда. Но никакой ностальгии они не почувствовали: слишком ясно все здесь напоминало о тех событиях, что произошли в этом городе.
— Не нужно было сюда приходить, — сказал Клауд, — Слишком много вспоминается.
Слова Клауда выразили и то, что чувствовала Тифа.

***

После этого они поехали в Кальм. Там их ждали Эльмира — женщина, удочерившая когда-то Айрис, — и Марлен, оставленная на ее попечение. У родственников Эльмиры был дом в Кальме — там они и остановились. Баррет и Марлен были счастливы снова увидеть друг друга. Клауд рассказал Эльмире о том, что случилось с Айрис.
Они не подали виду, как они относятся к происшедшему, однако Клауд, Тифа и Баррет попросили прощения за то, что не смогли спасти Айрис.
— Вам не нужно извиняться. Вы сделали все, что могли, — сказала Эльмира.
Тифа и другие не смогли ничего сказать в ответ.
«Все ли мы сделали, что могли сделать?»
Тогда в Кальм приезжало много людей в поисках убежища. Обычные дома превратились в приюты. Жители Кальма не винили приезжающих — хотя и могли бы. И даже гостиница предоставляла нуждающимся комнаты бесплатно. Похоже, люди пытались объединиться, чтобы построить мир заново.
— Ну что, пойдем домой, — сказал Клауд.
— Куда? — спросил его Баррет.
— В оставленную нами реальность.
— И что бы это, черт возьми, могло значить?!
— К нормальной жизни.
— Интересно, откуда мы ее возьмем?
— Найдем, — Клауд посмотрел на Тифу, — Верно?.
— Да-а! — весело крикнула Марлен. Тифа тоже кивнула, но, как и Баррету, ее было непонятно, когда их жизнь была нормальной.
Они вчетвером вернулись в Мидгар. Город уже оправился от того хаоса, что творился здесь после того, как был уничтожен Метеор. Люди снова суетились, заботясь о своем завтрашнем… впрочем, нет: скорее, сегодняшнем дне. В Тифе вновь пробудилось чувство вины. Тогда, глядя на Мидгар сверху, ей хотелось, чтобы все здесь смыло. Она и не знала, что здесь жизнь по-прежнему бьет ключом… И Тифа не могла простить себя за то, что была такой эгоисткой. Она рассказала о своих мыслях Клауду и Баррету. Они поняли ее и согласились, однако напомнили, что где бы они теперь ни были и что бы ни делали, им уже не удастся скрыться от себя и своего прошлого.
— Раз оно так, нам придется жить дальше. Жить, пока мы не заплатим за свои ошибки. Иначе нельзя, — сказал Баррет.
Когда Клауд и Тифа остались одни, Клауд сказал ей:
— Что за мрачные мысли? Это на тебя не похоже.
— Но… я не могу по-другому.
— Можешь. Ты ведь намного сильнее. И если ты забываешь об этом, я всегда буду рядом, чтобы напомнить тебе.
— Всегда?
— Наверное, — ответил Клауд, краснея.

***

Первое, чем они занялись, был сбор информации в Мидгаре и за его пределами. Люди нуждались в материалах, но еще больше им была нужна информация о том, где можно достать те или иные вещи. Тифа, Клауд и Баррет разделились и начали ездить по городу, рассказывая всем, кому что-то было нужно, все, что они узнали. Они помогали тем, кто не мог сам передвигаться. Ночевали они под плитой в Мидгаре, хотя про нее и ходили слухи, что она вот-вот обвалится.
Однажды Баррет вернулся, неся с собой бутыль вина, подогреватель и разные фрукты. Все это ему дали за то, что он помог кому-то разобрать дом.
— А теперь смотрите, — сказал он и начал готовить такое, чего они никогда не видели. После этого к вину никто не прикасался две недели. Вскоре они узнали, что это был какой-то особый рецепт выпивки из Корела. Тифа и Клауд потягивали вино понемногу, в то время как в количестве выпитого Барретом можно было купаться. Похоже, Баррету это нравилось, поскольку он тут же начинал рассказывать истории из своего прошлого — мирного прошлого. Например, о то, как он, напившись, свалился в колодец. Впервые за долгое время Тифа и Клауд расхохотались.
На следующий день Баррет сказал серьезным голосом: А не начать ли нам продавать это вино?
— Нам? — удивился Клауд.
— Ну конечно, идиот! Мы с тобой не будем привлекать посетителей. Этим займется Тифа.
— Я?
— У тебя это получается!
Не так давно, штабом ЛАВИНЫ был бар «Седьмое небо». Там протекала жизнь членов организации. И Тифа была там барменом — да, в общем-то, и управляющей. Баррет продолжил:
— По-моему, людей в Мидгаре можно разделить на две группы: те, кто просто торчат тут, так и не приняв того, что произошло; и те, кто работают, чтобы построить себе новую жизнь. И я прекрасно понимаю, что чувствуют и те, и другие. У каждого свои проблемы, и каждый справляется с ними по-своему. Но есть и одно решение для всех проблем — выпивка.
— Как это?
— Не знаю. Но когда мы выпивали вчера, мы смеялись. И мы забыли обо всем, так? И к таким моментам мы стремимся.
— Пожалуй, ты прав.
— Да, и такие времена важны, разве не так? Ну, что скажешь, Тифа?
Тифа не смогла ответить сразу. Она понимала, что имеет в виду Баррет, но открыть бар… это значит вернуться к временам «ЛАВИНЫ». Тогда заговорил Клауд:
— Ну же, Тифа, давай попробуем. А если будет тяжело, мы всегда сможем остановиться.
— Трудно не будет. А если Тифа не начнет работать, она тут думать начнет — да так, что потом уже ничего и делать не сможет.
И это могло оказаться правдой.
Итак, они втроем начали подготовку. Свой бизнес они решили открыть в новом городе, который назывался Край и находился к северу от Мидгара.
Все люди, которым Клауд и Баррет помогли, теперь помогали им везти материалы, необходимые для постройки бара — стены, подпорки…
Баррет выкрикивал команды, в то время как Клауд тихим голосом их поправлял. Тифа, в свою очередь, научилась делать корелскую выпивку и даже улучшила ее вкус. Кроме того, она подумала о том, что из еды можно включить в меню, основываясь на тех продуктах, с которыми не было перебоев. Марлен же была для тех, кто помогал строить бар, чем-то вроде талисмана. Она ходила с таким видом, будто сама собирается встать там за барную стойку. И хотя сложно было справляться со всеми проблемами, что возникали каждый день, решение для них всегда находилось. Иногда, когда Тифа пыталась улыбнуться, чувство вины возвращалось к ней, но тут же кто-нибудь окликал ее, чтобы что-то спросить.
По словам Клауда, еще несколько дней, и можно было открывать бар. Баррет спросил, какие будут идеи насчет названия. Они высказали свои предложения, однако варианты Клауда были слишком скучными или ничего не значащими, а названия, которые предлагал Баррет, наводили на мысли о монстрах. В конце концов, решение было предоставлено Тифе, и мужчины пообещали, что не будут возражать, что бы она ни выбрала. Но день открытия приближался, а у Тифы так и не было времени подумать над этим из-за свалившихся на нее дел. Как-то Марлен подошла к ней и спросила, что им делать с названием.
— Мы еще не решили.
— Я бы хотела, чтобы это было «Седьмое небо». Об этом названии Тифа боялась даже думать.
«Мне и так хватало мыслей о прошлом. Незачем было брать название, которое напоминало бы мне о том, что было».
— Почему?
— Потому что тогда было весело. И если мы откроем «Седьмое небо» опять, то снова будет так!
У взрослых были свои цели, но Марлен об этом и думать не хотела. Для нее «Седьмое небо» было домом, где жили Баррет и Тифа, где жили ее друзья…
— Хмммм… «Седьмое небо»?
«Мне все равно не убежать от прошлого. Все, что мне оставалось — примириться с этим и жить дальше».
И Тифа решилась.
День открытия бара «Седьмое небо» прошел удачно. Корелскую выпивку любой мог приготовить и сам, поэтому они не стали задирать цену. Не было и специального блюда — по причине отсутствия ингредиентов. И все же, люди стремились в такие места. Туда, где можно выпить с друзьями. Туда, где можно забыть о проблемах и даже об обыденной реальности и помечтать о будущем. Те, у кого не было денег, могли расплатиться вещами. В продаже были разные соки (притом только те, которые попробовала и одобрила Марлен), так что сюда могли заходить и дети. Марлен, которая всегда и во всем принимала участие, работала официанткой до вечера. И тех, кто перебрал, она без колебаний отправляла по домам.
Баррет сидел в уголке, потягивая выпивку. Возможно, он подумывал о роли вышибалы. Занятием Клауда было доставать необходимые ингредиенты для приготовления еды и напитков. Правда, он не знал названий многих фруктов и овощей. Поначалу Тифа удивлялась, но затем подумала, что при том образе жизни, который вел Клауд, вряд ли могло быть иначе. Ей в голову пришла забавная мысль, что Клауду придется начать новую жизнь с изучения овощей. «Нет, только не надо смеяться», — говорила себе Тифа.
Клауд не был общительным человеком. Ему было трудно идти на контакт с людьми; тем не менее, ему приходилось вступать в переговоры с людьми, чтобы достать нужные ингредиенты. И он их доставал — правда, за большую цену, чем они на самом деле стоили. Клауду тоже нужно было торопиться.
По прошествии недели со дня открытия Баррет сказал остальным, что раз уж дела идут хорошо, он собирается уехать на некоторое время. Марлен с собой он не брал.
— Хочу съездить, уладить свое прошлое.
Клауд кивнул, как будто понял его.
— Уладить свое прошлое?.. Но я тоже хочу с ним разобраться.
— Вы двое можете сделать это и здесь. Нельзя всю жизнь только брать. Докажите, что и вы способны давать.
В ночь перед отъездом Баррета Марлен, всегда спавшая до этого с Тифой, спала вместе со своим отчимом. Было слышно, как они допоздна разговаривали.
На следующее утро Баррет уехал.
Марлен прокричала ему вдогонку: «Пиши мне письма! И звони!»
Баррет в ответ поднял свою искусственную правую руку со встроенным пулеметом. Он шел, не оборачиваясь. Так уходят люди, для которых вся жизнь — это бой.
«Я думала о том, какую же жизнь он найдет для себя. Только бы он нашел в себе силы не ввязываться в войну. Нельзя только брать. И я молилась, чтобы он смог доказать, что тоже может давать».
— Смотри, будь «хорошей» девочкой!
Тифа и Клауд переглянулись, услышав слова Баррета. «Хорошей» девочкой?
— Я присмотрю за Клаудом и Тифой!
Баррет обернулся и крикнул: — Берегите себя! — Его голос слегка дрожал.
— Держитесь вместе и будьте одной семьей!

***

«Друзья были для меня тем, что не давало моему прошлому взять надо мной верх. Даже если они были просто соратниками, раненными так же, как и я… Даже если они были попутчиками, на чьей совести лежали те же ошибки… Все же, мы не могли жить, не ободряя и не утешая друг друга.
Может быть, это и можно было назвать семьей. Мы просто были должны держаться вместе и делать все, что в наших силах».
И Тифа думала, что сможет справиться со всем, если рядом будут друзья, которых можно назвать семьей.

***

Прошло несколько месяцев с тех пор, как они открыли бар. Как-то, позвонил Клауд, уехавший за продуктами. Он решил спросить, как долго может человек пользоваться привилегией в виде бесплатной еды и выпивки в «Седьмом небе». Слушая его, Тифа понимала, что он хочет этим сказать. Она была уверена, что Клауд хочет во что бы то ни стало найти что-нибудь, чем сможет отплатить за эту «привилегию».
Однажды ночью Клауд вернулся на мотоцикле. Такой модели они еще никогда не встречали. С тех пор все свободное от работы время Клауд возился с ним. Он привел откуда-то знакомого механика, с которым обсуждал, как можно улучшить мотоцикл. Похоже, сразу несколько человек помогали Клауду в этом. Марлен, вместе со своими друзьями из живших по соседству детей, тоже наблюдали за работой. Все это вселяло в Тифу уверенность в том, что они и вправду становятся настоящей семьей.
Клауду часто приходилось уезжать из Мидгара за припасами. Чаще всего он ездил в Кальм. Ему приходилось нанимать мотоцикл или грузовик, а иногда даже чокобо; теперь же мотоцикл у него был свой. Пожалуй, время от времени он мог бы ездить намного дальше и привозить какие-нибудь редкие вещи. Однажды вечером Клауда позвали к телефону. Поговорив несколько минут, он сказал, что должен ненадолго уйти.
— Куда ты идешь?
— Да как бы тебе сказать…
Клауд рассказал ей, что часто его просили доставить что-нибудь по пути обратно в Мидгар. Сейчас звонил владелец магазина, который делился с ними овощами. Похоже, ему нужно было непременно привезти что-то до утра. Клауд смотрел на Тифу, словно ребенок, все секреты которого только что раскрыли.
— Почему ты на меня так смотришь?
— Ну… прости, что не говорил тебе об этом.
— О чем?
— О том, что я делаю то, что хочу…
Тифа расхохоталась. Клауд продолжил рассказывать о том, как ему начали приплачивать за то, что он привозил вещи. Ему было стыдно, что он тратил все на улучшение своего мотоцикла. Прямо как ребенок, — подумала Тифа. Конечно, ей было немного грустно, что Клауд нашел для себя другой мир, о котором она не знала; но то, что мир Клауда расширялся, было для нее приятно. Да, наверное, так думают матери. Тифа выпроводила Клауда, радуясь тому новому чувству, что зарождалось в ней.

***

Пока, Тифа смогла примириться со своими прошлыми ошибками, однако она не забыла о них. И возможно, в один прекрасный день, она будет наказана. Пока же этот день не настал, Тифа была намерена жить и заботиться о своем будущем. И она собиралась жить так, чтобы не только брать, но и давать.

***

Тифа всерьез убеждала Клауда открыть службу доставки. Заказы можно было принимать в баре. Что же касается звонков, этим могла заняться Марлен, или даже она сама. Сперва Клауд колебался, но, подумав один день, принял предложение. Просто, как и всегда, он осторожничал.
Итак, начало Службы доставки Страйфа было положено. Центром их работы был Мидгар, однако они могли доставлять вещи и в другие города. Правда, только туда, докуда Клауд мог добраться на мотоцикле. Клауд улыбался и говорил, что он теперь одна большая реклама. Его дела тоже шли успешно: в те времена для многих отправка вещей была проблемой. По-прежнему, повсюду рыскали монстры, да и дороги могли разрушиться из-за вырывавшегося из земли Потока Жизни. Работа, связанная с путешествиями по миру, была под силу далеко не каждому. И именно такая работа была ему нужна. Тифу удивлял тот факт, что такой некоммуникабельный человек, как Клауд, занимается тем, что поддерживает связь между людьми посредством своей службы доставки.
С тех пор, как Клауд открыл службу доставки, их «семейная» жизнь изменилась. И не в лучшую сторону. Клауда не было дома с утра и до поздней ночи. А это означало, что у них троих теперь будет меньше шансов поговорить всем вместе. Тифа попробовала закрывать бар раз в неделю, но Клауд не мог бросить работу: у него были заказы. Хотя Тифа и хотела, чтобы они могли иногда проводить выходные вместе, она решила, что это чересчур эгоистично с ее стороны. За это время Марлен стала замечать перемены в Клауде. Она рассказала Тифе, что иногда Клауд вдруг начинает смотреть в небо и совершенно перестает ее замечать.
«Клауд и вправду никогда не заговаривал с Марлен сам, но я уверена, что раньше он всегда отвечал ей, если она разговаривала с ним. Я знала, что у Клауда были свои методы общения с Марлен. Везде есть такие люди, которые, не умея обращаться с детьми, все же знают способы, как с ними поладить.
Я сказала ей, что, скорее всего, Клауд тогда просто устал; но меня это обеспокоило. Марлен всегда тонко чувствовала перемены во взрослых».
Как-то, в один из выходных, Тифа и Марлен прибирались в комнате, бывшей теперь офисом Клауда. Там было много бумаг, не разобранных и валявшихся тут и там. Одна из них попалась на глаза Тифе:
Клиент — Эльмира Гейнсборо
Предмет для доставки — букет
Пункт назначения — Забытый город
Тифа убрала бумагу вместе с остальными, будто бы не заметив ничего. Однако она дрожала. Ездить по миру означало проезжать и через свое прошлое. Тифа знала, как мучился Клауд из-за того, что не смог защитить Айрис. Клауд уже почти преодолел это, но теперь возвращение туда, где он расстался с Айрис, могло вновь разбить его сердце.
Был поздний вечер, и они уже закрыли бар. Клауд пил вино, хотя обычно делал это редко. Он осушил свой стакан. Тифа помедлила, прежде чем подойти к нему и налить еще.
— Не возражаешь, если я присоединюсь? — Она хотела поговорить с ним кое о чем.
— Я буду пить один.
Услышав это, Тифа вышла из себя: — Тогда пей в своей комнате!
Баррет звонил несколько раз. Чаще всего, он рассказывал не о себе, а напротив, спрашивал, как дела у Марлен. В этом случае звонок заканчивала небольшая беседа Марлен и Баррета. Как-то Марлен, не зная, слышит ли ее Тифа или нет, грустно сказала Баррету: «Клауд и Тифа не очень-то ладят».
Какие бы чувства ни возникли между ней и Клаудом, она не имела права втягивать в это Марлен, — так думала Тифа.
Тифа заставляла себя разговаривать с Клаудом. Если рядом оказывалась Марлен, Тифа начинала говорить о чем-нибудь приятном, следя, чтобы разговор не заходил о серьезных вещах. Клауда бесило то, как Тифа меняет тему, однако, понимая для чего это нужно, он подстраивался и продолжал разговор. Даже Марлен принимала участие в таких беседах.
«Я думала, что все идет как надо. Но все же, я не могла поговорить о том, о чем хотела. Просто не знала, что сказать…»
Однажды утром Тифа рассказывала довольно забавную историю, которую она услышала от одного посетителя.
— Да уж, с этим ничего не поделаешь, — подумал вслух Клауд.
— Не поделаешь! — крикнула Марлин.
Взрослые в удивлении посмотрели на нее.
— Ты уже рассказывала нам эту историю! И Клауд каждый раз говорит одно и то же!
«Пусть не все шло хорошо, но мы были вместе. Мы были семьей. Мы жили в одном доме; жили тем, что держались друг друга. Может быть, мы не так часто разговаривали, редко улыбались друг другу. Но мы были семьей», — вот как думала Тифа. Точнее, она заставляла себя так думать.
Убедившись, что Клауд спит, Тифа сказала ему:
— У нас ведь все будет в порядке, да?
Естественно, ответа не последовало. Было лишь слышно дыхание спящего Клауда. Тифа задумалась: интересно, значит ли то, что он здесь спит, что он — член нашей семьи?
— Ты меня любишь?
Клауд проснулся; на его лице застыло недоумение.
— Клауд, ты любишь Марлен?
— Ну да… Просто иногда я не знаю, какой к ней нужен подход.
— Даже теперь — когда мы столько прожили вместе?
— Наверное, этого еще мало.
— Клауд, нас тебе тоже мало?
Клауд не ответил.
— Прости, что наговорила тебе всяких глупостей.
— Ничего. Это уже мое дело.
Клауд закрыл глаза.
— Давай постараемся. Вместе.
Клауд молчал.
Вскоре после этого Клауд привез с собой Дензела. Мальчик был уже без сознания, когда его принесли в бар. Геостигма. Клауд сказал, что, судя по симптомам, болезнь началась недавно. Пока Тифа заботилась о Дензеле, она думала о том, как много еще детей страдают от той же болезни. В городе было много приютов для детей, потерявших родителей. Тогда почему Клауд принес его сюда? Как раз когда Тифа собиралась спросить его об этом, Клауд что-то пробормотал:
— Он пришел туда, ко мне…
— О чем ты?
— Ну-у…

***

Когда Дензелу стало лучше, она выслушала его историю о том, что произошло с ним до того, как он попал сюда. И она подумала, что он должен  был сюда попасть. Он был одной из жертв трагедии в Седьмом секторе.
«Седьмой сектор был уничтожен по нашей вине. Именно поэтому я должна была позаботиться о Дензеле. Он пришел не к Клауду. Просто он встретил Клауда, чтобы попасть ко мне».
Тифа рассказала Клауду и Марлен, что хотела бы, чтобы Дензел жил с ними. Клауд молча кивнул, зато Марлен сияла от радости.
Поначалу Дензел настойчиво пытался помогать им, желая отплатить за то, что они о нем позаботились. Но потом — когда он стал помогать Клауду с его работой, а также делать кое-что в баре, — он начал раскрывать им свою душу.
Был поздний вечер, и бар был закрыт. Прибираясь на кухне, Тифа обратила взгляд на центральный столик. Там сидел управляющий Службы доставки Страйфа — Клауд — и два его помощника: Марлен и Дензел. Дензела часто беспокоила геостигма на лбу, но те дни, когда его не лихорадило и не было боли, он проводил с Клаудом. Каждый день Клауд проводил полдня дома. Так что, пока он был дома, у Дензела было время, чтобы побыть со своим кумиром. Да, Клауд был для Дензела героем. Еще бы: он ездил на мотоцикле, спас Дензела, когда тот едва не умер от приступа геостигмы… Дензел о таком мог только мечтать. Ему хотелось знать о Клауде все. Он выпытывал у Тифы все, что она знала о Клауде, пока тот не возвращался домой. Однажды Тифа полушутя заметила, что именно она готовит в этом доме еду. Дензел ответил совсем по-взрослому, что он тоже каждый день убирается в баре и дома.
И это была правда: Дензел убирался на удивление хорошо. На вопрос, не покойная ли мать научила его этому, он отвечал «нет». На следующий день Тифа спросила Клауда, кто учил Дензела уборке. Оказалось, Клауду он об этом рассказывал. Это немного задело Тифу.
«Меня беспокоило, почему Дензел рассказал это Клауду, но не мне. Один раз я расспросила об этом посетителя, который был примерно одного с Дензелом возраста. Ответом было: все мальчишки такие. Ничего страшного в этом нет. Обычная семья».
Этот ответ не помог Тифе лучше понять Дензела, но она почувствовала облегчение, услышав слова «обычная семья».
Когда бар закрывался, привычная троица садилась за столик. Не было бы ничего удивительного, если бы кто-нибудь увидел в них молодого отца с двумя детьми. И если Тифе того хотелось, она всегда могла подойти к тому столику и быть встреченной улыбками.
Клауд разложил на столе карту. Он сверял маршруты, по которым он собирался ездить с доставкой на следующий день. Дензел и Марлен разбирали бумаги. Когда Марлен попадались непонятные слова, она спрашивала Дензела. Тот начинал объяснять ей все, словно старший брат. Если же даже Дензел не мог прочитать слово, он обращался к Клауду. У Клауда была привычка давать им ручку каждый раз, когда говорил, как читается новое слово. Он сказал, что если они не будут записывать слова, то и запомнить их они не смогут. Различные названия на карте пробуждали в детях любопытство, и они спрашивали Клауда, как выглядит то или иное место. Клауд был немногословен: там много людей. Здесь очень мало людей. А тут полно монстров, так что это опасное место. Лучше ехать по северной дороге. Любой другой на такие ответы сказал бы: «И это все?!», но, похоже, детей они устраивали. Вскоре и Тифе захотелось поговорить об этом. Когда она стала дополнять ответы Клауда, Дензел начал спрашивать Клауда, так ли это. Это немного раздражало Тифу. Но в то же время она думала, что, наверное, так и надо. Возможно, такой и должна быть обычная семья.
Может быть, с тех пор, как появился Дензел, они и стали настоящей семьей. Клауд определенно стал меньше работать. По вечерам он всегда проводил некоторое время с детьми. И те бессмысленные разговоры между ним и Тифой также были забыты.

***

— Так значит, проблема разрешилась?
— Какая проблема?
— Твоя проблема.
— А, да…
Клауд задумался.
— Если не хочешь, можешь не говорить.
— Я правда не знаю, как это лучше объяснить… — предупредил Клауд, прежде чем начать разговор, — Вообще-то, проблема не разрешилась. И, наверное, еще долго не разрешится. Потерянных жизней не вернуть.
Тифа моча кивнула.
— Но, возможно, мы можем спасти те жизни, что сейчас в опасности. Кто знает, может быть, даже я могу это сделать.
— Ты говоришь про Дензела?
— Ага.
— Слушай, ты помнишь, что ты сказал, когда принес Дензела сюда?
— А что я сказал?
— Ты сказал, что Дензел пришел к тебе.
— Ну… — Клауд был похож на ребенка, которого сейчас опять отругают.
— Расскажи мне. А я уже решу, злиться мне или нет.
Клауд кивнул и продолжил.
— Дензел упал около церкви, где когда-то была Айрис. Поэтому я и решил, что это Айрис привела его туда ко мне.
— Значит, ты был в церкви.
— Я не хотел там прятаться.
— Но ты именно прятался.
— Прости».
— Я же не сказала, что тебе нельзя туда ходить. Просто в следующий раз мы пойдем туда вместе.
— Понятно.
— И ты был неправ, Клауд.
Клауд недоуменно поглядел на Тифу.
— Айрис не привела Дензела к тебе.
— Я это уже понял.
— Айрис привела мальчика к нам , так ведь?
Клауд уставился на Тифу, а затем, наконец, улыбнулся. И доброта, с которой он это сделал, заставила Тифу думать, что все хорошо.

***

Через несколько дней после этого разговора Клауд ушел. Тифа не могла понять, была ли та улыбка, или она ей привиделась. Поцеловав спящих детей, Тифа направилась в офис Клауда. Вытерев пыль с их семейной фотографии, она набрала его номер. Спустя несколько гудков, включился автоответчик службы доставки.

0

4

Дело Баррета

Прошло несколько месяцев с того самого дня. После того, как Тифа и Клауд устроились, Баррет оставил им на попечение, усыновленную им дочь своего покойного друга Дайна, Марлен, и отправился в путешествие, дабы сразиться с демонами своего прошлого. Уезжая, он перекинулся парой слов с Тифой, плечи которой несли аналогичное бремя. Он надеялся, что эти слова приведут ее, по крайней мере, к искуплению. Но ему самому они не принесли утешения, и Баррет не знал, что ему делать. Если он будет рядом с Марлен, это даст ему мир, но промедление, растягивающееся на дни и недели, заставляло его чувствовать себя виноватым. Он знал, что должен уехать, даже если у путешествия не будет цели. Он должен был оторвать от себя часть своего естества и уйти к горизонту. Это будет путешествие ради исцеления.
Полгода он скитался по миру. Жизнь вне Мидгара налаживалась, мало-помалу приходя в норму, даже несмотря на проблему геостигмы. Единственное отличие от столь недалекого прошлого было в том, что сейчас трудно было увидеть, чтобы хоть кто-нибудь использовал мако — ни один из реакторов не работал. С одной стороны, это значило, что дело Баррета и антишинровского движения победило, но чувство потерянности пересилило сладость триумфа. В мире не было места для человека с пушкой, прикрепленной к руке. Его место среди хаоса и битв. Исчезни все это, и где он сможет искупить свои грехи? Панические настроения…
Бывало, он шатался по лесам в поисках сражений, уничтожая атаковавших его монстров, но когда боевая лихорадка проходила, все что оставалось — отвращение к самому себе. И каждый раз из глотки Баррета вырывался рев.
«Раааааааааа!»

***

Однажды, когда он шел в толпе в Джуноне, что-то ударилось о его руку-протез. Посмотрев вниз, он увидел плачущего ребенка. Кровь струилась по его лбу. Когда он нагнулся, чтобы осмотреть рану малыша, женщина, которая наверняка была его матерью подбежала крича: «Пожалуйста! Пожалуйста, простите моего мальчика, умоляю вас! Я сделаю все, что скажете!»
Глаза матери были прикованы к автомату, установленному заместо кисти правой руки Баррета.
«Во времена мира, я ничем не отличен от монстра,» — подумал он.
Времена меняются, поря и ему подумать о новом пути в жизни. Он не был уверен, какой будет этот путь, но точно знал, что ему нужно поменять в первую очередь.
Баррет решил проведать Старика Сакаки — мастера, что однажды смастерил ему протез. У первой версии был простой дизайн с крюком на конце. Баррет был недоволен. Он хотел иметь больше возможностей: копаться в грязи — старик сделал ему руку-ковш, работать по дереву — изготовленный на заказ молот отлично подходил. Но Баррету они не нужны были. И однажды старик сказал ему: «У тебя в голове нет ничего, окромя мести «Шин-ре», и ты никогда не будешь доволен, держа что-либо в этой руке. На! Держи это и никогда не приходи ко мне снова».
То, что старик дал ему, было адаптером, позволявшим крепить любые инструменты к его руке. Используя его, Баррет мог приделать к своей правой руке былые протезы… или оружие.
— Что приделывать — это только твое дело. Но подумай, прежде чем что-либо делать.
Несмотря на предупреждения старика, Баррет не утруждал себя размышлениями. Последующие дни он провел подбирая себе оружие. Он пробовал любое, которое мог достать, увеличивая свою огневую мощь. В следующие несколько лет, все что Баррет крепил к своей культе было оружием.
Вернувшись в мастерскую, он попросил старика сделать ему новую руку — с более мягкой структурой, с кистью руки на конце. Такую, которую никто не будет бояться. Такую, которая позволит ему вернуться к повседневной жизни. Старик Сакаки фыркнул и уставился на Баррета.
— Я не хочу больше только сражаться. Не хочу, чтобы люди меня боялись.
— Что ж… И кем же ты хочешь быть?
— Как я уже сказал… — Баррет остановился на полуслове, ища ответ внутри себя, но не нашел его.
Какого черта он будет делать в мире, где люди учатся улыбаться заново.
— Блин, кабы, я знал!

***

— Мне потребуется неделя. Устроит?
— Да. Пока ты будешь работать, я…
— Если у тебя нет каких-либо планов, — перебил старик, — почему бы тебе не помочь моему племяннику с работой? А взамен… Хммм…
— Забудь, мне не нужно ничего взамен.
— Я все же придумаю что-нибудь.

***

На следующий день, Баррет ехал в грузовике. Племянник Старика Сакаки вел машину, и Баррет вспомнил, что именно такой же грузовик возил его повсюду, когда он был еще ребенком. Двигатель его работал от пару, вырабатываемого от сжигания угля и нагревания воды котле.
Для его обслуживания требовалось четыре человека, работающих одновременно: один вел машину, другой следил за показаниями приборов и еще двое кочегаров забрасывали уголь в печь. В задней части огромного корпуса грузовика находился кузов, в котором могли бы уместиться десять человек. Уголь занимал место место пятерых и Баррет — еще двоих.
Он растянулся, обратив лицо вверх, глядя в небеса. «Парень, эта колымага еле едет», — подумал он. В этом не было чьей-то вины. Большие машины, работающие на угле, всегда так тащатся. Экипаж покрывался потом, работая в бешеном темпе. Все механизмы работали в полную силу. Кочегар среднего возраста вышел в кузов, дабы отдохнуть.
— Прости, что мешаю тебе злиться, но я присяду.
— Ничего, я не злюсь.
— Ага, только вот лицо твое говорит о другом.
Баррет поднялся и уставился на мужчину.
— Чо те нахрен надо?
— Вот видишь — я прав.
Оба замолкли на мгновение. Кочегар нарушил тишину первым.
— Планируешь быть нашим телохранителем вечно?
— Я всего лишь делаю старику услугу. Что будет дальше, я не знаю.
— Ты не создан для этого?
— Быть телохранителем? Нет человека более подходящего, чем я, для такой работы?
— Точно не скажу. — кочегар умолк. Баррет ожидал продолжения.
«На кого, я, блин, похож? Придурок».
— Выскажись уже, чувак.
«Быть может, парень подкинет мне мыслишку, что мне делать со своей жизнью».
— Кто я по-твоему?
— На того, кто вместо того, чтобы мочить монстров, что приходят, идет и ищет их логова, чтобы крушить.
«Да что ты, блин, знаешь, вообще!»
— Даже если ты не знаешь, где они находятся, — подытожил кочегар с улыбкой.
— То есть, по-твоему, я идиот?
— Все не так просто. Может быть тебе гордиться этим?
Баррет посмотрел ему в глаза и засмеялся. Кочегар вернулся к своей упорядоченной работе.
— Могу я попросить у тебя совета? — обратился Баррет к кочегару.
— Зависит от совета.
— Я хочу искупить грехи. Именно поэтому, я в дороге. Но сколько бы времени не проходило, я так и не нашел, как сделать это. Может быть, я именно такой человек, как ты и описал. Как думаешь, что такой парень, как я должен сделать, чтобы искупить вину?
— Все зависит от грехов.
— Многие погибли… из-за меня.
Баррет мысленно вернулся в то время, когда они взорвали Мако-Реактор № 1 вместе с товарищами из организации «Лавина». Причиненный вред был более значителен, чем они рассчитывали. В городе была паника. Его друзья погибли и граждане, которых он не знал.
Кочегар заметил, что Баррет притих и сказал:
— Ты просто должен жить дальше, вот и все. Пытайся, чтобы не произошло.
— Я боялся, что ты это скажешь.
— И если ты не знаешь, где логова чудовищ, ты ищешь и крушишь их. Быть может, настанет день и ты избавишься от монстров нав… Эй, смотри! Вон!
Кочегар указал за грузовик. Их преследовал мелкий, но угрожающий монстр. Баррет навел дуло своей правой руки на него и выстрелил, даже не целясь. Тело существа разлетелось на ошметки в скорострельном огне.
— Хреново быть монстром сегодня, — прокомментировал Баррет.
Повернувшись, чтобы сказать кочегару о том, что волноваться не о чем, он заметил, что тот не отрывает глаз от его правой руки. Прямо, как женщина из Джунона.
«Может быть монстр — я?» — подумал он и сказал:
— Знаешь, возможно логово чудовищ находится где-то внутри меня.
Кочегар не ответил.

***

Местом назначения поездки была маленькая деревня, чья жизнь концентрировалась на коллективном выращивании картофеля в полях. Один за другим, мешки, полные картофеля, были загружены в кузов, в котором место освободилось за счет угля, которого, с момента отправления, стало вполовину меньше.
Помогая экипажу грузовика с погрузкой, Баррет задавался вопросом: «Сколько они берут за него при продаже в городе?» Цены на продовольствие были бедой Мидгара, слишком высокие даже для кризисных времен. Но увидев как усердно работают люди, он понял, что другого пути не было. Как только выработка мако остановилась, большинство фермерского оборудования превратилось в мусор. Выращивание картофеля без него должно быть очень сложным делом.
Баррет глубоко задумался. Если машины не работают, следовательно, у людей нет другого выхода, как работать самим. Людей у нас полно. В Мидгаре целая куча безработных, дерущихся просто за еду. Конечно, они могу просто сожрать все, что растет у их ног, но в таком случае они в конце-концов просто останутся без еды. Да, им придется сеять семена и заботиться о всходах. А потому, они должны приобрести себе скотину.
«Ага, вот оно!» — подумал он. — «Если у нас будет работать голова, то настанет день, когда мы не будем чувствовать нужду — по крайней мере, в еде. Там где нужны машины — мы можем использовать уголь, как в этом грузовике. Все что нам сейчас нужно — вернуться к тому состоянию, в котором мы пребывали до использования мако. Это период возможно будет сложным для нас, все будет двигаться весьма медленно. Для нетерпеливых, как я, это даже будет невыносимо, но это нужный шаг. Так сменяются эпохи».
Баррет улыбнулся, осознавая скорость с которой он пришел к этой идее. Потом стал размышлять, что он лично может сделать. Перво-наперво, может прикрепить к руке мотыгу и начать обрабатывать поля. С его телесной мощью, он бы мог работать за пятерых. Но новой эпохе требуется новый лидер.
«Могу ли это быть я?» — Мечты и мысли Баррета набирали скорость. Он представил себя, отдающего приказы, свои друзей внимающих ему.
«Есть, Баррет!» — сказала бы Джесси, вылетая пулей из комнаты с Веджем и Бигсом, отстающими лишь на шаг. Воспоминания о днях прошлого, проведенного в «Лавине» ворвались в его разум, и за мгновенье видения светлого будущего сменились горьким сожалением.
— Грааааааааааааааааааа! — закричал Баррет.
«Проклятье, опять я сорвался», — подумал он, оглядываясь вокруг. Но никто не смотрел за ним. Все собрались перед домом, наблюдая за племянником старика Сакаки ведущего разговор с мужчиной средних лет, который, судя по всему, был из деревенских. Баррет приблизился, чтобы послушать их разговор.
— Для меня не проблема отвезти твою дочь в Мидгар, но она выглядит ужасно слабой… Боюсь мы не успеем приехать туда вовремя.
— Но… — Мужчина держал на спине маленькую девочку, бывшую, судя по всему, без сознания. Красивая девчушка, но из одной руки у нее просачивалась черная жидкость — ужасная геостигма — страшный диагноз. Такие вот моменты Баррет ненавидел больше всего: вот она проблема — прямо перед вашим носом, но вы ничегошеньки не можете сделать для ее устранения.
Баррет знал, что даже если ей удастся попасть в Мидгар, она не найдет там исцеления. Может быть лучше ей сказать это? Может быть стоит лучше прожить свои последние дни в тишине и покое в деревне? Но если он скажет это, он лишит отца и дочь последней надежды. И это все? Все что он может сделать? Заткнуться и дать событиям плыть по течению? Баррету захотелось закричать.
— А не будет ли путешествие в Мидгар просто потерей времени? — спросил кто-то.
Барет повернул голову и увидел знакомое лицо кочегара. Он хмурился.
— Может быть, — ответил Баррет.
— Тогда мне стоит сказать им об этом, — сказал кочегар и пошел в сторону мужчины с ребенком.
— Притормози! — крикнул Баррет.
Но он его уже не слушал. Баррет пошел за ним, надеясь остановить его до того, как слова, сорвавшиеся с его уст, принесут мужчине и его дочери чувство безнадежности. Кочегар вздохнул, обернулся и сказал:
— Думаешь стоит дать ей ехать в Мидгар, пока это дает ей надежду и счастье. Даже если нет какой-либо надежды?
— Да.
— Ну, тогда все будет здорово, если у тебя есть воздушный корабль, но все что у нас сейчас есть — грузовик. Кузов нагревается. Поездка трудна. Ты это знаешь. Что ты будешь делать, если она умрет от этого еще быстрее?
— Но все же стоит попробовать.
— Не беспокойся. Я буду тем человеком, который откроет им горькую правду. Может быть я растопчу последние надежды ее отца, но свою смерть девочка встретит дома.
Баррет не знал, кто прав в данном вопросе. Он должен был подумать. Разум его начал лихорадочно работать в поисках ответа. Снова он подавил желание закричать.
Спустя некоторое время, кочегар вернулся. Он даже не вступил в разговор.
— Девочка испустила свой последний вздох.
— Что!?
— Ты… хочешь услышать, что она сказала перед смертью?
«Нет», — подумал он, но кочегар продолжил:
— Отвезите меня в Мидгар, пожалуйста.
Кочегар сжал кулаки, он знал — он был неправ.
— Раааааааааааа! — закричал Баррет. — Никто не был неправ!
Он дал волю своему гневу, подняв свою правую руку вверх.
Звук выстрелов пронесся эхом по тихой деревне.

***

Баррет остался в деревне, чтобы быть свидетелем похорон девочки. Он спросил ее отца, бывшего в состоянии изнеможения есть ли что-нибудь, что он мог бы сделать для него.
— Если бы только у нас был воздушный корабль, — пробормотал мужчина. — Я был членом экипажа корабля “Гелника”. Если бы он был еще на ходу, у моей девочки был бы шанс. Отсюда до Мидгара просто рукой подать.
— Послушай, парень, — он знал, что должен что-то сказать. — Я знаю какого тебе, но геостигму не лечат даже в Мидгаре.
Если бы то, если бы это… Как только начинаешь погружаться в альтернативные реальности, завтрашний день в реальности становится невыносимым для восприятия. Баррет это знал по собственному опыту. И стенание о том, что ты не мог ничего сделать, как в этом случае, было еще хуже. Пока Баррет искал слова, мужчина снова заговорил.
— Необязательно это должен был бы быть Мидгар. Может быть любое другое место. Как только бы мы услышали, что геостигма может быть исцелена, мы могли бы сразу изменить маршрут. Если бы у нас был воздухоплаватель, то мы бы могли бы это сделать.
— Могли ли?
— Моя дочь — не единственная душа в этом мире, страдающая от геостигмы.
Несмотря на то, что он только что потерял своего ребенка, глаза отца смотрели за горизонт.
Будущее, которое Баррет представлял, полностью исчезло. «Почему у нас нет всего нескольких воздушных кораблей и какой-нибудь другой полезной техники. В Мидгаре используют рабочую технику и другие машины. Почему же не корабль? Мы уже довольно давно не используем мако. Времена меняются и мы тоже должны измениться».

***

Не так далеко на востоке от Рокет Тауна растянулся пустынный регион, где растительности практически не было. Расположенная здесь нефтяная вышка высилась на пятьдесят метров. Рядом с ней находился небольшой старый завод по переработке.
Несколько людей стояли под вышкой. Одной из них была Шера, на которой был лабораторный халат.
Инженер стоящий рядом с ней покачал головой.
— Процент добычи сократился до семидесяти, по сравнению с прошлым месяцем. Плохи дела. А у вас как?
— Мы закончили. Это не сравнимо с мако, но нам удалось создать стабильный процесс переработки.
— Я не сомневался, что вы справитесь. Теперь нам нужен продукт для процесса, да?
Инженер направил свой взор к земле. Шера не могла не повторить его движение. Она думала о бурильных трубах, выкачивающих любую нефть, что осталась под поверхностью.
Еще чуть-чуть, ну пожалуйста, — Шера сложила руки в молитвенном жесте. Черное пятно виднелось на внешней части ее руки, но это была не нефть. Это была геостигма.

***

Рокет Таун когда-то был центром космической программы компании «Шин-Ра». По большей части город был узкоспециализированным, поэтому большинство местных были инженерами.
Когда Баррет прибыл в город, он увидел игравших детей. По возрасту они были ровесниками Марлен. Его глаза мигом загорелись.
— Во что играете, детишки? — спросил он. — Разрешите старику присоединиться?
Мгновение — детей и след простыл. Баррет цокнул языком. Взгляд его снова притянула права рука.
— Придется терпеть, пока руку не поменяю.
— Это вряд ли тебе поможет. Ты страху нагоняешь даже без пушки. — сказал кто-то позади него.
— Погоди ка, ты… — он не мог вспомнить имя говорящего.
— Не утруждайся. Сомневаюсь, что ты меня помнишь. Я был членом экипажа корабля «Ураган».
Ураган был воздушным судном, на котором они путешествовали во время приключений по спасению планеты.
— А! Ну, да! Точно! Ну, спасибо за помощь.
— Всегда пожалуйста.
Баррет не желал терять времени и попросил мужчину отвести его к Сиду. Пока они шли, он услышал монотонный звук ударов по металлу. \
— Перерыв закончился, так что нам стоит поторопиться.
— В смысле?
— А ты как думаешь? В это время Сид и его банда возвращаются домой.
— С воздушного корабля?
— Сам увидишь — сам поймешь.
Пройдя длинную линию домов, пред взором Баррета предстал огромный строящийся корабль — прям как старина «Ураган».
Корабль был окружен грубыми лесами. На них работали около двадцати человек. Все что Баррет мог услышать — звуки ударов по металлу. На его взгляд корабль был практически завершен.
— Ого! Он почти готов.
— Да, осталась только пара моментов. Вон, возьми это. — мужчина показал на пустой отсек двигателя, — Проблема в том, что мы не используем мако-энергию, так что работа с двигателем займет какое-то время.
Вдруг прогремел взрыв, и земля затряслась. Баррет от неожиданности упал в грязь.
— Кэп, вон там, — засмеялся бывший соратник, показывая на гараж за кораблем.
Внутри гаража находился один единственный двигатель, который, судя по виду, подходил как раз для корабля. Он стоял на большом верстаке.
Несколько человек в рабочих очках, стояли на безопасном расстоянии от него. Снова грянул взрыв, заставив Баррета вздрогнуть. Один из людей сбросил очки и подбежал к двигателю.
Твою мать! — Сид наклонился, чтобы проверить двигатель, хотя со стороны казалось, что он хочет разломать его на куски — Сраный кусок дерьма! Я разнесу тебя на куски, чертов мусор!
Баррет усмехнулся. Давненько он не слышал такой отборной брани. Он совсем не изменился. Сид зашагал к Баррету, рождая ругательства на каждом шагу.
Баррет поприветствовал Сида смехом.
— Не боишься, что Бог тебя покарает за такие слова?
— Бог? Пусть спускается сюда, — отрезал Сид, — у меня есть для него пара слов.

***

Они быстро обменялись новостями.
— Я оставил Марлен на попечение Тифы. Они весьма привязались друг к другу.
— Рад за тебя. Так что Клауд и Тифа теперь вместе?
— Ага. Она открыла бар, как в старые добрые времена. Клауд сперва помогал ей, но похоже теперь у него свой бизнес по доставке.
— Клауд? Бизнесом занимается?
— Можешь поверить, что это лишь потому, что Тифа направляет его пинками в нужное русло.
— Понятно. Сразу видно, кто у них главный.
— Как дела у Шэры?
— Все как прежде, — уклонился от вопроса Сид.
После этого, они обсудили то, как дела шли у Реда XIII, то, как Юффи учила боевой технике ушу детей в Вутае, то, что Винсент как сквозь землю провалился.
— Так чего тебе все-таки надо. Я занятой человек.
— Ты ведь строишь воздушный корабль?
— Типа того.
— Давай я помогу.
— Ты же ни черта не понимаешь в этом деле.
Типичным для Баррета было бы начать яростно спорить, но он позволил желанию исчезнуть, и изложил Сиду суть ситуации и свои мысли по этому поводу.
— Если бы у тебя был корабль, то ты мог бы спасти много жизней. Например, зараженных геостигмой. Если кто-нибудь найдет лекарство, то ты мигом сможешь доставить его в нужное место. Ты мог бы перевозить людей, еду. Делать нужные людям вещи!
— Ты слишком многого хочешь, — Сид приблизился к Баррету. — Мы говорим об использовании мако-энергии. Мако! Ты хоть знаешь сколько энергии требуется для одного небольшого перелета?
— Нет, черт возьми! Послушай.
Баррет изложил свои мысли о данной ситуации. Нужно просто не быть жадным. Да, если используешь мако, то жизнь планеты сокращается. Это действительно так. Но ведь нужно так немного. Планета должна понять и простить, ведь это нужно для выживания человечества.
Сид выслушал его и отреагировал:
— Ого! А куда подевался яростный лидер Лавины?
Баррет потерял дар речи. Когда прошлое напоминало о себе, ему казалось ответ в пределах досягаемости. Но сейчас он просто не мог что-либо сказать. Уныние пришло в его сердце, и он поднял свою правую руку. Он уже был готов открыть огонь, но тут понял, что находится в помещении и быстро остановился. Но крик все же вырвался из души наружу.
— Аааааааааааааааа!
Все находящиеся в комнате обернулись к нему.
— Простите. — сказал он людям вокруг, натягивая свою лучшую улыбку. Затем он повесил голову, старательно ища в ней объяснение своему поведению. Однако, вместо слов в его разум вторглась картина прошлого. Смотрящие на него с серьезностью Биггс, Ведж и Джесси. Ну же, ребята, скажите что-нибудь. Давайте, народ, вините меня.
Он потряс головой в надежде прогнать трех призраков прошлого. Он быстро моргнул. Сид казался расплывчатым.
— Что, черт возьми, с тобой происходит? — удивленно спросил Сид.
— Сид, ты должен мне сказать. Я не представляю себе, что делать. Мое прошлое похоже на минное поле, полное ошибок. Но должны же быть моменты, которые были правильными? Но которые были правильными? Какие были ошибочны? Каким я должен быть сейчас? Нет, я хочу измениться. Но могу ли? Должен ли я и дальше держать пушку на своей руке, пугая детей? Может таково мое искупление за грехи прошлого? Не знаю! Не понимаю! Помоги мне, Сид… Что мне делать?
В конце, Баррет все-таки открыл огонь, проделав несколько дырок в потолке. Сид взглянул на потолок и сказал:
— Ну, для начала, ты бы мог заделать это.

***

Сид наблюдал за Барретом, заделывающим дырки в потолке. Баррет был слишком смущен и решил игнорировать его, продолжая починку. Сид подошел ближе.
— Успокоился?
— Прости.
Сид затряс головой, показывая, что повода для беспокойства нет:
— Я хочу, чтобы ты мне кое в чем помог.
Баррет бросил работу и посмотрел на Сида.
— Во-первых, мако-энергия. Честно говоря, ты попал в точку. Мы возьмем немного из планеты, только то, что нам нужно. Такая идея нас посещала. Это правда, воздухоплаватели весьма полезны. Особенно когда по миру гуляет кризис. А если нужда в них отпадет, ты всегда можешь посадить их на землю и превратить в жилье.
Сид начал рассказывать ему о энергетической ситуации в мире. Мако реакторы по всему миру прекратили работу, но отнюдь не из-за того, что люди чувствовали раскаяние за использование мако и уменьшение жизни планеты. Проблема была также в том, что содержание реакторов было крайне сложным без корпорации «Шин-Ра», которая следила за работой реакторов в прошлом.
Но все же почему никто не пытался даже запустить реакторы?
— Сегодня все знают, что мако-энергия вырабатывается из Потока жизни, — сказал Сид. — И в тот день, они почувствовали на себе, что такое гнев планеты. Они боятся даже тронуть планету.
Баррет помнил вид испаряющегося Метеора, падающего на Мидгар. Через несколько секунд его уничтожила планета. Мощь Потока была просто ужасающей, такой какую человек никогда не сможет выработать.
«Неужели никто действительно не хочет трогать мако даже десяти фунтовой палкой?»
— То есть ты считаешь нет вообще возможности использовать мако-энергию?
— Угу. Хотя… Есть еще немного мако, высосанного мидгарскими реакторами и ранее никогда не использовавшегося. Сейчас этот резерв используется повсеместно. Территориальные руководители стараются распределять ресурсы этого резерва в соответствии с основным, как они считают, нуждами людей. Главным образом они идут на работу механических устройств, использующихся в реконструкции.
— Знаю. Был я в Мидгаре. Но, серьезно, неужели будет так ужасно, если мы запустим лишь один реактор. Это же не так страшно на деле.
«Простите меня, Биггс, Ведж, Джесси…»
— Мы не сможем выкачать даже каплю мако из этой земли. Направление потока там поменялось.
— Сам проверял?
— Ред сказал мне. А раз он так говорит, значит, так оно и есть.
У Баррета не было слов. Неужели сама планета говорила им не использовать мако более.
— Теперь если мы начнем строительство нового реактора в новом месте, то это потребует от нас поисков места, материалов… И черт знает, когда мы еще закончим. И транспортировка стройматериалов — настоящий геморрой.
— Действительно.
— Угу, когда эти мако резервы кончатся, настанет конец всему. Мир скатится назад к веку угля. Нам придется кататься на старых добрых углевых грузовиках. Возвратимся к «чокобо — самый быстрый способ сухопутного передвижения»… Спасибо, блин. Нет так уж плохо, не правда ли?
— Хочешь жить, как лодырь, который бросает важные дела на полпути? Мы живем в непростое время, я знаю. Но лучше для нас всех не идти тем же путем. Ну, что? Так и будем сотрясать воздух? Почему бы не найти иной путь?
— Что и приводит нас к нефти, — сказал Сид усмехаясь.
— Нефти? Она же бесполезна.
Для Баррета, в прошлом работавшего в шахтах, удивило то, что Сид заговорил о нефти. Единственное, для чего она годилась — служить топливом для горения ламп.
— Она было бесполезна, лишь пока у нас было мако. По правде говоря, нефть должна была привести нас в новую эру. У нас даже была технология, позволяющая производить разные виды топлива из нефти. Но когда было обнаружено мако, эти технологии были переданы для работы с ним. И в результате, нефть исчезла из истории.
Сид продолжил, объясняя, как и каким образом, он и его команда достала старые записи и нашла месторождение нефти. На их удачу, оно было расположено неподалеку от Рокет Тауна. На территории месторождения они нашли оборудование для бурения и переработки нефти в бензин, низкого качества, конечно, но все же лучше, чем ничего. Сид и его подчиненные привели оборудование в рабочее состояние. Но, к сожалению, бензин не вырабатывал нужное количество энергии.
Нужно более мощное топливо. Они упорно двигались в этом направлении, и, наконец, достигли каких-то перспектив в производстве топлива для реактивных двигателей. В это же время велась работа по подгону двигателей под новый вид топлива. Но эта работа шла далеко не так хорошо.
— И когда только вы, идиоты, нашли время…
— Прямо после того, как это произошло.
— Ну, блин, Сид! Это невероятно!
— Ну, у нас были записи. Так что мы не придумали ничего нового, просто вернули к жизни старую технологию.
— Что бы вы не сделали, это означает конец века угля, не так ли? — У Баррета, выросшего в городе шахтеров-специалистов по добыче угля, были на этот счет смешанные чувства.
— Времена меняются. Так случилось, что мы родились на пороге новой эпохи, вот и все.
— С одной стороны, это — хорошо, а с другой — не очень.
— Как насчет того, что ты — один из счастливчиков. Новый век — новые перспективы.
— Может быть.
— Единственное но…
— Что?
— Чем больше мы будем пробовать, тем больше времени потеряем. Не правда ли хреново?

***

Сид и Баррет направились на восток от Города-Ракеты. Они шли целый день, пока не достигли цели своего пути. Шера вышла поприветствовать их.
— Йо! — крикнул Баррет, который был счастлив видеть ее снова, спустя столь большой промежуток времени. Шера, казалось, совсем не изменилась. Но Баррет заметил стигму на ее руке. Видимо заметив это, она постаралась скрыть руку под одеждой.
— Болит? — строго спросил Сид, — Не напрягайся.
— Нам всем не хватит времени. — подумал Баррет.
Сид посмотрел на нефтяную вышку. Она не работала.
— Какого черта она…
Шера быстро описала ситуацию.
— Мы отключили ее сегодня утром. Мы могли бы получить больше, но производительность резко упала до десяти процентов, до уровня начала бурения. Так что, насос пришлось отключить.
Плечи Сида опустились, и он заворчал: «В первый день он забил из под земли даже без сраного насоса, мы аж черными стали от нефти, льющейся с неба. Смеялись так, что задница болела».
Баррет глубоко вздохнул.
— Видимо планета не даст нам ничего.
— Это не правда, — сказала Шера твердым голосом. — У планеты в запасе есть много чего для нас: уголь, мако, нефть. Возможно, даже существуют ресурсы, о которых мы даже пока понятия не имеем. С нами все будет хорошо, до тех пор пока мы не злоупотребляем ими, пока мы не становимся жадными. Если мы будем соображать, планета поможет нам. В конце концов, тут проходил Поток жизни, в котором находятся души людей, живших когда-то прямо здесь, на месте, где мы стоим.
Баррет и Сид задумались.
«Шера… она всегда будет беспокоиться о Сиде, даже если она вернется в планету,» — подумал Баррет. — «С Сидом все так же. И я тоже буду».
— Шера… — сказал Сид перед тем, как замолчать.
После недолгого молчания, он снова заговорил:
— Шера, что с топливом?
— Все в порядке. Хотя, это частично зависит от мощности твоих двигателей, но его тебе должно хватить, чтобы один раз пролететь вокруг планеты. В принципе, достаточно для испытательного полета. Что скажешь?
— Двигатель не готов. Еще ничего не работает. Конца и края не видно. Слушай, Шера…
— Что?
Сид умолк. Баррет решил вмешаться.
— Сид просто хочет, чтобы ты помогла с разработкой двигателя. Направила его в нужную сторону, пинком под зад. Ведь даже, несмотря на то, что топливо готово — остается еще куча работы.
— Я знаю. — Шара посмотрела на Сида. — Я пока не могу сдаться.
Баррет хотел сказать больше.
— И даже после того, как вы создадите двигатель, будет еще куча работы.
Шера лишь улыбнулась в ответ.
Все трое молча смотрели на нефтяную вышку.
— Баррет, — спросил Сид. — Ты знаешь что-нибудь о месторождениях нефти?
— Предоставь это мне! — Баррет более не сомневался.
«Эй, планета. Эй, вы все, чьи жизни текут через нее. Если хотите наказать меня — флаг вам в руки! Но я буду сопротивляться всеми силами, которые у меня есть. Наказать меня смогут только живые. Я буду жить и увижу завтрашний день».

***

Когда Баррет вернулся в мастерскую, старик Сакаки дал ему новый протез, сделанный прямо как он и заказывал. Рука была из дерева и создавала в душе теплое чувство. Она не присоединялась к протезу-адаптору, но прямо к руке.
Баррет взглянул на руку, затем на старика и сказал: «У меня все еще есть дела, которые я должен сделать. Я собираюсь путешествовать и искать земли, которые содержат нефть. Я могу умереть в землях, куда другие ни за что не сунутся. Кто знает, с чем мне придется столкнуться. Так что мне все еще нужно оружие. И не только для самообороны. Я не имею права опустить руки. Если мои битвы дадут возможность другим жить спокойно, то пусть это будет моим призванием. Нет, покаянием».
Выслушав нехарактерные для Баррета последовательные рассуждения, старик Сакаки пошел в заднюю комнату, а затем вернулся, неся в руках какой-то сверток. Когда он открыл его, Баррет увидел внутри протез со следами ржавчины на нем. Это была превосходно сделанная стальная рука. Судя по виду пальцы могли двигаться.
— Если приноровишься, сможешь даже писать ей. Насколько хорошо, зависит только от тебя.
— Это…
— … должно было стать своего рода платой за помощь моему племяннику. Но раз сейчас ты в ней не нуждаешься, я ее придержу пока.
— Прости. Ты так трудился, чтобы создать ее.
— Не извиняйся. Я сделал ее для тебя годы назад.
— Когда закончишь со своими делами, приходи и забери ее, — сказал старик. — К тому времени, я ее отполирую.

***

Оставив позади мастерскую и немного прогулявшись, Баррет подумал, что ему бы стоило написать письмо Марлен. Возможно, стоило бы даже позвонить. Хотя, нет. Когда все закончится, он вернется сюда и напишет ей письмо новой рукой, которую ему сделал старикан. И он сам отвезет ей письмо. Баррету захотелось закричать, и, следуя порыву души, он сделал это.
«Я иду!» — раздалось в округе.

0

5

Дело Юффи

Забытый Город. Юффи и остальные вернулись к озеру, у которого завершилось смертное существование Аерис, чтобы поведать ей о том, что противостояние Сефироту закончено. Они в молчании стояли подле алтаря озера. Никто не говорил, но каждый из них мысленно обращался к Аерис.
— Пока.
То был низкий голос Винсента. К тому времени, как Юффи обернулась к нему, красный плащ уже развевался у него за спиною. «Что это с ним»,  — подумала Юффи. — «Неужто так он хочет расстаться с нами?»
— Подожди! Подождииии! — закричала она, устремившись за ним. — Как ты можешь так расстаться с нами. Мы же браться по оружию, знаешь ли!
Ее протесты не остановили его. Она обогнула его и повернулась к нему лицом. Казалось, он смотрит куда-то вдаль. Она не знала, о чем он думает, но взгляд его был очень выразителен. Она немедленно отступила назад, зная, что не сможет остановить его.
— Береги себя, — произнес Винсент, обходя ее. Юффи не ожидала услышать от него эти слова, ибо в первый раз ощутила, что идут они от души.
Клауд, Тифа, Баррет, Сид и Ред 13 наблюдали за ним.
— Похоже, ему куда-то нужно идти, — промолвила Юффи, вернувшись к товарищам.
— К своей женщина, наверное. Мне, кстати, тоже пора, — сказал Сид.
— Да, ты прав. И мне тоже, — согласился Баррет.
«У всех есть кто-то, кого они хотят повидать»,  — подумала Юффи. Она понимала их, но не могла не выразить свои чувства.
— Знаете… вы, ребята, слишком легкомысленно относитесь к этому моменту.
— Это значит, что мы знаем — мы всегда можем встретиться снова, — сказал Сид и направился прочь. Клауд и Тифа кивнули. Даже Ред 13 согласился с ними. «Ред 13 лишь принуждает себя согласиться»,  — подумала Юффи.
— Да.
Она начала чувствовать то же, что и они, и приняла в душе то, что неизбежно должно было случиться.
— Пойдемте.
Клауд и Тифа устремились прочь. «Да… Как только мы покинем это место, то распрощаемся»,  — подумала Юффи. — «Ну ладно. Я постараюсь насладиться и нашим расставанием».
— Эй, погодите-ка! — неожиданно повысил голос Баррет. «Ну вот, атмосфера расставания испоганена. Потому-то мне и никогда не нравился этот старикан». Она оглянулась на него и заметила, как он извлекает материю из своей руки-протеза и протягивает ее Клауду.
— Что мне делать с этим?
— Эй, погодите-ка! — воскликнула Юффи, вспомнил, что забыла нечто очень важное. Она почти позабыла о цели их странствия.
— Могу я получить всю… нет, то есть половину всей материи? Я отнесу ее с собою в Вутай и буду хранить, как зеницу ока. Ну, может когда и воспользуюсь. Чуть-чуть.
Взгляды товарищей обратились к ней. Она любила быть в центре внимания, но сейчас чувствовала себя немного виноватой. И продолжала говорить, чтобы вину сию скрыть.
— Вы же знаете, я занималась поисками материи. Я сблизилась с вами, ибо инстинкты охотницы за материей сказали мне это сделать. Уж слишком соблазнительна была материя, находящаяся у вас.
Исследования «Шин-Ра» технологий и знаний жизни на планете позволяли наделять «могуществом» материю. У Клауда и членов ее отряда было множество сих искусственных образований.
— Честно говоря, я не знала, к чему вы стремитесь и не ведала о вашем прошлом. Даже сейчас ситуация особо не изменилась. Но я же сражалась вместе с вами, верно? И не из-за материи. Я просто хотела быть полезной, пусть немного. Сейчас мы друзья. Давайте, подумайте об этом. Сколько раз я спасала вам жизни?
Закончив выступление, Юффи мысленно признала: «Да, последнее утверждение не совсем верно».
— Да, ты много раз нам помогала, — сказала Тифа.
Юффи смутилась.
— Ты — прекрасное дитя, жизнерадостное и сильное.
— Чего? — поразилась Юффи, ожидая, когда Тифа разовьет мысль. Но та лишь улыбалась и молчала.
— Ты серьезно? — ляпнула Юффи, не подумав.
— Ммм, — тут же кивнула Тифа.
— Эхехе…
Юффи покраснела, поразмыслив о прозвучавших словах. Она удивилась тому, что может получить материю безо всяких возражений.
— Что думаешь, Баррет? — обратился к бородачу Клауд.
«Чего это ты спрашиваешь мнение Баррета?»  — подумала Юффи, но промолчала.
— Хмммм… — задумался Баррет. — Правда то, что Юффи — наша добрая подруга. Но если разговор идет о материи, это дело совершенно другое, правда?
— Нет, неправда. То же самое. То же самое! Я знаю, что теперь, когда мы уничтожили Сефирота, все может закончиться, но я хочу осуществить свою великую мечту и возродить Вутай. А для этого мне жизненно необходима материя.
— Восстановить, говоришь… — произнес Сид. «Молчал бы, старикан!» —  Юффи наградила его яростным взглядом.
— Если это так, не думаешь ли ты, что Мидгару она куда важнее?
— Ты прав.
Согласившись с Сидом, Клауд задумался.
— Эй, Юффи, как насчет того, что мы отдадим тебе сию материю?
— Прекрасно!
— Но сохраню ее в безопасности я.
— Эээ… ты пытаешься надуть ребенка! — Решив, что ее выставили дурочкой, Юффи принялась протестовать.
— Вы все не так поняли. Большинство материи используется в сражениях, верно? Поэтому толку от нее в Вутае будет немного. Потому ты заберешь ту, которая необходима для исцеления, а я сохраню остальную. Думаю, в вопросах опасной материи у меня опыта больше всего.
— Верно, нам не нужно больше снаряжение для битв, но…
— Да?
— Даже если мы не будем использовать его, то будем чувствовать себя гораздо спокойнее, если оно будет поблизости, верно?
— Тогда так и поступим. Ты вернешься в Вутай, но если без материи тебе будет невмоготу, свяжись со мной. Тогда и подумаем, как поступить.
Клауд говорил с ней доброжелательно, но Юффи было очевидно, что он принял решение оставить материю себе. И, как он справедливо заметил, навряд ли в Вутае пригодится материя невероятной разрушительной силы. Времена изменились. Даже Юффи понимала это.
— Договорились. И береги мою материю.

***

— И сейчас у меня больше всего материи в мире. Что думаешь об этом?
Юффи возвращалась на родину, в Вутай, и разговаривала с чокобо, на спине которого ехала.
— Думаешь, мне нужно где-нибудь купить новую одежду? Моя поистрепалась за время долгого пути.
Мысли Юффи обратились к народу Вутая, который, как она полагала, радостно встретит ее по возвращении. Она полагала, что они уже знают о том, что благодаря усилиям ее и товарищей планете удалось избежать разрушения от столкновения с Метеором. Наверняка они собруется, чтобы послушать ее истории.
— О, погоди-ка. Эта истрепанная одежда покажет им, через сколь много испытаний мне пришлось пройти. Да, так я и сделаю! Оставлю эту одежду. Но, что более важно, мне нужно подготовить истории!
Однако Юффи поняла, что не представляет сути многих из случившихся важных событий, и не знает, в каком порядке они произошли перед тем, как мир был близок к своей гибели.
— Это плохо…
«О чем там думали остальные? И что произошло в результате их раздумий?»  Было множество вещей, о которых Юффи, присоединившаяся к отряду далеко не с самого начала путешествия, не знала.
«Хотела бы я расспросить их об этом… Но ладно. Буду импровизировать. Бывший СОЛДАТ Сефирот и злобная корпорация «Шин-Ра» замышляли великие злодеяния. Клауд и его друзья противостояли корпорации «Шин-Ра» и преследовали Сефирота. Когда тот оказался загнан в угол, он попытался воспользоваться Черной Материей, чтобы заставить маленький Метеор врезаться в планету. Мы рисковали своими жизнями и остановили его. Да, прекрасно. Им будет легко понять.
Чего Юффи не знала, так это того, что множество деталей произошедших событий уже достигли Вутая. За исключением того, что участие в них принимала и она.

***

— Эй.
Вутай был уже виден. В процессе странствий Юффи не раз возвращалась сюда, но совсем другое дело — вернуться по завершении миссии. Она остановила чокобо и воззрилась на родной город.
— Что? Почему я…
Юффи не понимала, почему из глаз ее катятся слезы.
Было раннее утро. Отпустив чокобо, она припустила по знакомой дороге, не глядя по сторонам. Она неслась на полной скорости к дому, где — как ожидала — ее встретит отец, Годо. Она не хотела, чтобы иные жители города узнали первыми о ее возвращении. Даже если она решила сохранить свои поношенные одежды, умыть лицо не помешает.
Годо стоял в дверях, вбивая подпорку.
— Что делаешь?
Годо развернулся, услышав голос Юффи.
— Я вернулась. Всё кончено.
Годо с достоинством кивнул.
— Я рад что с тобою всё в порядке, Юффи. Но послушай, дочь моя, у города большие проблемы. Помоги мне. Вутай нуждается в молодых людях, вроде тебя.
Он закинул сумку с инструментами на спину и двинулся к центру города.
— Эй, секундочку!
Юффи поспешно последовала за ним. Её отец, видимо, спешил, и шёл довольно быстро.
— Ты слышал о том, что я принимала в этом участие, верно? А где торжественный приём? Где все?"
Как бы Юффи не выказывала недовольство, она всё-таки коротко рассказала о том, как они с друзьями призвали Поток Жизни и спасли Планету. Годо остановился, развернулся и посмотрел на неё с сомнительным выражением лица.
— Я ничего не знаю о том, что вы сделали. Что я знаю, это то, что в мире разразилась вся буча из-за идиотов в «Шин-Ра» и этих бешеных СОЛДАТ. В конце концов, вселенная возжелала прекратить войну и призвала Метеор, чтоб уничтожить нашу планету, но планета высвободила Поток Жизни для защиты — вот как я себе всё это представляю.
Годо говорил вполне серьёзно.
— Воля вселенной? Кто сказал тебе такую ересь?
— Это моя версия. Возможно истина и отличается, от того что я знаю, но мне и этого достаточно. И Юффи, не стоит ходить и говорить о том, что ты в этом участвовала. Воздействие Потока Жизни многогранно. Даже если люди и признают, что он спас планету, есть те, которые останутся недовольными произошедшим.
— Что?!
Юффи ударила воздух кулаком, выражая недовольство.
— Что случилось с городом…
Говоря, Юффи огляделась вокруг, раздосадованная услышанным. Она не заметила этого сразу, прибыв, но многие здания были повреждены. Среди последних был старый тренировочный зал, с красной крышей, в стене которого была огромная дыра. Она видела и кучи осыпавшейся черепицы…
— Что случилось?
— Поток Жизни пронесся прямо здесь. Это была ужасная ночь, когда сотряслись здания. Возможно, это ничто по сравнению с разрушениями в Мидгаре, но здесь много старых строений. Ты, возможно, не видишь урон снаружи, но подпорки и потолочные балки, скорее всего, сломаны. Я не удивлюсь, если всё это вскоре рухнет. Вот почему я таскаюсь с этим молотком… Что-то не так, Юффи?
Юффи смотрела на людей, которые проходили около неё и чинили здания. Многие из них были перевязаны.
— Все в порядке? Есть тяжелораненые?
— Несколько человек ранено. Но большинство не сильно.
— То есть, их немного.
— Да, верно… Но мы можем сделать для них? Теперь помоги мне с укреплением зданий.
Годо вытащил новый молоток из ящика с инструментами и протянул Юффи.
— Я не возражаю. Это поможет, верно?
Юффи достала свою исцеляющую материю и показала отцу.
— Ах… — Годо настороженно посмотрел на Юффи. — У тебя есть ещё?
— Нет. Было несколько разных типов материи, вообще я планировала притащить больше, но ты знаешь… атакующая материя может быть слишком опасной, не так ли?
— Мудрое решение.
Годо подошёл к тренировочному залу с красной крышей и начал проверять его состояние.
— Выглядит неплохо, мы можем легко его починить.
Затем он обратился к людям, проходящим мимо.
— Эй, помогите мне чуток. Мы организуем здесь больницу.

***

Юффи была уверенна, что её жизнь охотницы за материей подходила к концу, и собиралась начать новую в роли великолепной «Доктора Юффи». Все приходящие в больницу благодарили Юффи. Она всё ещё изнемогала от желания рассказать кому-нибудь, что случилось с нею в течение её путешествия, но смотря на тех, кто пострадал из-за Потока Жизни, тут же утрачивала это стремление.
У некоторых людей были ранения, которые даже материя Юффи была не в силах излечить, но она была уверена, что постепенно раны сами заживут, если их непрерывно обрабатывать. Проблемой было то, что у Юффи было не так уж много ментальной энергии. Материя — конденсированный Поток Жизни. Для извлечения энергии из подобного кристалла необходим некоторый толчок, которым могут послужить волны мозговой активности пользователя. В результате, сознание пользователя материи значительно слабеет.
Психическую усталость переносить было тяжеловато и к вечеру Юффи, еле держась на ногах, спрятала вывеску «Доктор Юффи» и свернулась на своей циновке, собираясь отойти ко сну.
— Ух…
«Завтра я возьму передышку от исцелений на денёк, пойду куда-нибудь и займусь поиском эфира или чего-то подобного»,  — думала Юффи. — «Стоп. Интересно… Клауд и все остальные приостанавливали свое путешествие после того, как у них заканчивался весь эфир?»

***

Тук, тук…
Бах, бах…
Кто-то стучал по стене.
— Замолчииииите! — заорала Юффи и вскочила с циновки. Конец света, что ли?
Тук, тук…
Бах, бах…
Нет, что-то странное. Это звучит как… Да. Это звучит, как будто кто-то забивает гвозди.
— Это должно задержать Юффи внутри, — услышала она голос отца.
— Чего?
Юффи бросилась к двери. Попыталась открыть ее, но та и не думала поддаваться.
— Эй, папа! Что ты делаешь!? Я не могу открыть дверь!
— Спроси свою совесть. Как ты могла скрыть такое? Оставайся здесь и подумай о том, что ты наделала!
Юффи считала, что не было ничего такого, над чем ей стоило подумать. Она попробовала положить руку на сердце, но кроме того, что она была жива, это действие ей ни о чём не сообщило.
— Папа!
Но там уже никого не было.
— Здесь кто-нибудь есть?
Её голос звучал так беспомощно, что она сама удивилась. Но что удивило её ещё больше, это то, что сонливость и не собиралась отступать, несмотря на её положение.
«Дурак ты, папаша. Вот посплю немного и я… я доберусь до тебя».
Бум.
Это звук был похож на пинок по стене. Юффи проснулась. Ощущение было такое, будто она проспала всего несколько часов.
«Что теперь…»
— Ты, тупая Юффи!
Это был голос девушки примерно одного с ней возраста. Незнакомый голос. Это раздражало даже больше, чем обзывания.
— И чего это я тупая!?
— Это из-за тебя мать Юри заболела!
— Заболела? О чём ты говоришь? Какое это имеет отношение ко мне?
— Ты принесла это сюда из Мидгара, не так ли?!
— Что!?
Но ответа не было. Вместо него она услышала приглушенные голоса взрослых. «Вероятно, они сказали ей не разговаривать со мной»,  — подумала Юффи.
Бух!
Время от времени из-за стены доносились звуки, как будто кто-то бросал камни в здание тренировочного зала. Оный был весьма важной постройкой. Когда Юффи думала о том, что люди ее ненавидят столь истово, что не заботятся о разрушении сего здания, сердце ее болело.
«Что я сделала?»
Юффи мысленно повторяла эти слова много раз, пока утренний свет не просочился через пролом в стене.
— Юффи? Юффи, ты жива?
«Что это за вопрос?»  — подумала Юффи. Но она отметила волнение в звучащем голосе и подошла ближе.
— Кто это?
— Это я, Юри. Ты меня не помнишь? Мы много играли вместе, будучи детьми.
Она снова услышала незнакомый голос. Даже если она вспомнит, как выглядит друг её детства, она не сможет увидеть его. Но она может вспомнить его имя. Это была вина Юффи в том, что его мать заболела…Это был тот самый Юри.
— Как твоя мать? Она ведь больна, не так ли? В любом случае это не моя вина.
— Моя мама? Да, она действительно заболела, болезнью, про которую никто ничего не знает. Какой-то чёрный гной всё вытекает из её ушей. Выглядит так, будто это довольно болезненно. Больно даже смотреть на неё.
— Понятно… Видимо, это ужасно, — сказала Юффи, повесив голову, представляя, какие, должно быть, ужасные симптомы.
— Да. Но я считаю, что это не твоя вина, Юффи.
— Что? — встрепенулась она.
— Подожди там, я вытащу тебя.
Слышался звук шуршания булавки в дверном замке.
Вскоре дверь открылась, и появился Юри.
— Эй.
— Привет.
У него был красивый нос. Его волосы были схвачены лентой в хвостик. Но Юффи не узнала его.
— Так давно не виделись, Юри!
— Ты узнала!
— Ну конечно.
Её сердце кольнуло, но она не знала, что происходит, поэтому будет лучше немного подыграть.
— Плохо. Господин Годо и остальные идут. Побежали.
Юффи схватила протянутую руку Юри, не понимая, с чего бы вдруг. И, взявшись за руки, они вместе побежали прочь от тренировочного зала.
— Юффи! Юффи! Стой! Эй, Юри! Ты собираешься распространить болезнь!? — услышала Юффи голос отца за спиной, когда бежали они к деревенским вратам. Она была очень зла.
Они бежали, по-прежнему держась за руки. Никто их больше не преследовал. Юри неожиданно остановился, и Юффи врезалась ему в спину.
— Сюда.
Юри свернул на дорожку слева и принялся бежать. Тогда Юффи поняла, почему он остановился. Монстр, рассматривая их, издавал недружелюбные звуки. Это была «мелкая рыбёшка» для опытного бойца. Если не дать ему отравить себя, эти монстры не столь опасны. Юффи вырвала руку у Юри и остановилась, готовясь к битве. У неё не было оружия, но она справится как-нибудь с этим монстром.
— Юффи, он может отравить тебя.
— Я знаю.
«Да»,  — вспомнила Юффи, — «это случилось очень давно. Да. Я часто играла с Юри. Это случилось когда мы играли около статуи Да Чао. Монстр — маленькое, покрытое мехом насекомое, — прыгнул на нас, и, опознав его, Юри убежал, оставив меня. После укуса я провалялась в постели три дня».
— Не паникуй. У меня есть материя.
Монстр стремительно бросился на Юффи. И когда она собралась повергнуть его, маленький ножик рассёк воздух и пронзил монстра. Тот упал на землю и забился в конвульсиях.
Юффи уставилась на Юри. Тот вытащил ножик из тела монстра и спрятал его в левой ладони. Тут до неё дошло, что он подготовился к путешествию, в отличие от прошлого раза.
— Я уже давно не слабак.
— Тогда мог бы раньше прикончить его.
— Если что-то случится со мной, мама останется совсем одна. Давай, пошли.
— Куда мы идём? Ты уверен, что можно оставлять твою маму?
— Это ненадолго.
Юри достал небольшой сюрикен из кожаной сумки на спине. В сравнении с гигантскими, к которым привыкла Юффи, он, возможно, будет не очень удобен, но это было традиционное Вутайское оружие, к которому она привыкла с детства.
— Опробуй его.
— Ага.
Юффи незамедлительно бросила его. Сюрикен, пролетев в воздухе, описал большой круг перед тем, как вернуться.
— Опа!
Она поймала его как опытный боец.
— Чего я и ожидал от тебя.
«Да, это было ожидаемо. Так я боролась и спасла планету. Это я призвала планету. Правда…»
— А ожидала почитания со стороны всех без исключения.
— Я тебе проставлю что-нибудь в следующий раз. В Черепашьем Рае.
— Это не почитание.
Юффи и Юри забрались на возвышенность, откуда были видны слабые огоньки Вутая. Юффи думала о том, что и как она должна спросить у Юрия, пока он разведывал, нет ли погони. На некоторое время они оба замолчали.
— Как Мидгар? — спросил её Юри, продолжая осматриваться вокруг.
— Он был поглощён хаосом. Поток Жизни прошёл прямо там, за ним разрушения принёс Метеор, а незадолго до этого там был большой взрыв… И много боёв… Но я там была не долго, так что…
Да. Как и обо всем остальном. Я не особо много знаю об этом.
— А что насчёт этой болезни?
— Что насчёт этого… Что они себе удумали? Я ничего не знаю об этом заболевании, я даже не знаю, почему меня заперли.
— Господин Годо ничего тебе не сказал?
— Да, он, вероятно, не сказал мне ничего, потому что думал, что я ещё ребёнок и ничего не пойму.
— Понятно. Но я думаю, ты не права. Я думаю, господин Годо просто не знает, что тебе сказать. Я тоже не знаю, что сказать свей матери, — попытался объяснить Юри.
— Кажется, это ужасное заболевание.
— Да. Согласно тому, что слышно о Мидгаре, заболевшие обычно умирают.
— Понятно…
Без капли сочувствия в голосе, Юффи спросила: «Почему это моя вина?»
— Вчера мы получили информацию, что эта ужасная болезнь распространяется в Мидгаре. Тогда они поняли, что случилось с моей матерью и ещё несколькими людьми. Другими словами, это означает, что ты принесла болезнь с собой из Мидгара. Ты — единственная, кто вернулся оттуда в последнее время.
Юри посмотрел на Юффи извиняющимся взглядом, но она даже не обратила внимания.
— Погоди минутку! Это правда, я вернулась из Мидгара, но почему это моя вина? Я не навещала твою маму и остальных людей тоже! Я даже не заболела! — немедленно запротестовала Юффи. Внутри у нее все кипело.
— Крысы переносят болезни, но они не болеют сами.
— Крысы!?
— Ох, так говорят взрослые. Кроме того, моя мама и остальные пациенты были ранены и все они лечились у тебя. В тренировочном зале, ты понимаешь.
— Это всё ложные обвинения!
— После этого и появилась болезнь.
— Я ничего не могу с этим поделать.
Юффи, не задумываясь, схватила Юри за грудки. Она знала, что не сделала ничего плохого, но она не могла больше сдерживаться.
— Мы снимем с тебя обвинения, — сказал Юри спокойно. Юффи отстранилась.
— Да. Да, вот так мы и поступим! Должно быть, кто-то ещё кто вернулся из Мидгара. Мы найдём и разоблачим его! Я покажу тем людям, как подозревать меня в подобном! Кем они меня считают?! — закричала Юффи.
— Ты не изменилась. Я, я, я…
— Что ты имеешь в виду?
— Почему ты не можешь подумать о том, как найти лекарство вместо виновных? Давай поищем его. Вместе.
— …Но.
Может, оно и верно. Но Юффи не привлекало подобное.
— Если ты вылечишь их, эти люди изменят своё отношение к тебе. Они не будут больше тебя подозревать и преисполнятся благодарности.
— Хмммм…
Юффи задумалась над этим. Юри говорил дело. Это для всеобщего блага. Но станет ли она его частью?
— Юффи? Моей матери не так много осталось. Я хотел бы, чтоб ты помогла мне.
— Хорошо.
«Да. У меня будет достаточно времени после, чтобы найти виновных».

***

Выбравшись из Вутая, они направились на юг, к местам, известным как Пещеры Материи. Именно здесь «Шин-Ра» планировала установить Мако-реактор, что послужило началом конфликта. Зона постройки Мако-реактора. Проще говоря, это были плодородные земли, заполненные энергией Потока Жизни. Раньше это были земли, достижимые только для специально выращенных чокобо с особыми способностями. Как бы то ни было, после прорыва Потока Жизни на поверхность география изменилась, и теперь туда спокойно можно добраться на своих двоих.
Причина, по которой Юри просил помощи у Юффи, заключалась не только в том, что она лично видела, как всё менялось. Но также и потому, что он заметил, как необычно она была привязана к материи с самого детства.
— Здесь должна быть материя, способная вылечить мидгарскую болезнь, так? — сказал Юри. «Мидгарская болезнь» — так он прозвал заболевание, поразившее его мать.
— Хотя я о такой никогда не слышала.
— Понятно… А нету кого-нибудь, кто мог бы знать?
Когда Юри спросил её, она достала телефон. У неё возникла идея.
— Погоди минутку.
Юффи достала телефон, используемый ею в течение всего путешествия, и поднесла к уху. Ответа не было. Ей ничего не оставалось, кроме как дважды проверить номер телефона, записанный в памяти аппарата. Потом она взяла мобильник Юри и ввела его. Кто-то ответил на том конце после нескольких гудков.
— Алло? Тифа? Это Юффи.
Она слышала, как Тифа спросила у Клауда, существует ли материя, способная вылечить мидгарскую болезнь, но он не слышал ни о чем подобном. Всё, что они знали — как ужасна эта болезнь. Даже в Мидгаре они всё ещё не могли найти эффективного лекарства. Очень много людей погибло из-за неё, и все испытывали страх. Сначала Метеор, теперь эта болезнь.
— Они не знают.
— Понятно… Другие способы лечения?
— …Смотри, пещера. Её здесь раньше не было. Пойдём, поищем материю!
Юффи отдала Юри мобильник и, не взглянув на него, побежала к пролому, вероятно проделанному вырвавшимся на поверхность Живым Ручьем.
Вместе они около часа осматривали пещеру в поисках сверкающих кристаллов материи.
— Да что такое! — сказала Юффи, даже не пытаясь скрыть её недовольство.
— Возможно, здесь ничего нет, потому что это новая пещера. Почему ты выбрала её?
Юри выглядел обеспокоенным. Но Юффи не могла сказать, что зашла в неё просто так.
— Если Поток Жизни течёт через планету, тогда вероятно он перемещает с собой материю! — выпалила Юффи, но осознала, что абсолютно не представляет, возможно ли такое.
— …Извини. Я верю в тебя.
Его голос дрожал. Юффи не нравилось, что им приходилось отражать атаки монстров, а так же то, что они блуждают по слабо освещённой пещере.
— Давай же! Мы найдём эту материю! — сказала она в надежде избавиться от собственных тревог. Она тоже была слегка напугана, так что ничего не поделаешь, если Юри в этих пещерах в первый раз. «Я постараюсь быть более терпимой к нему».
— Давай выйдем и пересмотрим стратегию.
Она почувствовала, что Юри облегчённо выдохнул в темноте.
Вскоре они подошли к выходу из пещеры, но столкнулись с другим монстром. Он был похож на крота, но всё тело было покрыто иголками.
— Пара пустяков! — выкрикнула Юффи, чтоб подбодрить себя, и они с Юри атаковали. Сюрикен, брошенный ею, ранил монстра. Он ответил огненным шагом, вылетевшим изо рта. Юффи едва успела увернуться, так что он лишь немного задел её. Юри, стоявший за ней, тоже, сделав театральный прыжок, уклонился от удара. Огненный шар врезался в землю между ними и взорвался.
— Ну же, Юри! — прикрикнула Юффи на друга, чьё внимание было отвлечено взрывом. Юри вскрикнул в панике.
В этот момент сюрикен вернулся к Юффи как бумеранг, и она бросила его в монстра снова. Лезвие разрубило монстра. На этом сражение было закончено.
— Ну же, Юффи! Я должен был прикончить его.
— Ты слишком медлительный. Медлительный и пугливый. Но ты явно тренировался.
— Может мои движения и медленные, но в плане приемов я могу кое-что показать.
— Не-не-не, ты не должен так думать. Скорость — это главное. Понял?
Юффи приосанилась, гордясь своей скоростью…
— Смотри, Юффи, — лицо Юри исказилось от страха. — Посмотри на это!
На месте, где взорвался огненный шар, выпущенный монстром, вытекала маленькая струйка жидкости. Внутри плохо освещённой пещеры было трудно сказать, что это, но оно не выглядело похожим на воду. Юффи побежала, её всю трясло. Она чувствовала зло, исходящее от жидкости.
— Бежим.
Юффи побежала ещё быстрее.
За их спинами жидкость, медленно вытекающая на поверхность, неожиданно быстро вырвалась наружу. Потолок и стены пещеры сотряслись. Вскоре поток догнал их и жидкость обрушилась сверху им на головы. Они закрылись руками и продолжали бежать. Юффи радостно вскрикнула, так как они достигли выхода, где Юффи оставила пометку, чтобы не заблудиться
Их зрение потихоньку восстановилось. Они были снаружи пещеры. С небес лился яркий лунный свет. Юффи оглянулась. Ужасающая жидкость замедлилась, но теперь вытекала из пещеры, в которой они только что были. Присмотревшись, Юффи отметила кое-что. Вода была чёрная.
— Юри, вода чёрная.
Но ей никто не ответил.
— Юри!?
Юффи, секунду поколебавшись, рванула обратно в пещеру. Около входа она увидела Юрия, лежавшего на земле. Она попыталась помочь ему, но поднять его тело было выше её сил.
— Подъём, Юри! Вставай!
— Я не могу. Юффи, уходи. Если ты останешься здесь, ты…
— Идиот! Я не могу присмотреть за твоей матерью вместо тебя.
Юффи перевернула Юри лицом вверх и попыталась тащить его со всей силой, которую смогла найти в себе.
— Просто иди…
Пузырящаяся чёрная жидкость потекла у него изо рта.

***

— Я могу тебе чем-нибудь помочь?
Она развернулась и увидела Реда 13.
— Ред!?
— Ты не могла бы называть меня Нанаки? — ответил он, недовольный таким обращением.
— Что ты тут делаешь?
— Я путешествую по миру. Хотя я только начал.
Нанаки легко шёл с Юри на спине. Он лежал на спине, уткнувшись в шерсть лицом, как белье, которое вывесили сушится, Юффи придерживала его рукой, чтобы он не упал. Нанаки рассказал ей, как планировал направиться в Вутай и оттуда начать путешествие, устремившись на восток. Он выбрал Вутай, потому что это граница западного региона. Юффи ответила ему, что Вутай — это центр мира, отрезанный морями и протянувшийся с востока на запад (это был один из видов мировоззрения выросших в Вутае). Юри дрожал, спина его выгибалась. Юффи опасалась, что это конвульсии. Но когда она посмотрела на его лицо, он улыбался. Чёрной жидкости в его рту больше не было.
— Расскажи мне что-нибудь интересное, Нанаки, — тихо произнесла Юффи.
— Хммм… — задумался Нанаки. — О, точно, у меня новый телефон, моему старому уже конец пришёл. Когда я вернулся в Мидгар, Клауд с остальными вручили мне новенький. Мы уже хотели расплатиться за него, но продавец сказал, что его можно забрать бесплатно. Он решил, что люди будут слишком много волноваться, если не смогут связаться с кем-нибудь в эти сложные времена. Хороший человек.
— Хммм. А ты можешь использовать телефон?
— Конечно! Это сложновато, но я могу положить его на землю и использовать когти. Это не так уж и сложно, — ответил Нанаки, встревожено посмотрев на Юффи. — Я его тебе не дам.
— Дай!
Юффи обошла Нанаки спереди и остановилась.
— Лучше, чтобы он у меня был. Так где он?
Она осмотрела всего Нанаки.
— Ты ведь серьёзно, не так ли?
Когда Нанаки сказал это, Юффи заметила ремешок на его шее, укрытый мехом. Он выглядел достаточно длинным, чтоб опоясать его тело… Она присела на корточки и взглянула на его горло. Потом нашла небольшой мешочек из кожи.
— Хихихи, я нашла.
— Юффи, я запомню это.
— Конечно. Не забывай меня.
Похоже, Нанаки сдался, когда Юффи потянула свои вороватые ручонки к мешочку на его шее.
— Юффи, я отдам тебе свой, — это был Юри. — У меня тоже есть. Из Мидгара.
— Что ты имеешь в виду, у тебя тоже есть?
— Что…
Кровь начала вскипать внутри Юффи, когда она поняла, что случилось.
— Ты подонок!
— Мне очень жаль. Наверное, это я принёс болезнь в Вутай. Она сразу перебросилась на мою маму. Затем от мамы ко всем друзьям: Я думал, мы сможем найти лекарство… Дай мне слезть, спасибо, Нанаки.
Вмести они уселись на покрытою травой равнину, продуваемую ветром… Нанаки лежал, растянувшись рядом, слушая историю Юри.
Юри понял, что его мать заболела несколько месяцев назад. Это было обычное заболевание для этого возраста. Мама стала очень слабой и всё время говорила, что скоро умрёт. Он хотел как-нибудь помочь. Припомнив Юффи, которая играла с ним, он решил поступить как она и отправиться на поиски материи. Как бы то ни было, у Юри не хватало храбрости, исследовать границы в поисках материи, и он отправился в Мидгар, чтоб получить помощь от «Шин-Ра». Это было как раз перед появлением Метеора. Он посещал здание «Шин-Ра» несколько раз, но там всё было поглощено хаосом и они не захотели его слушать. Один из служащих сжалился над ним, но в конце концов нужную материю ему не продали, так как вся она предназначалась для солдат.
— И тогда пришёл тот день. Я переждал извержение Потока Жизни в дешёвом отеле в трущобах. Все говорили о том, что нужно убегать с Плиты, но я пошёл против толпы и поднялся наверх. Было очень много людей, охваченных болезнью.
После этого Юри незамедлительно вернулся в Вутай. А когда его спросила мама, где он был, он рассказал, что развлекался в Золотом Блюдце.
— Я не смог рассказать ей, что ходил за материей чтоб вылечить её, но не сумел достать.
— Что ж, я понимаю твои чувства.
Конечно, было вовсе не обязательно говорить, что он стал беглецом по своей воле, но с этим ничего нельзя было поделать.
— Эй, ты знаешь, — внезапно вымолвил Нанаки. — Материя — это также кристаллизованные знания Древних.
— Ага, я об этом слышал.
— Может быть, Древние не умели лечить заболевание твоей матери. Может быть, её вообще не существовало в эпоху Древних. Так что, возможно, не существует материи, способной исцелить её, — сказал Нанаки.
— Эй, Нанаки! Не говори так, может быть, она просто ещё не найдена.
— Но подумай… Если бы такая материя существовала, не было бы столько народу заражено… Ох!
Юффи щёлкнула Нанаки по носу. Она подумала, что он, вероятно, прав. И это разозлило её. Рассуждения Нанаки значили, что не существует материи, способной избавить людей от болезни, приносящей столько страданий, толкающей в могилы, когда чёрная жидкость вытекает из их тел.
— Я ненавижу тебя, Нанаки.
— Что!?

***

Прошло всего два дня с тех пор как они покинули Вутай. Но за чертой города они увидели маленькую хижину. Она была маленькой, но в ней было достаточно пространства, чтоб вместить десяток человек.
— Интересно, для чего она. Ладно, иди разведай, Нанаки!
— Что? А почему я?
Нанаки недовольно посмотрел на Юффи, но развернулся и быстро рванул к хижине, когда она сделала вид, что сейчас снова щёлкнет его по носу.
— Видимо, это действительно больно, — рассмеялся Юри. Он выглядел довольно хорошо, вопреки своим мрачным раздумьям. Мы сможем вылечить мидгарскую болезнь, если мы с Нанаки можем поддерживать и смешить его.
Довольно скоро вернулся Нанаки.
— Там собрались четыре человека с мидгарской болезнью.
Юри и Юффи переглянулись, услышав это.
— Юри, забирайся, — поторопил Нанаки. Не дожидаясь, пока Юри залезет Нанаки на спину, Юффи устремилась к маленькой постройке.
Добравшись до хижины, она занялась поисками окна. Наконец найдя малюсенькое окошко и бросив беглый взгляд внутрь, Юффи увидела страдающих больных, как и говорил Нанаки.
— Что здесь происходит? — спросила она у Нанаки, обернувшись.
— Я думаю, их выгнали из деревни из-за болезни…
— И поэтому они нашли время, чтоб построить хижину?
Она покружила вокруг хижины и нашла вход.
— Постой, Юффи!
Юффи не обратила внимания на Нанаки, пытавшегося остановить её, и зашла внутрь.
— Это ужасно! Ужасно! — сказала Юффи, ни к кому не обращаясь.
— Ох, это ты, Юффи. Давненько не виделись. Но из-за чего ты злишься? — пробормотал один из больных. Она сразу поняла кто, потому что это был голос матери Юри.
— Вас всех выгнали из деревни из-за вашей болезни. Это ужасно!
Она понимала причины таких поступков, но не была согласна с ними.
— Но тут ничего не поделаешь. Заражённые должны быть изолированы, — возразила мама Юрия по-прежнему слабым голосом.
— Но… Но!..
— Но — было единственным, что могла сказать Юффи.
— Я рад, что они сделали прибежище для меня, — сказал Юри, но, похоже, не совсем искренне.
— Ты уверен? Ты действительно так думаешь?
— На данный момент. Я должен вытерпеть это, пока ты не найдёшь лекарство, Юффи.
«А что если я не найду?»  Она не смогла заставить себя выговорить это.
— Эх… огромная ответственность!

***

Юффи провела там две недели, присматривая за больными. Число заражённых увеличивалось, даже не смотря на то, что новые больные не контактировали с изолированными.
— Стало ясно, что болезнь не инфекционная. Даже несмотря на изоляцию заболевших, число заражённых увеличивается. Другими словами, эм… Прошу прощения, дочь моя.
Даже после извинения Годо Юффи не стало легче. Её больше не интересовало, что может случиться. Она просто хотела понять причину всего этого. Она вынудила Нанаки покинуть деревню, попросив его собрать информацию о заболевании. Если бы он остался, вероятно, мог тоже заразиться.
— Эй, Юффи. Я кое-что заметил… — сказал Юри. — Я тут думал, почему некоторые люди заражаются, а другие нет.
— Ты что-то узнал?
— Ага. Здесь люди, которые страдали от других болезней или были сильно ранены всплеском Потока Жизни. Другими словами, все эти люди думали, что скоро умрут.
— Правда?
— Да, и это не моё воображение. Это правда. Даже я…
Юри потупился.
— Ты думал, что ты умрёшь? Когда?
— Тогда, в пещере. Когда я вымок в странной воде и потерял сознание… Эй!
Юри и Юффи посмотрели друг на друга.
— Та вода!?
Вероятно, вода была причиной всего этого. Юффи тут же принялась опрашивать пациентов. Она спрашивала, пили ли они или умывались в этой странной воде.
Как бы то ни было, в итоге она поняла, что полностью подтвердить догадку не получится. Все признавались, что вкус воды изменился, после извержения Потока Жизни. Но они не придали этому значения, потому что для людей Вутая, которые используют подземную воду, её вкус меняется после каждого землетрясения. Кроме той причины, что люди контактировали с Потоком Жизни, нельзя было исключать возможности того, что болезнь как-то связана с водой и состоянием, в котором люди находились в то время.
Они сообщили о своих заключениях Годо.
1. Быть внимательным, когда используешь воду. Неизвестно, помогает ли кипячение воды, но на всякий случай лучше её кипятить.
2. Не думать о скорой кончине.

***

Около года Юффи занималась всё тем же — две недели ухода за больными, две недели поиска лекарства. Заботясь о пациентах, она чувствовала необходимость как можно скорее найти лекарство, а покидая деревню, беспокоилась за них. Такое было у неё расписание.
Возвели ещё одну хижину. Трое детей так же заболели. Они были братьями в возрасте восьми, шести и четырех лет. Юффи была поражена, что дети в этом возрасте думали о смерти. Но когда она услышала, что спасая тонущего старшего брата, они прыгнули к реку, то удостоверилась в том, что их с Юри догадки подтвердились. Геостигма… такое название ходило в мире… распространялась через странную воду. Проявлялась, попадая в тела к поставившим крест на жизни или малодушным.
Мать Юрия умерла. Но даже тогда, Юри всегда улыбался Юффи.

***

Прошёл ещё почти год. Геостигма продолжала так же распространяться, лекарство всё ещё не было найдено. Довольно много людей были согласны с мнением Юри и Юффи, но неисчислимо больше было тех, кто считал, что они заразятся при контакте с больными, поэтому многие падали духом, предаваясь отчаянию. Заболевание одного члена семьи вскоре приводило к заболеванию всей семьи, что давало людям больше уверенности в заразности заболевания.

***

Вскоре они должны были прибыть в Корел. Юффи услышала далекий звук взрыва. Она огляделась вокруг в поисках источника и увидела приближающийся огромный воздушный корабль. Юффи помахала рукой. Она никогда не видела такую модель корабля, но была уверена, что это корабль Сида.
— Ээээй! — Она продолжала махать, непрерывно подпрыгивая. Но корабль пронёсся над её головой. Она слышала, что Сид занят созданием воздушного корабля. Было сложно использовать нефть вместо энергии Мако, но, вероятно, он решил проблему. Если она двинется сейчас на запад, то скоро достигнет Ракетного Городка.
«Может мне стоит отправиться туда…»  — подумала она, но тут же изменила своё мнение. Корабль развернулся. Эта новая модель зависла на расстоянии так, чтобы Юффи не могло задеть при посадке, и начала приземляться. Юффи побежала к кораблю, махая рукой.
— Эгегеееей!
Люк на корпусе корабля открылся и оттуда выскочила красная зверюга. Нанаки устремился к ней. Юффи развела руки в стороны так, будто собралась обнять его. Нанаки прыгнул изо всех сил. Но Юффи немедленно отпрыгнув в сторону, избежав столкновения. Приземлившись, Нанаки вопросительно посмотрел на неё.
— Почему ты увернулась?
— Ты вырос. Я не хочу быть расплющенной в лепёшку.
— Ну, не настолько я изменился.
— Конечно. В любом случае ты не так уж и привлекателен.
— Это низко.
— Эй, Юффи.
К ним подошел Сид. Он выглядел уставшим. Или же просто похудел
— Это новая модель?
— Чёрт, ты права! Я как-то умудрился её доделать. Мы сейчас проводим испытания.
— Похоже, они хорошо проходят.
— Можно и так сказать. Но топлива почти не осталось. Его хватит, только чтобы пролететь половину планеты.
— Похоже, все проходит не очень хорошо.
— Я возлагаю мои надежды на этого сорвиголову Баррета. Он ищет новое месторождение нефти. У меня уже всё готово, и рабочие только и ждут его звонка, но где на планете он может быть, а?
Вопреки сказанному, Сид не выглядел преисполненным надежд.
— Значит, ты встретил Баррета!
— Ага. Похоже, ему через многое пришлось пройти, но сейчас он в порядке. Не хочешь прокатиться?
— Нет.
— Какого черта? Тебя все еще укачивает?
«А как можно избавиться от тошноты?»  — подумала Юффи, но решила, что будет лучше возразить
— Почему я должна избавляться от этого? Это единственное слабое место Юффи. Девушку не будут любить, если у неё не будет слабых сторон.
— Да у вас сплошь и рядом слабости, так что не волнуйтесь, мисс.
— Что это должно означать?!
— Что ж, в любом случае, я не буду заставлять тебя. Будь осторожна в своём путешествии.
Как только Сид вернулся на корабль, Юффи окликнула его, будто припомнив что-то.
— Эй, Сид.
— Что?
— Есть материя способная вылечить Геостигму, верно?
Услышав это, Нанаки уставился вдаль.
— Ты думаешь, что она существует? — сказал Сид, посмотрев Юффи в глаза.
— Конечно!
Сид показал ей большой палец, услышав уверенный ответ Юффи.
— Значит, существует! — кивнул он.
Юффи принялась размышлять, наблюдая за тем, как Сид возвращается на корабль. «Какой назойливый. Вот почему старые мужики такие странные. Он знает, что нет доказательств её существования. Но именно эти слова я надеялась от него услышать».
Вскоре звук вхолостую работающего двигателя корабля сменился ревом и корабль взлетел. Он устремился к Ракетному Городку и вскоре скрылся за горизонтом.
— Хаа… — пробормотал Нанаки. — Меня бросили.
— Я всё ещё здесь.
— Куда ты направляешься?
— К пещере материи на севере.
Она не могла понять по выражению морды Нанаки, о чём он думал. Но он избегал смотреть ей в глаза, и она понимала, что он хочет что-то сказать. Юффи вскочила ему на спину и нагнулась вперёд, обвив руками шею. Скрестив запястья, она сильно сжала его шею. Передние ноги Нанаки подкосились.
— Больно, Юффи.
— Скажи! Скажи, о чём ты думаешь!
— Я скажу. Отпусти.
Юффи ослабила хватку.
— Я просто размышлял о том же, о чём и раньше. Вероятно, нет материи, способной излечить Геостигму.
Юффи промолчала и стиснула руки сильнее.
— Я же сказал, больно!
— Геостигма причиняет гораздо большую боль.
— Да.
Нанаки кивнул и двинулся на север, позволив Юффи остаться на его спине.
Раскачиваясь из стороны в сторону, Юффи говорила сама себе. «Я стала надеждой Юри и других пациентов, продолжая поиски материи. Поэтому я не могу перестать быть охотницей за материей».

0

6

Дело Реда XIII

«О, Джиллиган, исчезни, пожалуйста. Кто ты вообще такой?»  Нанаки, также ранее известный как Ред 13, обратил морду к луне и завыл, пытаясь исторгнуть из себя угольно-черного монстра. Вой его эхом прозвучал на холодном ночном плато. Пламя на кончике его хвоста подожгло красный мех, покрывающий все тело, а он все выл, не переставая.
На вой Нанаки никто не ответил. Так было всегда, но она этот раз ему показалось, что был знак, указавший ему на то, что ему скорее всего придется решать проблему в одиночку. Джиллиган пребывал внутри него и был лишь его врагом.
Факт его существования он осознал лишь несколько дней назад. Джиллиган родился после того, как Нанаки… Хотя, обо всем по порядку.

***

После того, как путешествие с Клаудом и остальными закончилось победой над Сефиротом и спасением планеты, Нанаки вернулся в Космо Каньон. Жители долины тепло встретили Нанаки, внесшим посильную лепту в великую победу, и с превеликим интересом слушали рассказы о его странствиях. Нанаки преисполнился гордости.
Затем Нанаки отправился навестить отца, храбного воина, сражавшегося с племенем Джи и теперь, окаменевшего, пребывающего на утесе над долиной.
«Отец, вы с матерью были доблестными воинами, оберегавшими сию долину. Посему и я пытался защищать ее так же, как это делали вы. И, думаю, мне удалось это сделать. Поэтому я отправлюсь странствовать вновь, отец. Но на этот раз не для того, чтобы сражаться. Я посмотрю на жизнь в мире. На рождение чокобо, на увядание деревьев и… хммм… не знаю, на что еще, но я буду наблюдать буквально за всем. Так мне сказал дедушка. Он сказал, что это мой долг — наблюдать за подобным, запомнить и поведать потомкам. О, и…» Нанаки окинул взглядом окаменевшего отца, подумав: «И тебе я тоже обо всем расскажу, отец. Да, я так и сделаю».
То же самое Нанаки сказал и людям долины. Что он собирается последовать последним словам своего почившего "дедушки" Бугенхагена и отправиться изучать мир. Все они согласились с этим, сказав, что слова сии весьма мудры. Заверив Нанаки в том, что будут дожидаться его возвращения, люди проводили его в путь.
Покинув селение через плато, Нанаки спустился по крутой горной тропинке, оглянулся назад. Люди долины все еще махали ему. В ответ он сел на задние лапы, высоко поднял передние и завыл. «До свидания. Я вернусь. Берегите себя». После чего проделал остаток пути на одном дыхании. Вскоре он оказался у ущелья. Здесь он всегда останавливался, покидая селение. Ведь когда он удалится от ущелья, то увидеть селение уже не сможет. Как и в прежние времена он оглянулся… но селения не увидел, ибо разглядеть оное мешала огромная каменная глыба, которой раньше здесь не было. «Здесь протекал Поток Жизни. Наверняка-то он и сбросил откуда-то эту глыбу. Когда я возвращался, то заметил, что ландшафт изменился во многих местах». Когда он подошел поближе, то заметил множество камней, обвалившихся с окрестных утесов. «Здесь ничего не поделаешь» , вздохнул Нанаки. Завалы, однако, никому не мешали. Это было ничто по сравнению с разрушениями в Мидгаре. Нанаки спрыгнул с небольшого утеса и продолжил путь, внимательно смотря под ноги. Он сделал один шаг. Затем еще один. И понял, что что-то не так. Дело было не в том, что его окружало, но в нем самом — в его душе. Нанаки остановился и закрыл глаза, прислушавшись к своему сердцу. «Вот оно. Должно быть, дело в этом. Как бы это выразить»,  — думал Нанаки. Он пытался понять то, что чувствовал. «Оно… угольно-черное». Как будто в сердце его зияет дыра. Нет, не дыра. Как будто там пребывает черная «душа воспоминаний». Что-то крепко присосалось к его сердцу. А вскоре он ощутил, как оно начало яростно вибрировать, будто изменяя форму. «Интересно, во что же оно превращается». Как только его посетила эта мысль, Нанаки содрогнулся от страха.
Он так дрожал, что не мог выдавить ни звука. Нанаки сжал зубы и попытался пересилить страх. Нет, не получается. Глубоко вздохнул, он повернулся, спрыгнул с утеса и устремился обратно к деревне.
Жители оной, только что проводившие его, весьма удивились, увидев Нанаки вновь.
— Что случилось, Нанаки?
— Хмммм… — начал он. Он знал, что черная душа исчезла.
— Только не говори, что ты уже заскучал по дому, — пошутил кто-то. Остальные рассмеялись.
— Да, может, и так.
— Нанаки, ты должен быть тверд в своем решении! Храбрые воины так не поступают!
— Да, ты прав.
Какое-то время Нанаки беседовал с жителями селения. А затем распрощался с ними вновь и продолжил путь. Он мог бы избрать иной путь, но решил испытать себя и вновь проследовать туда же. Он должен был понять, в чем причина страха, порожденного этим местом. Однако, на этот раз ничего не произошло.

***

Нанаки назвал неожиданно появившуюся сущность, столь его устрашившую, «Джиллиганом». Смысла давать ей имя не было, но он решил, что таким образом о ней не забудет. Имена напоминали ему о серьезных вопросах. По пути Нанаки не раз взывал к Джиллигану. Вспоминая о нем, он хотел узнать его истинную природу, но каждый раз душу его наполнял страх. И он решил оставить его в покое до той поры, пока не сможет спокойно подойти к вопросу.

***

Покинув Космо Каньон, Нанаки составил примерный план пути, которым проследует. Сперва он направится на запад, в Вутай, на родину Юффи, а затем взглянет на окрестные полуострова. После чего устремится на восток. На сем континенте находился Рокет Таун, где проживал Сид, родной город Баррета — Корел, — а также Нибельхейм, родину Тифы и Клауда. А оттуда он направится на север. Он также хотел навестить необитаемые пределы, и, хоть и займет это немало времени, Нанаки ничуть не обеспокоился. Какое значение имеет человеческое время для Нанаки, жизнь представителей племени которого составляла от пятисот до тысячи лет?
«Торопиться нельзя. В конце концов, я переживу всех, ныне живущих».

***

Целью Нанаки был Вутай. Если это возможно, он хотел бы навести Юффи. Та всегда обращалась с ним, как с ручным зверушкой; Нанаки смирился с этим, ведь таким образом Юффи выказывала ему свое расположение.
«Легко понять ход мыслей Юффи», — думал Нанаки. Окруженная товарищами возрастом старше, чем она сама, Юффи всегда бросает им вызов. Она настаивает на том, что разница в возрасте ничего не значит. Нанаки очень хорошо понимал ее чувства. Наверное, она имеет в виду возраст психологический. Однако, он испытывал смешанные чувства, не очень хорошо понимая поведение пятнадцати- или шестнадцатилетней Юффи, хоть самому ему было около пятидесяти; однако люди взрослеют по-иному, и он оставил попытки лучше понять ее.
Приближаясь к Вутаю, Нанаки случайно повстречал Юффи. Сперва он хотел напугать ее и сделать вид, что нападает, но, увидев ее с плато, он понял, что сейчас не самое подходящее время для подобных шуток. Повернувшись к Вутаю спиной, она тащила за лодыжки какого-то мальчугана. «Наверное, она волочет его уже давно». За мальчишкой остался длинный след помятой травы. Он не знал, жив ли еще мальчишка, но Юффи с отчаянием в голосе обращалась к нему. Вскоре Юффи остановилась. Нанаки подумал, что она хочет передохнуть, но Юффи пыталась взвалить мальчишку себе на спину. Но сил у нее было маловато и достичь желаемого не получалось.
— Боюсь, ничего с этим не поделаешь. — Пробормотал Нанаки себе под нос и устремился к Юффи. Он испытывал радость от того, что собирается помочь той, которая и не помышляет об этом. Нанаки тихонько подкрался к Юффи, так и не заметившей его, и поинтересовался:
— Помощь не нужна?
Друга Юффи звали Юри, и он недавно подхватил заразу в Мидгаре. То была ужасная болезнь; по ногам юноши текла черная субстанция и, казалось, что вскоре он умрет. Болезнь была куда большей проблемой, нежели восстановление окрестных селений Мидгара. Нанаки слышал, что она заразна, но Юффи, похоже, это ничуть не заботило. Он начал тревожиться. «Быть может, ей стоило бы задуматься об этом». Однако, общаясь с Юффи, он понял, что она знает о возможной заразности болезни. «Это не безразличие. Это забота. Юффи… Я не знаю, насколько они близки, но… она не может оставить своего друга». В мыслях он испытывал ненависть, направленную на Юри. Он не мог понять, как Юффи может так заботиться о нем, зная, что может заразиться. «Почему-то эта мысль приводит меня в ярость». Однако Нанаки ничего не мог поделать. В конце концов, это был друг Юффи. Но чтобы позлить ее, когда Юффи заговорила о поисках материи для исцеления этой болезни, Нанаки зачем-то сказал, что такой не существует. Юффи разозлилась. Он на это он и рассчитывал. Однако он не ожидал увидеть в глазах ее такую печаль. Нанаки глубоко сожалел теперь о своих словах.
Вскоре они достигли Вутая и остались там на несколько дней. Юффи начала присматривать за изолированными больными, находящимися здесь. Нанаки помогал, чем мог, но обычно он лишь наблюдал за несчастными. Он полагал, что должен сохранить происходящее в своих воспоминаниях. Это тоже было частью жизни.
— Эй, ты. Правда, что ты можешь говорить? — спросил один из больных.
— Странно. Зачем «Шин-Ра» создала нечто подобное? Должно быть, они ошиблись и наделили его душой. Не думаете ли вы, что было бы лучше, если бы они создали что-нибудь для людей?
— Хммм… — И тогда Нанаки осознал, что способность чувствовать и думать, подобно людям, была дана ему для того, чтобы он понимал их. Его долгом было донести до будущих поколений знания о развитии цивилизации людей. «Теперь я понял еще кое-что»,  — подумал Нанаки.

***

Нанаки хотел бы остаться с Юффи в Вутае подольше, чтобы понаблюдать за тем, как будет развиваться ситуация, но Юффи попросила его отыскать более подробные сведения о болезни, посему он покинул Вутай. Когда он подходил к ущелью, откуда будет уже невозможно разглядеть Вутай, он остановился и оглянулся. Он был уверен, что увидит маленькую фигурку Юффи, которая хлопочет у маленькой хижины, построенной на окраине города. Но, похоже, он углубился в ущелье дальше, чем полагал.
«О, ладно. Как-нибудь вернусь», — подумал Нанаки, и в это мгновение нечто сковало его сердце. Джиллиган. Он объявился вновь. На этот раз Нанаки сосредоточился на Джиллигане, чтобы понять его истинную природу. Черная душа задрожала, и проявились на ней лица жителей Космо Каньона. Они выражали покой, но вскоре исчезли, будто поглощенные черной душою. «Эти лица… что?!» Нанаки задрожал всем телом, осознав, что не может вспомнить их имена. Дрожь была столь сильна, что он не устоял на ногах и опустился на землю. «Вспомни, вспомни их имена»,  — говорил себе Нанаки. А вскоре на поверхности черной души отразилось лицо Юффи. Выражение его было умиротворенным, но подобного у Юффи Нанаки никогда не видел. А затем лицо ее исчезло тоже, погрузившись в черное море, а на поверхности возник лик смерти. Неужто жители долины обречены на смерть? Страх вновь охватил его.
— Помоги! — Нанаки сжался в комок на земле, взывая к звездам за помощью. Но когда он собрался было воззвать к Юффи, Джиллиган исчез. Нанаки с усилием поднялся на лапы и осмотрелся по сторонам. Он взбежал по склону ущелья и устремил взор на Вутай, заметив фигурку Юффи.
«Однажды Юффи состарится и умрет. А многие из стариков долины умрут еще раньше». Печально было сознавать это. Слезы показались у него на глазах, и пройдет немало времени, прежде чем он успокоится. Но почему Джиллиган порождает в нем такой страх и мысли о смерти?
«Неужто истинное обличье Джиллигана — страх от осознания неотвратимости смертей близких?» Нанаки покачал головой и попытался отрешиться от неожиданной мысли. «Однажды это произойдет, но я не хочу думать о смерти друзей»,  — размышлял он.
Нанаки решил изменить предполагаемый маршрут своего путешествия и узнать побольше о «мидгарской болезни», о которой говорили Юффи и остальные.
Лучшим местом для сбора сведений был сам Мидгар. Чем больше информации он получит, тем больше запутается, это уж точно. Однако там были вдумчивый Клауд и умная Тифа, почему с их помощью он сумеет что-нибудь узнать.

***   
Обогнув гору Нибель, Нанаки углубился в лес, о существовании которого и не подозревал, и заблудился. Сперва он продолжал идти, полагаясь на свои животные инстинкты, но лес оказался более дремучим, чем он предполагал. Но он все равно продолжал искать выход из чащобы, надеясь, что беспокоиться не о чем. Может, лес и огромен, но, посмотрев на солнце, он всегда мог сказать, в каком направлении движется. Нанаки руководствовался этими знаниями, почерпнутыми у людей. Вскоре он достигнет восточной оконечности леса.
Раздался звук выстрела. Нанаки не мог сказать, с какой стороны он донесся из-за гулкого эха, но все равно устремился в предполагаемом направлении. Он обнаружил десятилетнего мальчика, на которого наседал монстр, подобный медведю с длинным хвостом. Нет, возможно, это медведь и был. Тело его покрывала шерсть цвета ржавчины, а передние лапы были окровавлены.
«Должно быть, в него стреляли». Раненый монстр описывал круги вокруг испуганного мальчугана. Похоже, он размышлял, что ему делать с мальчишкой. Но вскоре он разъярился, глаза налились кровью, и он медленно устремился к жертве. Нанаки выпрыгнул из кустов, в которых прятался, схватил зубами мальчишку за одежду и бросился наутек. Оставив паренька на соседней поляне, он обернулся к медведю. Того нисколько не заботило, кто его новый противник, и он бежал по направлению к Нанаки, выпустив когти. «Если он полоснет меня ими, мне не поздоровится»,  — подумал Нанаки.
— Слабое место у медведей Нибеля — горло! Давай, Ред! — неожиданно выкрикнул мальчик. Приказной тон покоробил Нанаки, но у многих монстров горло было слабым местом, посему он решил по возможности наносить удары в горло медведя Нибеля. Давненько Нанаки не ревел, чтобы смутить противника. Медверь Нибеля замер и впервые внимательно и оценивающе посмотрел на противника. Они скрестили взгляды.
— Что ты делаешь! Давай, Ред!
«Прекрати болтовню»,  — подумал Нанаки. — «Люди не должны трепаться в сражениях, где у зверей нет иного оружия, помимо собственных тел. Лес — это мир зверей».
В этого мгновение раздался еще один выстрел. Фонтан крови вырвался из горла медведя Нибеля, и он грузно осел на землю. Немедленно из кустов появился человек — похоже, охотник, — который подоспел к павшему медведю и произвел контрольный выстрел. Медведь Нибеля больше не дышал.
Теперь охотник направил ружье на Нанаки. Похоже, он лишь оборонялся и стрелять пока не собирался.
— Папа, не стреляй. Он спас меня. Это судьба. Богиня послала его ко мне. Я хочу забрать Реда домой, — сказал мальчик, встав между отцом и Нанаки.
— Ред, говоришь? — уточнил охотник.
— Да. Он красный, потому я назвал его «Ред».
«Какое унизительное имя»,  — подумал Нанаки. Оно напоминало ему о безумце, некогда окрестившим его точно так же. Он громко зарычал, выражая свое неудовольствие. Отец и сын отступили на несколько шагов.
— Ты ведь можешь говорить, верно? — Охотник по прежнему направлял ружье на Нанаки. — Давненько корпорация «Шин-Ра» платила огромные деньги за ваш вид. Огромные звери, похожие на волков. Красный мех и огненный хвост. Проклятье! Если бы я поймал тебя годом раньше, то был бы богат!
— Ред умеет говорить?
«Да, верно, говорить я умею. И, полагаю, я умнее вас двоих, вместе взятых. Но я не хочу разговаривать с подобными вам. Те, которые направляют на других ружья и говорят при этом, что у них на уме, не могут считаться друзьями». Нанаки отвернулся и прыгнул к кустам.
— Проклятье!
Выстрел. Пуля пронеслась у самого уха Нанаки. «Все-таки в итоге ты выстрелил. Ты из тех людей, которые бросили бы меня в клетку, если поймали. А затем ты попробуешь принудить меня заговорить. И ты еще думал, что сможешь общаться со мной».
Отдалившись на приличное расстояние от людей, Нанаки обнаружил, что те его не приследуют. Он вновь вернулся к поляне, на которой остались отец и сын, начавшие разделывать тушу медведя Нибеля.
— Папа, я хочу Реда.
— Да… Похоже, он может принести нам барыши. Может, «Шин-Ра» больше нет, но мы можем выставить его напоказ. Может, стоит отвезти его в Золотое Блюдце.
— Нет, я хочу с ним подружиться.
— Не глупи, — произнес охотник, ножом отрезав хвост медведю Нибеля. — Это же не кот или собака. Ты не сможешь приручить его.
«Ты не сможешь тоже»,  — подумал Нанаки.
— Так, теперь приведем сюда людей.
— Что ты собираешься делать?
— Единственное, что нам ранее было нужно — хвосты медведей Нибеля, верно? «Шин-Ра» покупала их у нас за хорошие деньги, потому что использовали их в качестве компонентов для транквилизаторов для солдат. Но теперь мясо медведя пригодится тоже. Оно не самое вкусное, но и не отвратное. Если приготовить его с умом, оно может придтись по вкусу.
— О! Там мы его съедим!
— Да. В мире начнется голод. Не знаю, закончится ли он скоро или будет длиться вечно, но уверен, что на этом мы сможем сделать деньги.
Оставив тушу медведя Нибеля, отец и сын двинулись прочь. Охотник не был злым человеком. Он просто пытался выжить в эти тяжелые времена. Делать нечего, если люди начнут питаться мясом медведей Нибеля. Всем живым существам нужно как-то питаться.
Когда-то Бугенхаген сказал Нанаки: разница между зверьми и монстрами в том, что они делают с трупом поверженного врага. Звери убивают для того, чтобы есть, монстры же — ради самого процесса убийства. После чего отправляются на поиски новой жертвы. Если поразмыслить об этом, люди подобны монстрам. Если охотнику нужен был лишь хвост медведя Нибеля, возможно, стоит назвать его монстром. Другое дело, если он собирается есть мясо, чтобы выжить. Несколько нечестно, что он обладает ружьем, но такова пищевая цепочка. «Даже отцу и сыну нельзя позволять вершить все, что им вздумается, но я не могу позволить себе заниматься этой проблемой»,  — размышлял Нанаки. Будучи юным, Нанаки провел много времени с людьми, поэтому сам охотился мало. Мысль вызывала у него отвращение. Когда он думал, что лишит жертву жизни, чтобы съесть ее, он отождествлял себя с монстром. «Да»,  — решил Нанаки. — «Не мне судить их». Многие люди бессознательно лишают жизни животных и съедают их, чтобы жить. Если бы они поступали сознательно, то старались бы не задумываться над этим вопросом, за исключением тех, кто промышляет охотой. Нанаки был таким же. Нет смысла философствовать над этим вопросом. Даже если подобное поведение вполне оправдано, он наверняка не сможет придти к соглашению с самим собой.
— Гиииии! — Высокий звук исходил от двух медвежат Нибеля, устремившихся к трупу. Вся иная мелкая живность в панике разбежалась. Медвежата тыкались мордочками в тело — наверное, их матери, — нюхали его и толкали лапками. «Наверное, они пытаются разбудить ее». Нанаки беспомощно смотрел на малышей. Затем кое-что вспомнил. «Охотник сказал, что приведет сюда людей. Если медвежата останутся здесь, то окажутся в опасности». Нанаки не мог больше оставаться пассивным наблюдателем. Он вылез из кустов и прыгнул к медвежатам.
— Я понимаю, что вы чувствуете, но здесь слишком опасно. Идемте, сюда.
Нанаки прыгнул обратно в кусты, надеясь, что малыши последуют за ним. Однако те не поняли его слова и просто глядели на него со странным выражением на мордочках.
— Это нехорошо. Сюда идут люди, знаете ли.
Поразмыслив немного, он прыгнул к одному из медвежат и поднял его, зажав в зубах.
— Гииии! — заверещал медвежонок, и второй поддержал его: — Гииии!
«Прекрасно»,  — подумал Нанаки, устремившись в кусты наряду с медвежонком, зажатым во рту. Второй последовал за ними.
«Да, замечательно».
Нанаки продолжал путь в лесную чащобу, время от времени останавливаясь, чтобы второй медвежонок нагнал его. Лишь тот приближался, он вновь срывался на бег. Так продолжалось, пока они не добрались до поляны, где находилась старая каменная кладка — наверняка работа людей. Осмотревшись, Нанаки отметил, что множество каменных материалов навалено безо всякой системы. «Неужели кто-то пытался здесь что-то построить?»  Однако это были единственные знаки пребывания здесь людей, и наверняка они покинули сие место давным-давно.
Нанаки опустил медвежонка, которого держал во рту, на землю. Он удивился, заметив, что зверек не движется, но тот просто заснул. «Такие беззаботные малыши»,  — подумал Нанаки. Вскоре появился и братец медвежонка и — испустив радостное «Гииии!» — устремился к ним безо всякой осторожности. Он потянул воздух носом. Возможно, его смутил знакомый запах, исходящий от Нанаки. Затем он понюхал своего младшего братца. Наконец, удовлетворившись, он свернулся в комочек подле братца и уснул.
— Как мило, — пробормотал Нанаки. Но затем он вновь встревожился. «Что же мне делать теперь? Я испытываю некоторую ответственность перед этими детенышами». Нанаки улегся на траву и воззрился на медвежат. «Смогут ли они выжить без матери? Что едят эти медведи Нибеля?»  На первые взгляд кажется, что они — яростные плотоядные, но едят они далеко не все, как и сам Нанаки. Будь иначе, лес был бы наполнен едой… Нанаки принял решение. Перед тем, как покинуть лес, он соберет для них немного еды. Будущее малышей его заботило, но он не может оставаться здесь вечно. Будет лучше, если они расстанутся до того, как привыкнут друг к другу. Но перед этим… Нанаки широко зевнул и закрыл глаза.
Открыв их через несколько мгновений, он не нашел и следа медвежат. «Стало быть, они куда-то убежали. Удачи вам». Лишь эта мысль пронеслась в его разуме, он ощутил что-то сбоку от себя. Скосив глаза, он заметил медвежат, прижавшихся к его боку и тихо посапывающих во сне.
— Это плохо… Очень плохо.
Нанаки отметил, что сердце его полнится неведомыми ранее чувствами. И чувства сии вытеснили все здравомыслие из его разума. Он решил присматривать за медвежатами до тех пор, пока они не станут способны выжить в одиночку.
Нанаки обучал братьев — которых назвал Пазу и Рин — охоте. Сам не был не очень сведущ в этом вопросе, но он заставил их внимательно его слушать, показывая, что это умение чрезвычайно важно. Он не испытывал вины, лишая жизни иных зверей. То была честная битва за выживание. Иногда они встречали иных медведей Нибеля. Нанаки пытался показать им свои добрые намерения, но они не обращали на него никакого внимания. Каждый раз, когда это случалось, его посещала мысль о том, что он не должен тратить здесь время. Но нет, быть может, его просто стали считать другом. Разные мысли посещали его и уходили. Каждый день он открывал для себя что-то новое, и хоть тревоги его не оставляли, время, проводимое в лесу, было исполнено покоя. Иногда он задавался вопросом, хороша ли подобная жизнь. Каждый раз он напоминал себе, что это — часть его миссии, но в то же время он наслаждался каждым днем такой жизни.
Вскоре люди стали приходить в лес на охоту чуть ли не каждый день. Похоже, охота на медведей Нибеля становилась здесь нормой. Люди приняли мясо медведей как источник пропитания для себя. Нанаки решил, что должен научить Пазу и Рина не только тому, как охотиться, но и тому, как убегать от людей.
Нанаки уже не знал, сколько дней и месяцев он провел в лесу. «Следить за временем свойственно людям»,  — думал он. — «Я могу жить с людьми или животными, но сейчас я живу в эпоху животных. Я помню об обещании, данном Юффи, отыскать сведения о болезни, но к животным оно не имеет отношения». Сперва Нанаки было тяжело признать это, но сейчас он свыкся в этой мыслью. «Я расскажу об этой истории, когда для меня вновь настанет эпоха людей. В этом лесу я — зверь. Чтобы выжить, необходимо руководствоваться чувствами зверя. Вот что я скажу».
Джиллиган множество раз проявлялся в душе Нанаки. К уже имеющимся ликам добавились Пазу и Рин. Лики братьев-медвежат проявлялись в душе, отражая темные эмоции, после чего исчезали вновь, заставляя Нанаки дрожать от страха. Однако, страх немедленно исчезал, когда он замечал Пазу и Рина, которые спали подле него, свернувшись в клубочки. Теперь Нанаки понимал, чем был Джиллиган. Он был страхом потери. Нанаки дрожал от страха, ибо боялся потерять дорогих и любимых существ. И теперь, когда он понял это, он больше не боялся Джиллигана. Если бояться потерь, ничего невозможно достичь.

***

Мирные дни в лесу неожиданно завершились. Пазу и Рин выросли до размеров самого Нанаки, вырыли берлогу и жили вместе. А однажды ночью две медведя Нибеля начали спать в стороне от Нанаки. «Что-то завершилось»,  — подумал тот. Он опечалился, но сознавал, что это — часть процесса взросления. А на следующий день, когда Нанаки проснулся, братьев нигде не было видно. Он предположил, что они ушли охотиться одни, так же, как и решили спать на расстоянии от него. В следующее мгновение Нанаки услышал выстрелы, за которыми последовал рев медведей Нибеля. «Это был Пазу». Нанаки, который теперь мог ориентироваться в лесу с закрытыми глазами, устремился в ту сторону, откуда донесся рев Пазу. И он увидел нечто, уже наблюдаемое им раньше.
В тот день мальчик был до смерти испуган. Медведь Нибеля расхаживал неподалеку. Это был Пазу. Он поглядывал на окрестные кусты, наверняка ожидая Рина. Пазу поднялся на задние лапы, передние простер к небу и заревел. В ответ послышался рев Рина. Мальчик испуганно озирался, ища пути к отступлению. Но когда он заметил Нанаки, в глазах его загорелась надежда.
— Ред! Это я! Ты помнишь меня, верно? Ты спас меня здесь давно.
В тот день Нанаки не мог вынести мысли о том, что мальчишка погибнет. На этот раз, однако, он знал, что ему сказать.
— Это лес. Ты должен подчиняться его правилам.
Услышав голос Нанаки, мальчик обрадовался. Похоже, он был счастлив, узнав, что Нанаки действительно умеет говорить. «А не он трус»,  — подумал Нанаки.
— Я понимаю, Ред, — сказал мальчишка, быстро поднявшись на ноги и устремившись к лежащему на земле ружью, от которого Пазу отступил. «Я здесь не для того, чтобы тебя обрадовать»,  — подумал Нанаки. Мальчишка наверняка собирался взять в руки ружье. Нанаки понял, что он будет стрелять в Пазу, и изготовился к прыжку, но в это мгновение из зарослей показался Рин. Одним ударом лапы он отбросил мальчишку в сторону, где тот и остался лежать без движения. Нанаки сказал себе, что мальчишка сражался по законам леса и потерпел поражение. Пазу и Рин принялись кружить вокруг распростертого тела, затем вновь поднялись на задние лапы и заревели, устремив взоры в небо. «Достаточно». Нанаки выпрыгнул из зарослей и встал перед мальчиком, закрыв его своим телом.
Два медведя Нибеля попытались ударить мальчишку когтями, но разорвали кожу на спине Нанаки.
— Гиии! Гиии! —  Пазу и Рин виновато зарычали и отстранились от Нанаки.
— Не тревожьтесь об этом. Идите.
Два медведя Нибеля развернулись и бросились прочь, исчезнув в чащобе.
— Ух… — простонал мальчишка, лежащий подле Нанаки.
— Эй, а куда делся паренек? Он не должен убегать вперед в одиночку, ведь он еще совсем неопытен".
«Должно быть, это голос того охотника»,  — подумал Нанаки. Он вновь схоронился в зарослях.
— Эй, Годди! Что случилось?!
Охотник выбежал на поляну. Но Нанаки весьма удивился появлению той, что пришла вместе с ним.
— Это сделал медведь Нибеля, верно?
Это была молодая женщина в форме Турка… Елена достала из кармана костюма маленькую бутылочку — наверняка исцеляющее зелье, — и начала хлопотать над мальчишкой.
«Что происходит?»  — недоумевал Нанаки. — «Неужто корпорация «Шин-Ра» все еще существует?»  Нанаки сожалел, что не собрал достаточно информации о людях. Елена наблюдала за тем, как охотник выносит мальчишку из леса на спине, после чего связалась с кем-то по мобильному телефону.
— Я нашла одного. Завтра попробую снова.
Когда Нанаки вернулся в каменный дом в глубине леса, он обнаружил Пазу и Рина, ходящих кругами. Когда они заметили Нанаки, то спрятались в зарослях.
— Я не зол, — сказал Нанаки, опустившись на траву. Он не злился, но рана болела. Он отдохнет сперва, а затем сосредоточит усилия на исцелении. Завтра «Шин-Ра» вновь придет в лес. Похоже, цель корпорации — медведи Нибеля. Завтра будет трудный день. Нанаки чувствовал, как Пазу и Рин приближаются, но не двинулся с места и не открыл глаза. Вскоре он ощутил, как братья зализывают его рану. «Спасибо вам, Пазу, Рин».

***

Он проснулся среди ночи. Боль от ран чуть улеглась, ибо заживали они довольно споро. Поднявшись на лапы, он не заметил братьев. Обычно они спали у него на виду. Испугавшись, что что-то произошло, он осмотрел соседние заросли, но так ничего и не обнаружил. Сомнительно, что медведи Нибеля охотятся ночью, ведь они не ночные хищники. Нанаки запаниковал и начал поиски в лесу.
Ему показалось, что где-то далеко, за пределами леса, раздались выстрелы. Нанаки задрожал от ужаса. В последний раз Джиллиган появлялся очень давно. Нанаки сжался в комок, продолжая дрожать. Джиллиган появлялся так давно, что он уже и забыл, как справляться с ним. «Что же мне делать? Я знаю. Пазу и Рин. Именно из-за них я перестал испытывать страх». Но сейчас их не было рядом. Сжав зубы, Нанаки бросился к границе леса.
Все дорогу Нанаки глядел в землю, пытаясь справиться с дрожью. Он понял, что лес остался позади, ибо воздух здесь пах по-другому. Он поднял взгляд. Впереди расстилалась зеленая равнина, виднелась на которой тропа, протоптанная охотниками. Далеко впереди виднелись какие-то огоньки. Это была маленькая деревушка. Один из огоньков колебался, слышалось потрескивание. «Должно быть, это огонь»,  — решил Нанаки. — «Неужто на нем готовят какую-то пищу?» Нанаки размышлял, пытаясь вычленить Джиллигана из своего разума, но безуспешно. Нанаки устремился к огонькам.
«Вот оно»,  — встревожился Нанаки. Огни освещали Пазу и Рина, привязанных к шесту и выглядящих преотвратно. Лапы их были вытянуты к небу, а хвосты отрезаны. Нанаки успокоился; Джиллиган исчез. Нанаки не мог набраться смелости и внимательно разглядеть изуродованные тела медведей Нибеля, поэтому он перевел взор на то, что их окружало. Здесь пребывало три хижины, освещенных изнутри. Он слышал смех мужчин и женщин, возможно, празднующих что-то. Дозорных видно не было. Нанаки все еще не мог заставить себя посмотреть на медвежат.
«Отомщу ли я за них?»  Подобные чувства не испытывают звери. «Люди и медведи Нибеля — давние враги, но так уж повелось, здесь нет ничего личного»,  — размышлял Нанаки. — «Лишь люди обладают способностью затаить злобу».
Возможно, его пьянил равнинный воздух, столь отличный от лесного, но в душе Нанаки осознал, что жаждет мести. Это было не звериным чувством, но человеческим.
— Гиии, — тихо проревел один из братьев. Нанаки удивился. Казалось, они говорят ему, что страдают от боли. Хоть они были и велики, но все же оставались детенышами, рожденными лишь несколько лет назад. Душу и разум Нанаки заполнили темные помыслы. То не был Джиллиган, но помыслы поглощали его разум, хоть он и тщетно пытался подавить жажду отмщения.
Из одной хижины донесся плач ребенка. «Ага. Стало быть, там ребенок. Должно быть, хорошенький». Ребенок… «Дети безгрешны… Возможно, это означает, что тебе придется смириться с этим, Нанаки».
Сердце Нанаки разрывалось между человеком и зверем.
Пуля ударила в землю у лап Нанаки. Он понял, что ярость столь затуманила его разум, что он не сразу услышал звуки выстрелов. Он вновь посмотрел на Пазу и Рина. Наверное, их тихий рев звучал лишь в его воображении, ибо медвежата были мертвы. Он взглянул на них. Глаза их были ярко-красными под полузакрытыми веками. В них отражался свет. Он чувствовал пламя в собственных очах, ибо они горели. Все вокруг окрасилось в ярко-алый цвет, и он не мог видеть четко то, что его окружало.
Он услышал звук очередного выстрела. Нанаки устремился на звук и ворвался в одну из хижин; разбитое стекло из окна разлетелось во все стороны. Внутри находилось несколько людей. «Мною двигали человеческие чувства, но сейчас я поглощен звериным инстинктом».
Он не мог больше видеть людей из-за алой пелены, застлавшей взор.
Вновь раздался выстрел, и острая боль пронзила щеку. Это стало сигналом. Нанаки бросился на человека, который стоял ближе к нему.
Он не помнил, что происходило дальше. Все, что он запомнил, это боль от пули, пронзающей тело, и плач ребенка.
— Я хотел подружиться с тобой!
Нанаки очнулся. Похоже, он просто рухнул на залитый кровью деревянный пол. Он обернулся, заметив в хижине знакомого человека в красных одеждах.
— Встать можешь? — спросил Винсент, и в голосе его не слышалось особой заботы.
— Винсент? Винсент! Что ты здесь делаешь?
— Я хотел тебе задать тот же вопрос, — отвечал Винсент, но, опять же, без излишней заинтересованности.
***

Винсент был немногословен, но проводил жизнь в странствиях туда, куда считал необходимым. Он сказал, что предвидел — что-то произойдет. Во время странствиях он случайно заметил вертолет Турков и последовал за ним, явившись в эту деревню. Именно здесь вертолет опустился на землю. Турк Елена что-то искала и ушла в лес вместе с охотниками. Чуть позже она вернулась, неся на руках раненого мальчишку, а ночью явились два медведя Нибеля. Охотники запаниковали было, но медведей все же застрелили. Получив то, что хотела, Елена убыла на вертолете. И когда удалиться собрался и Винсент, появился Нанаки. Винсент услышал звуки выстрелов и увидел, как Нанаки ворвался в одну из хижин. А когда он ступил внутрь, чтобы посмотреть, что происходит…
— Ты повалил охотника на пол и готов был разорвать ему горло. Мальчик плакал и говорил тебе что-то о дружбе. Я не знаю, что с тобой произошло. Но ты не был тем Нанаки, которого я знал. Ты был зверем, нападающим на людей. Вот почему я выстрелил.
Выстрелив в Нанаки, Винсент выставил охотников, все еще сжимающих в руках ружья, из хижины. Он распрощался с ним.
— Я их чуток попугал. Я преобразился.
После этого Винсент занялся ранами пребывающего без сознания Нанаки, ожидая, когда тот придет в себя.
Нанаки осмотрелся; на полу комнаты виднелись пятна крови.
— Я кого-то убил?
— Нет.
— Понятно. Я рад.
Они замолчали. Нанаки попытался подняться, чтобы выглянуть наружу, и каким-то образом ему это удалось. Винсент вновь заговорил, будто вспомнив о чем-то.
— Они забрали тела медведей, остававшихся у хижин. Мне надо было остановить их?
— Нет. Они, скорее всего, найдут им применение. Таковы законы леса. Нет, возможно, они действуют и за пределами леса? Винсент. Я просто уже ничего не понимаю. Не понимаю, и все.
— Я с радостью тебя выслушаю.
Услышав эти слова, Нанаки начал говорить, а Винсент молчал, внимательно слушая. Он рассказал все от того момента, как впервые услышал пронзительное «Гиии! Гиии!» от малышей-медвежат, и до самой встречи с Винсентом.
— Как я должен был поступить?
Винсент продолжал молчать. Но когда Нанаки подумал, что ответа так и не дождется, он произнес:
— Я думаю… Когда ты вновь вспомнишь об этом… то получишь ответ. Но когда ты начнешь раздумывать, ответ может быть и другим. Ведь ответ на твой вопрос не единственен. Ты должен продолжать жить, чтобы размышлять об этом.
«Важно то, чтобы ты не забывал об этом»,  — говорил Винсент.
— Хммм…
Нанаки чувствовал себя так, будто понимал смысл слов Винсента лишь наполовину. Чувства его также разделились надвое.
— Может ты поймешь, если я скажу тебе вот что, — молвил Винсент, будто прочитав мысли Нанаки. — То, что ты в тот момент считал правильным, было совершенно неверно. Полностью неверно.
— Это не говорит о том, что мне следует делать. Неважно, сколь долго я об этом размышляю, я не могу решить, какие действия считались бы правильными.
— Так и есть, — произнес Винсент, поднимаясь на ноги, будто заканчивая разговор. А затем добавил, будто только что вспомнив: — Ты также можешь выбрать бездействие. Я однажды так поступил.
— И что в итоге?
— Может, это был лучший вариант для моего воздаяния.
Плащ Винсента театрально развивался, когда он выходил из хижины. Нанаки быстренько поднялся на лапы и последовал за ним.
Похоже, Винсент направлялся на восток. Но вскоре свернул на пустошь у дороги.
— Куда ты собрался?
— А как ты поступишь, если я скажу тебе?
— Можно мне с тобой?
— Зачем?
— Потому что…— «Потому что мне нужно общество»,  — подумал Нанаки. Я хочу быть с кем-либо. Они стояли на краю пустоши, в тени утеса, и Нанаки не хотел вновь оставаться один.
— Твой ответ совершенно неверен.
Винсент устремился на утес, будто собирался взлететь с него.
— Винсент!
Но было поздно. Он не видел больше красного плаща и не услышал ответ.
— …Может, ты тоже неправ, Винсент.
Выкрикнув это вслед Винсенту, он кое-что понял. Неважно, кто прав, и не стоит думать о том, что следовало сделать, а что — нет. Изводить себя подобными мыслями бессмысленно. Прошлое не изменить, а впереди — будущее. Важно не забывать прошлое и продолжать думать о нем. В этом случае, возможно, ты и найдешь ответ. А когда найдешь, он может тебе пригодиться. Вот так. Это слишком незначительная проблема в сравнении с отведенными ему столетиями. «Ни я, ни Пазу с Рином ни о чем не тревожились, когда жили в лесу. Дни, проведенные там, были легки и беспечны».
Нанаки улегся у утеса и стал вспоминать обо всем, случившемся в лесу. Он вспомнил, как сопели медвежата во сне. Затем о том, как Пазу чуть не утонул в ручье. О том, как Рин упал с дерева. О первой рыбе, пойманной братьями, и сразу же ими съеденной. Нанаки улыбнулся. Но слезы не останавливались. «Прощай, мир зверей». Нанаки поднялся на лапы и устремился на восток. Пройдя небольшое расстояние, он передумал и повернул на север.

***

Сид строил новый воздушный корабль в Рокет Тауне. Покрытому ранами Нанаки он наказал отдыхать и набираться сил. Теперь Нанаки издалека наблюдал за завершением работы над воздушным кораблем, чтобы не мешаться под ногами. Он несказанно удивился, узнав, что с тех пор, как он начал жить в лесу с медведями Нибеля, прошло около двух лет. Да Сид и сам удивился, осознав, что практически два года минуло с момента их последней встречи. Когда живешь полной жизнью, о времени забываешь.
В один прекрасный день Сид пребывал в чудесном расположении духа, ибо корабль был близок к завершению, и пригласил Нанаки на пробный полет. Нанаки с радостью согласился.
— Если разобьемся, значит — не повезло. Не вздумай обвинить меня в этом, понял? — сказал Сид.
«Значит — не повезло. Хорошо сказано»,  — подумал Нанаки.
Когда находишься в небе, то понимаешь, сколь невелик мир. Нанаки, странствовавшего по земле на своих четырех, это было особенно очевидно. «Я должен поблагодарить Сида за то, что он дал мне шанс взглянуть на мир с этой точки зрения»,  — решил Нанаки. — «Это мир, в котором мне суждено провести не менее нескольких столетий. Есть в этой жизни еще много вещей, о которых я не знаю. Я уверен, мне многое еще предстоит увидеть и о многом узнать». Он вполне мог заблудиться на мирских просторах, но теперь он знал, что мир совсем невелик. Это маленькое знание дало ему смелость понять, что узнать все обо всем вполне возможно.
— Мир ждет меня.
— Чего сказал? Не преувеличивай… А? Эй, эй! Смотри-ка…
— Что там?
— Гляди. Это Юффи. Какого черта она тут делает?
Нанаки чувствовал себя немного виноватым, вновь встретившись с Юффи. После того, как та просила его собрать сведения о болезни, он не сделал ровным счетом ничего. Он попытался скрыть свое смущение за напускной радостью. Вскоре Сид улетел, оставив Юффи и Нанаки. Конечно, Юффи сказала то же, что и всегда, насчет совместных поисков материи. Со времени их последней встречи она совершенно не изменилась. В тот раз он был зол на ее друга Юри, которого она тащила, и нарочно сказал, что подобной материи не существует. Но на этот раз он испытывал совершенно иные чувства. Он был полностью уверен в душе, что не существует материи, способной излечить мидгарскую болезнь, которая — как он узнал в Рокет Тауне — зовется «Геостигмой».
Если Юффи искала материю все то время, что он провел в лесу, стало быть, ее попросту не может существовать. Когда он сказал об этом Юффи, та взглянула на него с нескрываемой печалью.
— Прости. Я помогу тебе в поисках, — пообещал Нанаки.

***

Юффи и Нанаки ступили в пещеру в далеких, заснеженных северных землях, где надеялись отыскать материю. Начинание их успехом не увенчалось.
— Ай… нет здесь ничего! Я потерпела поражение! — обреченно молвила Юффи.
— Ты хочешь сдаться?
— Нет, мы продолжим поиски. Их надежды и чаяния пребывают со мной.
— О чем ты?
— Это последняя пещера, где мы могли надеяться отыскать материю. Но давай пройдемся по ней еще раз, мы ведь могли и пропустить какие-то ответвления… Видишь ли, теперь я поняла кое-что. Пока мы здесь, там проходит много времени, верно? — молвила Юффи, устремив взгляд в пространство.
Юффи обучала заболевших жителей Вутая боевым искусствам. Сперва учениками ее были лишь дети, но затем и иные Вутайцы занялись совершенствованием собственных тел под бдительным надзором Юффи.
— Понимаешь, эта болезнь заразна, но подхватывают ее далеко не все. Она поражает тех, чьи сердца исполнены тревоги, страданий, или просто устали от жизни. Посему, если занимаешься боевыми искусствами, о подобном не думаешь, понял? Тренируясь весь день, к ночи они валятся с ног и засыпают мгновенно, не имея возможности погружаться в тревожные раздумья. Посему я хочу, чтобы и мы с тобой здесь преуспели.
Юффи посмотрела на Нанаки и улыбнулась.
— Что думаешь?
— Я согласен. Полностью согласен.
— Ну конечно же ты согласен!
Юффи обвила руками шею Нанаки и крепко сжала.
— Прекрати!
— А? Я и не заметила, что на тебе столько ран. Что с тобой приключилось?
Перед тем, как ответить, Нанаки задумался, как же объяснить ей.
— Я отправился в путь, чтобы познать мир.
Конечно, все получилось иначе, чем он представлял, но в итоге он все же стал жить полной жизнью. И он старался запомнить буквально каждое ее мгновение. Он пережил ситуации, которые наверняка бы не сумел понять, наблюдай он за ними со стороны.
— Прекрати этот пафос, ты, болван…
Юффи вновь сдавила ему шею руками. Но практически немедленно прекратила и сказала: — Продолжай в том же духе, Нанаки.

***

Расставшись с Юффи, Нанаки отправился странствовать по миру. Встречая иных зверей, он гадал, сможет ли остаться жить вместе с ними. А когда встречал людей, первым с ними заговаривал. Он считал, что может узнать истину буквально изо всех аспектов бытия — будь она справедлива или же ложна. Число имен в памяти Нанаки все росло. Кира, Долли Воришка, Кай, Кумо Нагар, Любовь, Плач Древ — иногда эти имена несли с собою боль, но он принимал ей, как неотъемлемую часть мира.
В эти дни его беспокоило лишь одно. Когда он оставался в одиночестве, Джилигган возвращался. И, казалось, становился все больше. Ведь чем больше ты узнаешь, тем больше тебе предстоит потерять. «Вот почему Джиллиган становится больше»,  — понял Нанаки.
Истинной личиной Джиллигана был страх потери. Нанаки был уверен что, если бы понял, что это такое, то не боялся бы его. Но он продолжал дрожать от ужаса, и с каждым разом приходить в себя становилось все сложнее.
«Почему?»  — гадал Нанаки. Вскоре он начал сомневаться в том, что правильно понял истинную суть Джиллигана. Он вновь начал размышлять над тем, чем мог оказаться Джиллиган. Он был страхом, сковывающим сердце, это точно. Но Нанаки не знал, какова причина этого страха.

***

— Джиллиган, говоришь?..
Спустя долгое время Нанаки воссоединился с Винсентом у маленького озерца в Забытом Городе.
— Я кое-что знаю о нем.
— Что? Можешь рассказать мне? — настаивал Нанаки.
— Однажды ты наверняка познаешь потерю. Ты опечалишься, и загодя думаешь об этом из-за страха. Но хочешь — верь, хочешь — нет, ты сможешь жить с этим.
— Хммм… Может, ты и прав.
— Джиллиган явился из далекого будущего. Будущего, которого ты неосознанно страшишься.
— Да?
— Он знает все о тебе. Представь мгновение, когда ты лишишься всего, что пережил, видел и чему дал название. Не останется ничего.
— Хммм…
Нанаки представил подобное, и немедленно возник Джиллиган. Нанаки не поддался страху и вспомнил обо всем. Затем он представил, как скачет по утесам близ Мидгара. Внизу он видел бренные останки города, покрытые зеленью. Поблизости он ощущал людей.
Но те люди были ему незнакомы. Может, если он отправится к ним, они поговорят с ним. Но никто не скажет: — А, рад тебя видеть.
— Я остался один, — произнес Нанаки, дрожа. — Я буду жить так долго, что однажды познаю одиночество… Это мой страх остаться одному. Стало быть, вот чем является Джиллиган?
— Я бы назвал это усталостью от слишком активного образа жизни.
— Не смейся над этим!
Улыбнувшись разозлившемуся Нанаки, Винсент отвечал: "Представь вот что. Ты будешь не одинок. С тобою будут твои дети.
— Мои дети? Представить не могу такого. Я могу представить лишь медвежат Нибеля.
— Тогда как насчет такого варианта: раз в год ты будешь приходить в Мидгар, и там буду ждать тебя я. И я буду слушать твои бестолковые рассказы, не выказывая в них ни малейшей заинтересованности.
Нанаки поразмыслил об этом, представил серьезное лицо Винсента. И дрожь улеглась. Похоже, Джиллиган исчез.
— Вижу, ты перестал дрожать.
— Да. Но однажды даже ты, Винсент…
— Такого не будет никогда. Я бессмертен. К худу или у добру…
— Я…
Нанаки подумал, сколь одинок, должно быть, Винсент. Сам он проживет невероятно долго, но однажды умрет. А Винсент…
— Эй! Пока я жив, будь добр встречаться со мной как можно чаще, чтобы мы могли поговорить друг с другом.
Винсент посмотрел на Нанаки и произнес: — Лишь раз в год. Если хочешь видеться чаще, ничем не могу тебе помочь.
С этими словами Винсент опустил голову и закрыл лицо плащом. Плечи его чуть подрагивали, и Нанаки понял, что в первый раз видит, как Винсент смеется.
— Джиллиган. Джиллиган, говоришь?
— Хе. Ну и смейся сколько хочешь.
— Уж извини.
Винсент расхохотался в голос, а вскоре к нему присоединился и сам Нанаки.
Впервые со времен Эпохи Сетра смех вновь звучал в Забытом Городе.

0

7

Дело Шинры

В Храме Древних…
Миссия, исполняемая Тсенгом, шефом отдела административных исследований корпорации «Шин-Ра», агенты которого именовались Турками, заключалась в обретении древней Черной Материи. Лишь несколько мгновений назад неожиданно появился Сефирот и тяжело ранил его, оставив на каменном полу дожидаться смерти. Кровь не останавливалась, и он был близок к тому, чтобы лишиться чувств. И когда он уже приготовился к смерти, появились Аерис и ее друзья, которые пришли в Храм, преследуя Сефирота.
В задачу Тсенга долгое время входило наблюдение за наследницей Древних и поиск возможностей применить собранные сведения на пользу корпорации. Иногда жесткие методы его подчиненных вызывали у Тсенга стойкое неприятие, но в корпорации «Шин-Ра» оные считались вполне приемлемыми. Однажды Тсенг попытался общаться с матерью Аерис с позицией силы, но ни к чему хорошему это не привело. Событие это заставило Тсенга пересмотреть свои действия и принципы.
Аерис была последней наследницей Древних в мире. Тсенг полагал, что он, представляющий темную сторону корпорации, не должен приближаться к такому уникальному созданию, как она, потому и продолжал наблюдать за нею издалека.

***

Впервые Аерис заговорила с ним, когда была еще ребенком.
— Спасибо за твой нелегкий труд.
Тсенгу слова эти, произнесенные маленькой девочкой, показались подозрительными. Видя, что он продолжает молчать, Аерис сказала:
— Ты ведь охраняешь меня, верно?
Наверное, делать этого не следовало, но Тсенг сказал ей сущую правду. В это мгновение он был честен, как никогда.
— Я — Тсенг из корпорации «Шин-Ра». Я должен кое о чем поговорить с тобой.
— Я ненавижу «Шин-Ра»!
Видя, как девчонка убегает прочь. Тсенг вздохнул с облегчением: оно и к лучшему. Но подумал, что даже когда придет день силой увести ее, и тогда он не станет лгать ей.
Через много лет, богатых событиями, Аерис связалась с организацией «Лавина», выступающей против корпорации «Шин-Ра», и события приняли иной поворот. Тсенга раздражало то, что он утратил контроль над ситуацией, и потому он обращался с Аерис так зло и холодно, что даже его подчиненным было не по себе. Он всегда хотел сказать им следующее: «Это не зло. В понимании Аерис, зло — это сама «Шин-Ра». Посему зло и должно действовать, как от него ожидают…»

***

Даже пред лицом неизбежной смерти Тсенг решил обратиться к Аерис как Турк.
«Проклятье. Отпустить Аерис было первой из моих ошибок».
Но у Аерис все равно нашлись слезы для такого, как Тсенг. Он видела в нем не врага, а друга, которого знала с самого детства. Тсенг подумал, что умереть в таком месте — не самый плохой вариант, и даже нашел в себе силы пошутить на эту тему.
«Я еще не совсем мертв».
Когда Аерис ушла, Тсенг вновь принялся дожидаться смерти. Но оная так и не пришла к нему. Даже теряя сознание, он не чувствовал, что сливается оно с Живым Ручьем.
Тсенга спас Рив. Он управлял странным маленьким роботом-котом, восседающем на огромном моге, который приблизился к Тсенгу. В задание Рива входил шпионаж за Аерис и ее спутниками.
— Чуть не погиб, господин Тсенг.
— Где Черная Материя?
— …
Ответа не было. Робот не двигался, будто перестав функционировать. Однако вскоре он заговорил вновь: — Прости, я управляю одновременно и № 1, и № 2 — это несколько сложновато.
— Понятно.
Тсенг не понимал, насколько это сложно, посему ждал, когда Рив заговорит снова.
— Я на какое-то время передал Черную Материю Клауду. Это ведь мудрее, чем оставлять ее Сефироту, верно?
Клауд. Он был связан со всем, случившемся доселе, и оставался одной из величайших загадок, но — в то же время — был необходим. «Он просто подросток». Тсенг полагал, что не важно, как долго он будет размышлять об этом, исход он предрешить не сможет. В любом случае лучше оставить Черную Материю Клауду, чтобы предотвратить призыв Абсолютной Разрушительной Магии, Метеора.
— Черная Материя у Клауда… понятно.
— Что до вас, господин Тсенг… я свяжусь с «Шин-Ра».
— …Хорошо.
— Еще кое-что — меня вычислили, но я останусь с ними. Они — весьма занятная команда. Мне крайне интересно, что же они предпримут. Ладно, давай-ка перенесем тебя отсюда.
Тсенг о многом хотел бы спросить его, но когда огромный мог поднял его, дикая боль лишила его сознания. Он не помнил, что случилось потом.
Трое людей — его бывшие подчиненные — перенесли его на корабль. «Почему Рив связался именно с ними, а не с корпорацией напрямую?»  Сам он никогда не мог связаться с этими тремя. В разуме возникало множество вопросов, но озвучить их сил не было. После того, как он лишился чувств, прошлого много времени, но наконец он пришел в себя в маленькой комнатке. Вдохнув воздух, ощущался в котором моря и ржавого металла, он понял, что находится в Джуноне. Практически сразу появился врач и занялся им.

***

Вскоре после этого Аерис погибла, а Клауд передал Черную Материю Сефироту, который не замедлил призвать Метеор.
Предполагали, что после падения вся жизнь на планете исчезнет в течение 3–7 дней. Того, что произошло на самом деле, не ожидал никто…

***

Мидгар, сектор 0, неподалеку от штаб-квартиры корпорации "Шинра"
На железные опоры сектора 8 была наскоро прилажена огромная пушка, доставленная из Юнона, на которую возлагали большие надежды как на последнее средство, которым еще можно остановить Сефирота. «Сестру Рей» подключили к мидгарским трубам, по которым текли потоки Мако, и ожидалось, что она уничтожит Сефирота с помощью гигантской материи. Пушку нацелили на северный кратер, где в настоящее время пребывал Сефирот. Они считали, что если Сефирот погибнет, то призванный им с помощью Черной Материи кошмар в небесах исчезнет. Если угроза планете исчезнет, Орудия наверняка вернутся туда, откуда и появились.
— В теории все замечательно, — произнес Руд, глядя на Сестру Рей.
— В теории? А на практике?, — спросил Рено самым серьезным тоном, ему не свойственным.
— Я несколько тревожусь.
— О, ну тогда все в порядке.
— Что это означает? — осведомился Руд.
— Я думал, что волнуюсь лишь я один. Неужто мы и впрямь выстрелим из этой пушки? Может, стоило бы сначала испытать? Не рванем ли Мидгар заодно?
— Ты успокоишься, если я скажу, что все будет хорошо? — твердо произнес Руд, пресекая дальнейшие вопросы.
— Эй, не заводись.
В итоге Сестра Рей не выполнила отведенную ей роль и обратилась в гигантскую кучу металлолома. В то же время этаж штаб-квартиры, где находились офисы совета директоров корпорации «Шин-Ра», был уничтожен Орудием. Будучи Турками, Рено и Руд привыкли находиться в руинах зданий, когда того требовала работа. Однако к штаб-квартире они относились по-иному. Бумажной работы у них было немного, и в основном они находились за пределами здания корпорации, возвращаясь в штаб-квартиру, как в родной дом. Здание это было для них домом на протяжении всех миссий, через которые прошли они наряду с товарищами, и тогда, когда получали они выговор от начальства, и тогда, когда волочились за девчонками во время увольнительных. Да, офисными работниками они не были, но к штаб-квартире корпорации питали сильные чувства.
Тревога Рено и Руда усилилась, когда узнали они, что Президент исчез.
Множество свидетелей видели, как пламя Орудия опалило офис Президента, и не ведомо, действительно ли он просто без вести пропал. К тому же, они не могли удостовериться в безопасности иного персонала, ибо в здании царила паника. Многие работники корпорации бежали еще несколько дней назад, когда угроза падения Метеора стала неминуема.
Рено и Руд считали, что должны точно узнать судьбу Президента, посему и дожидались прибытия лифта. Лифты, соединяющие холл с этажами, где базировалась управляющая верхушка корпорации, не функционировали, посему Туркам пришлось воспользоваться обычными лифтами для персонала.
— Он не движется.
— Похоже, активировала блокировка систем на случай чрезвычайных ситуаций.
— Да, они хорошо над ней поработали.
— Рено, Руд. Поднимайтесь по лестнице.
Они переглянулись при этих словах, пытаясь понять, кто их произнес. А вскоре заметили длинноволосого мужчину, увидеть которого здесь никак не ожидали.
— Шеф!
Они получили донесение о том, что Тсенг скончался несколько дней назад. Елена действовала по собственной инициативе, преследуя Клауда и его отряд до северного кратера, чтобы отомстить. Однако она потерпела неудачу и вернулась в Мидгар в весьма потрепанном состоянии, повторяя вновь и вновь слово «месть», будто твердя заклинание. В итоге все Турки решили, что Тсенг мертв.
— Что случилось? — поинтересовался Тсенг, глядя на изумленных Рено и Руда.
— Ты жив, шеф
— Как видите. Но сейчас не время для объяснений.
— Да, — закивал Рено, всем своим видом показывая, что объяснений они слушать действительно не хотят.
— Шеф! — послышался голос молодой женщины. Трое обернулись, заметив подоспевшую Елену. Самая юная из Турков даже не пыталась скрыть радости при виде шефа, которого считала погибшим. Неожиданно она порывисто обняла Тсенга.
— Ой, ну ладно, Елена. Ты знаешь, я тоже хочу это сделать, — сказал Рено.
— Ну так не сдерживай себя, коллега.
— Да нет, воздержусь.
Тсенг сжал ладонью плечо Елены и обвел взглядом подчиненных.
— …Пойдемте. Работа не ждет.

***

Тьма…
После атаки Орудия, Руфус Шинра погрузился во тьму.
Орудие было монстром, спавшим в недрах планеты. Когда оно ударило в здание в непосредственной близости от офиса Президента, Руфуса швырнуло на пол. После чего был взрыв, сотрясший штаб-квартиру, и вниз посыпались металлические потолочные перегородки. Он бросился под стол, чтобы укрыться от них. Руфус приготовился к смерти в то мгновение, как увидел, что огонь Орудия устремился в его сторону. Однако в момент удара в душе его вскипел гнев. Он был зол на себя за то, что принял возможность смерти. Но почему? Почему он противится смерти? Гнев вновь заставил его мыслить рационально. Орудие может атаковать снова. Он должен бежать, и быстро.
Руфус огляделся по сторонам в поисках возможных путей отступления, и взгляд его остановился на рычаге, на котором была выбита буква «П».
Он находился под столом, скрытый от глаз. «Наверняка он для критических ситуаций, раз уж находится здесь. Возможно, пригодится и сейчас». Руфус дернул за рычаг без колебаний. Часть пола под ним отошла в сторону, и Руфус упал в люк примерно на метр, и, оказавшись на наклонной поверхности, покатился вниз. «Похоже, в итоге я все-таки сдохну. Самое поганое, что сдохну я в вентиляционной шахте, опоясывающей штаб-квартиру. Это унизительно. Что подумают, когда найдут мое тело? Прямо в разгар сражения, когда на кону судьба планеты, Президент могущественной корпорации «Шин-Ра» умирает. В вентиляционной шахте. Ха. Как смешно. Жаль, что я не вижу себя сейчас со стороны. Но откуда здесь взяться вентиляционной шахте? И почему она уходит вниз под столь острым углом? И этот рычаг «П»»… Внезапно Руфус вспомнил разговор с отцом, имевший место 20 лет назад. И тогда он рассмеялся в голос.

***

Ему было всего лишь пять лет. Маленький Руфус проснулся ночью и увидел, что отец вернулся домой, что было редкостью. Зная, что отец может отругать его и загнать обратно в постель, Руфус, тем не менее, отбросил одеяло, но к удивлению его отец пребывал в благодушном настроении и показал ему распечатку плана офиса Президента, возводимого на вершине здания штаб-квартиры.
— Что скажешь? Отсюда я буду отдавать приказы всему миру.
— Потрясающе.
Руфус притворился заинтересованным, в то же время пытаясь прочитать, что написано на плане. Он хотел, чтобы отец похвалил его за то, какой он умный. Но прочитать он все равно ничего не смог, потому и сказал то, о чем размышлял.
— Папа, а где путь для отступления?
Отец не понимал, куда ведет Руфус.
— Что? Путь для отступления?
— Если нападет враг, тебе понадобится путь для отступления.
— Ааа…
Поняв наконец, о чем говорит его сын, отец произнес: "У корпорации «Шин-Ра» нет врагов. Даже будь иначе, офис Президента на семидесятом этаже. Никто не сможет напасть на него.
— Господин Палмер говорит, что враги могут нанести удар из космоса.
— Это Палмер сказал?
Отец нахмурился — верный знак того, что он разозлился. Похоже, Палмер, глава департамента исследования космоса, заработал себе неприятности. Но Палмер говорил также, что получать нагоняи от начальства — часть его работы. «Если отец не злится на меня, на остальное мне наплевать. Но сейчас, похоже, разозлился он именно на меня».
— Папа, извини. Что-то я сонный.
— Послушай, Руфус. Ты прав… — продолжал Президент Шинра, не обращая внимания не слова сына. — На случай нападения врага у меня будет путь для отступления. Но скажу тебе вот что, Руфус. Я им не воспользуюсь. Он будет для тебя, когда ты станешь Президентом. Конечно, нет никаких гарантий, что ты займешь мое место.
— Папа…
— Ха. Отступить? Мне?
— Папа, извини.
— Почему ты извиняешься? Ты признаешь, что твоя идея ошибочна?
— Да.
— Ты такой простак!
Помимо пути для отступления, Руфус не мог думать о чем-либо ином, глядя на план.
— Мы пометим путь для отступления буквой «П». Не забудь об этом. «П» — значит, «Проигравший».

***

И Руфус был благодарен самому себе за то, что предложил отцу эту идею в пятилетнем возрасте.
Казавшаяся бесконечной шахта, соединяющая офис Президента с первым этажом здания дала достаточно времени, чтобы прокрутить в памяти всю жизнь. Все обыденные и давно забытые эпизоды воскресли в воспоминаниях. Когда Руфус понял, что все они связаны с его отцом, то осознал, что сам он — обыкновенный мальчишка, желающий превзойти отца и получить похвалу, но не знающий, как выразить свои чувства… В итоге отец лишь ругал его, а то и вовсе игнорировал. Тот факт, что подобное отношение привело его к тому, что он имеет сейчас, казалось лучшей шуткой в его жизни. Во тьме он искренне хохотал.
Шахта внезапно закончилась, и Руфус оказался в ярко освещенной комнате с белыми стенами. Комната была не очень велика, и Руфус остановился лишь тогда, когда ударился о противоположную стену.
— Уххх!
Руфус вновь рассмеялся: какой же жалкий звук он издал! Он заметил, что несколько ребер его сломаны, но и тогда не прекратил хохотать. Он смеялся, оставаясь в положении, которое казалось ему весьма унизительным, подле стены. Однако боль вернула его к реальности.
Руфус оглядел комнату, в которой очутился. Площадь ее была около пяти квадратных метров. Рядом с зевом шахты находилась кровать, похожая на больничную. Белье на ней было чистым и нетронутым. Слева находилась стальная дверь. Превозмогая боль, Руфус подполз к ней поближе, внимательно осмотрел. На двери не было ни ручки, ни ловушек. Но зато рядом на стене находилась маленькая панель, управляющая дверью. Но Руфус не имел ни малейшего представления, как ее открыть, а сил на попытки сделать это у него не осталось. От двери он двинулся к правой стене, в которую был встроен шкаф.
«Я в таком ужасном состоянии, что не могу позволить, чтобы меня кто-нибудь увидел». Панели шкафа с легкостью распахнулись. Внутри оказались какие-то ящики. Он протянул руку к нижней полке — единственной, до корой сумел добраться — и вытащил один из ящиков. На крышке были выгравированы слова: «Для П».
— Ха.
При виде гравировки Руфус непроизвольно рассмеялся, даже если действие это отозвалось резкой болью в ребрах. Взяв себя в руки, он открыл ящик. Как он и ожидал, внутри оказались целительные снадобья и иные медикаменты. Избегая применять магические зелья, которые вполне могли обратиться в яд за прошедшие годы, он принял несколько болеутоляющих и стал ждать эффекта. Взгляд его был устремлен на потолок, значилась на котором огромная буква «П».
— Не смеши меня больше, папаша.
Болеутоляющие подействовали, вызвав головокружение. Да, он был прав, использовав обычные медикаменты. Но в то же время он был чрезвычайно раздражен. Когда Руфус более-менее пришел в себя, он добрался до двери и, тяжело опираясь о стену, попробовал ввести в кодовую панель несколько возможных комбинаций. Увы, результата это не принесло. Да, в том, что он не может разгадать код, наверняка вина туманящих сознание болеутоляющих, но ведь принять их решил именно он, и никто другой.

***

Рено и Руд добрались до разрушенного офиса Президена.
— Нет здесь никого.
— Да.
— Ты везде проверил?
— Угу.
— Значит, он жив.
— Но где он может быть?
С потолка на пол обрушилось несколько листов перекрытий. Они принялись отбрасывать их в стороны, чтобы удостовериться в том, что Руфуса нет под завалом.
— И… где же еще искать?
Метеор приближался, и снаружи здания завывал страшный ветер, но Турки не обращали на это никакого внимания, продолжая поиски Руфуса. Покамест обнаружить последнего не удавалось.
Рено и Руд прошли в незаметную дверь, расположенную на первом этаже штаб-квартиры корпорации «Шин-Ра» и проверили комнату для срочной эвакуации совета директоров, коридор из которой уходил под землю. По приказу предыдущего Президента Шинра, комнату сделали безо всяких украшений и излишеств. Повсюду — на потолке, полу, стенах — виднелись металлические перекрытия.
— Никого. Пойдем, Руд.
— Погоди.
Руд удержал Рено за локоть и указал на одну из стен.
— Цвет отличается.

***

Руфус задумчиво глядел на кодовую панель клавишами от «0» до «9». Он знал, что остается ему лишь пытаться ввести все возможные комбинации, хоть и займет это невероятно долгое время. Наверное, он собьется со счета уже где-то на середине. Нужно придумать более эффективный способ угадать код. Возможно, в оном заключен какой-то особый смысл. Но его отец вряд ли поступил бы так, ведь для него это бессмысленно. Руфус уже попробовал ввести комбинации чисел, значимых для него самого и для отца — дни рождения и смерти его матери, но дверь так и оставалась закрыта.
Он не знал, сколько времени провел в этой комнате. Важно было лишь то, что он все еще жив, а Метеор остается в небесах. Другими словами, попытка использовать «Сестру Рей» провалилась, и Сефирот все еще пребывает в северном кратере. Стало быть, рано или поздно Метеор столкнется с планетой, и он погибнет.
Руфус задумался о смерти. «Стало быть, моя душа попадет в Поток Жизни, текущий в недрах сей планеты. Интересно, встречу ли я там отца. Имеет ли сознание форму? Нет, наверняка столь могучий поток энергии с легкостью поглотит сознание любого человека, сколько бы сильным оно ни было».
— А, понятно.
Он улыбнулся, осознав, что произойдет, если планете суждено погибнуть. Руфус вытащил бутылочку болеутоляющих из кармана своего белого костюма, отправил три таблетки в рот, прожевал их и вновь воззрился на кодовую панель.
— Ха.
Если ему и суждено умереть, умрет он не в этой комнате. Он ввел комбинацию, которая раньше и на ум ему не приходила. Он знал, что, вводя эти числа, признает перед отцом свое поражение. Но сейчас не время для гордыни.

***

Рено и Руд внимательно осмотрели стену, цвет которой отличался.
— Это просто стена, Руд.
Неожиданно стена дрогнула. Панель площадью примерно в квадратный метр отошла в сторону. Рено и Руд переглянулись, затем устремились к образовавшемуся отверстию, за которым проглядывались белые стены. Кажется, с той стороны находится небольшая комнатка.
— Есть там кто-нибудь? — выкрикнул Рено, но не успел он заглянуть внутрь, как в проеме возник Руфус.
— Молодцы, — сказал молодой Президент корпорации «Шин-Ра» и лишился чувств.
— Шеф!
Рено склонился над Руфусом, а Руд ступил в комнатку, сразу поняв, что та выполняла роль безопасного бункера.
Оглядевшись, Руд заметил, что четыре клавиши на кодовой панели еще светятся, но вскоре они потускнели. Руд не знал, что прежний Президент все время вводил один и тот же код, который никогда не забывал — дату рождения своего сына.
— Руд, отправляйся за врачом. И посмотри, что там снаружи.
— Как шеф?
— Спит.
И, действительно, в наступившей тишине отчетливо слышалось тихое сопение Руфуса.
— Похоже, он обрадовался, что нашел нас, — неудачно пошутил Рено.
— Я рад, — ответил Руд без тени улыбки и направился к выходу из здания.

***

Руд стоял во тьме под проливным дождем; сильнейший ветер трепал его костюм. Они находились у черного хода штаб-квартиры «Шин-Ра». Вокруг валялись обломки камня и металла, наверняка упавшие с верхних этажей. На земле был установлен фонарь для ориентирования спасательных отрядов, а сверху лился свет прожектора вертолета. Руд внимательно осмотрелся по сторонам, не поддаваясь отчаянию. Тот факт, что Руфус остался в живых, успокоил его, ведь Руфус — это сердце корпорации «Шин-Ра». К добру или к худу, но корпорация продолжит свое существование. А если выживет «Шин-Ра», то и Туркам работа найдется. Лишь мысль о существовании без родного отдела административных исследований вызывала отторжение.
Вертолет опустился, и ветер, поднятый его пропеллером, поднял в воздух кусок древесины, который звучно ударил Руду в лоб. Руд усмехнулся. Он любил острые ощущения. А с Руфусом не заскучаешь.
Внимательно смотря под ноги, Руд направился к главному входу в штаб-квартиру, где уже собралась толпа людей. Те прикрывали головы, спасаясь от поднятых ураганом в воздух осколков. Он обратился к ним, желая узнать, сколько людей осталось в живых. Однако многие испуганно отступили, ведь вид бритоголового человека в черных очках стойко ассоциировался у них с представителем криминального мира. Руд уже привык к подобной реакции, и даже получал удовольствие.
Вокруг сновали спасательные отряды, сформированные из работников больницы для сотрудников корпорации. Он схватил за плечо одного из них и объяснил, что человеку требуется помощь. Имени Руфуса он не упоминал, не зная, какая на это будет реакция.
— Он из сотрудников «Шин-Ра»?
— Да.
— Ими мы занимаемся в первую очередь.
— Я на вас рассчитываю.
Человек кивнул, затем кликнул коллег с носилками, и медики устремились к дверям черного хода. Руд следовал за ними по пятам, посчитав, что должен указать путь. Но в это мгновение внимание его привлекла молодая женщина, что-то кричащая в рацию.
Она была одной из спутниц Клауда, и звали ее Тифа. Также она являлась одним из врагов корпорации, но сейчас не было смысла атаковать ее. Турки сражались лишь тогда, когда им был отдан на то прямой приказ, или же если кто-то стоял у них на пути.
Отойдя подальше, Руд продолжал наблюдать за суетой Тифы.

***

Медики осторожно положили Руфуса на носилки, и Рено поинтересовался: — Куда вы его заберете?
— Сперва в больницу, а там — кто знает…
— В смысле — кто знает? О чем это ты?
— Я говорю, что Метеор висит над головами. Что мы можем поделать, если планета вот-вот будет уничтожена?
— А, да, верно. Ладно, пойдемте.
Рено повел спасательный отряд через холл к неприметной двери.
— Тут все так запутано. Тот бритоголовый мог бы и сказать, что можно срезать путь.
— Эта информация лишь для сотрудников корпорации. Так что не вздумайте никому говорить об этом.
— …Да, сэр.
Рено кивнул, удовлетворенный ответом, и повел их к главному входу. Он продолжал шагать, пока не разглядел впереди стоящую к нему спиной знакомую девушку, Юффи. Он остановился.
— Ребята, с остальным сами справитесь? Я тут вспомнил о неотложных делах, — молвил он, обернувшись к медикам.
— Конечно. Он в хороших руках. Кстати, как имя раненого?
— Он вам сам скажет, когда придет в себя. Поместите его в хорошую палату.
— А это случайно не… Руфус Шинра? — пробормотал один из медиков, держащих носилки.
— Шшш!
Вскоре после этого Руфус оказался в Кальме — городке неподалеку от Мидгара, и день этот называл не иначе как «Судьбоносным»… или же просто — «тот день». Турки не могли гарантировать безопасность Руфуса в больнице Мидгара, так как людей там было целое море, посему как только Руфус пришел в себя, Рено доложил ему о текущей ситуации, и Турки перевезли Президента в небольшой дом в Кальме, которым владела корпорация. Они могли бы отправиться еще дальше на вертолете, но Руфус выказал желание остаться в Кальме; советы подчиненных он уважал, но бежать в минуту, когда планете угрожала смертельная опасность, не желал.
Метеор был так близко, что, казалось, до него можно дотянуться рукой. Именно в такой напряженной ситуации четверо Турков продолжали патрулировать Мидгар. Столкновение Метеора с планетой было неминуемо, и Турки, обеспечив безопасность Президента, решили до конца исполнять свой долг.
— Нет смысла думать о том, что произойдет после падения Метеора. Мы продолжим исполнять свои обязанности, полагая, что планета справится с этим кризисом, — сказал Тсенг, наказав подчиненным оказывать всяческую помощь спасательным отрядам и провожать выживших в укрытия. Город уже сполна ощущал приближение Метеора. Страшные ураганы проносились по Мидгару; город сотрясали подземные толчки, рушащие здания. Город из металла стонал от боли.
— Последним приказом шеф наказал нам вершить добро, — пробормотал Руд.
— Зачем?
— Для искупления грехов.
— Ясно.
А вскоре в Мидгаре собрались бывший начальник спецотдела — господин Верудо — и иные их коллеги. Рено подумал, что это видится ему во сне — еще один эффект от приближения Метеора.
Какое-то время назад Турки сделали нечто, идущее вразрез с интересами корпорации. Теперь, когда Рено размышлял над этим, он понимал, что тогда они были привержены своим убеждениям, как никогда. Сейчас же, помогая жителям Мидгара, Рено выкладывался полностью и не останавливался даже, чтобы перевести дыхание.
После того происшествия Президент Шинра и совет директоров корпорации приказали расформировать отдел административных исследований, а самих Турков казнить, но от подобной участи их спас Руфус, бывший в то время вице-президентом. Руфус стал их начальником, и сейчас, когда Рено спас его и вновь встретился со своими коллегами-оперативниками, которых не думал больше увидеть в этой жизни, он был рад, что на душе не остается никаких сожалений.

***

Метеор был уничтожен прямо над Мидгаром, и планета избежала гибели. Планету спасли потоки Потока Жизни, вырвавшегося на поверхность. В то мгновение, когда Святость превозмогла разрушительную мощь Метеора, люди думали, что планета сама защищает себя, не ведая о том, сколько усилий приложили Клауд и его спутники.
И когда магические энергии вступили в противостояние, Рено и Руд оставили коллег, устремившись к штаб-квартире корпорации, прямо над которой навис Метеор.
— Ну почему это должно происходить именно сейчас?
Здание сотряслось, когда из-под земли вырвался Поток Жизни, подобный изумрудному чудовищу, ибо уничтожал он все на своем пути. Турки бросились по кабинкам в уборной, в надежде укрыться там, не переставая разговаривать друг с другом через перегородку.
— Это я виноват.
— В чем?
— Если бы я не предложил вернуться, чтобы забрать ящик с инструментами… — горестно начал Руд.
— Забудь. Сейчас не время для сожалений.
Отметив, что тон Рено отличается от обычного, Руд замолчал.
— Руд? — позвал Рено, не в силах выносить воцарившуюся тишину.
— Чего?
— Мы ведь с тобой уже давно знакомы.
— Угу.
— Партнеры, верно?
— Угу.
— Лучшие партнеры.
Руд отметил, что Рено снова взял себя в руки, и услышал, что тот вышел из кабинки. А в следующее мгновение Рено изо всех сил ударил ногой в дверь кабинки Руда, но тот не растерялся и отбил дверь в сторону.
— Какого хрена!
— Мой последний подарочек моему лучшему партнеру.
— Дверь?
— Острые ощущения. Как ты любишь.
— Не настолько, — отвечал Руд, выйдя из кабинки.
— Тогда почему бы там не выйти наружу? Там весело.
— Да, просто праздник.
Они устремились к главному входу в здание, а снаружи бесновались потоки Потока Жизни.
— Обалдеть! Это что, Поток Жизни?
— Рено?
— Чего?
— Оно и к лучшему.

***

— Тсенг, Рено, Руд, Елена, — обратился Руфус к четырем Туркам, остававшимся с ним на следующее утро после того, как Поток Жизни вырвался из недр планеты. — Чем вы предполагаете заняться теперь?
— Не помню, чтобы меня увольняли.
Тсенг и остальные согласились с Рено.
И тогда Руфус отдал Туркам два приказа. Первый — вернуться в Мидгар и оценить ситуацию, второй — отыскать товарищей.
— Далеко не ко всем нашим сотрудникам можно применить понятие «товарищи». Ясно?
— Я знаю. Но зачем нам искать товарищей? Что ты планируешь?
— Мне нужна информация, и собирать ее будем по крупицам.
Руфус уже знал, что сломал несколько ребер и правую лодыжку; испытываемая боль говорила о том, что ему не помешает инвалидная коляска, но сейчас он еще не был готов так унизиться.
— Тсенг.
— Да, сэр.
— Я знаю, ты был ранен…
— Есть вещи, осуществить которые может только «Шин-Ра».
Руфус кивнул, удовлетворенный ответом.
— Уверен, будет весело.
Турки разбились на две группы и, даже не передохнув, отправились в Мидгар. Тсенг и Елена занимались сбором информации, в то время как Рено и Руд — поисками товарищей. Все оперативники, которые сумели собраться вместе прошлой ночью, рассредоточились, собирали сведения о текущей ситуации и отправляли их в Кальм.
«Лавина» некогда утверждала, что противником планеты выступает «Шин-Ра», — неожиданно вспомнил Рено.
— Да.
— Похоже, они были правы.
— С чего ты взял?
— Смотри.
Поток Жизни спас планету, но Мидгар не пощадил. Город был полностью разрушен и восстановить его будет невероятно сложно. Такое чувство, что ему предстоит бесконечно находиться на грани жизни и смерти. Кроме того, те, кто узнавал, что планету от Метеора спасла не корпорация, немедленно занимали враждебную позицию по отношению к ее сотрудникам. Люди обвиняли «Шин-Ра» в том, что для них настали тяжелые времена.
Рено и Руд подошли к штаб-квартире «Шин-Ра» в секторе 0. Рядом собиралась большая толпа, хоть раненых среди людей было немного. Похоже, они хотели получить информацию или же помощь.
— Какая ирония, — хмыкнул Рено, прислушиваясь к разговорам людей. Все они считали «Шин-Ра» корнем зла, но надеялись, что именно корпорация изменит ту плачевную ситуацию, в которой они оказались.
— Я хочу им во рты свои носки позапихивать.
— Давай. Я тебе мешать не буду.
— Увы, лишних у меня с собой нет.

***

Тем временем Тсенг и Елена ступили на Рынок у Стены, что в трущобах сектора 6. Неприглядное местечко, но раньше Турки наведывались сюда для сбора информации. Теперь Рынок обратился в огромную свалку, повсюду валялись перекрытия, упавшие с Плиты. Хотя складывалось такое чувство, что общую картину трущоб завалы не особо изменили. Жители трущоб покинули свои дома, когда услышали о том, что Мидгару грозит разрушение, посему и поспешили убраться подальше от нависшей над головами Плиты.
По пути Тсенг и Елена слышали разговоры, в которых люди обвиняли корпорацию «Шин-Ра» во всех смертных грехах. Находились и те, кто швырял в них камни, лишь заметив форму Турков.
— Сложно выполнять задание. Почему бы нам не переодеться?
Они отыскали магазинчик и выбрали себе соответствующую одежду — Тсенг натянул пляжную футболку, которые обычно носят в Коста дел Соль, а Елена облачилась в милый сарафанчик. Они отправились в бар, где всегда немало людей чешут языками. Большинство столиков было уже занято. Отыскав свободный, Турки уселись за него и немедленно начали вести наблюдение за собравшимися. Тсенг устремил взор на мужчину в черной рубашке, который один сидел за столиком, рассчитанном на четверых, опустив голову на столешницу.
— Он спит, что ли?
— Может, он…
— Господин Тсенг?
— Да, что?
— Я решила остаться в отделе отчасти из-за своего долга как Турка, но основная причина заключается в том, что…
Елена никогда не пыталась скрыть тот факт, что испытывает чувства к своему начальнику, но сейчас, когда хотела выразить их, не могла подобрать нужных слова.
— Продолжай.
— Ммм?
— Когда ты молчишь, на тебя это не похоже. Неважно, говори что угодно. Только говори.
— Что угодно?.. — вздохнув прошептала Елена, взглянув Тсенгу прямо в глаза. Его, похоже, занимал лишь тот спящий человек.
— Странно.
Тсенг поднялся из-за стола и обратился к мужчине.
— С тобой все в порядке?
Но ответа не последовало. Тсенг потряс мужчину за плечо, но резко отдернул руку, почувствовав под ладонью что-то липкое. На ладони осталось некое черное вещество. Тсенг вновь воззрился на человека. На том была черная рубашка, и он лишь сейчас понял, что вся верхняя часть тела покрыта этим черным веществом.
— Что случилось? — подоспела к Тсенгу Елена.
— Он мертв.

***

Рено и Руд ступили в холл штаб-квартиры «Шин-Ра». Рено старательно выводил слова на рекламном щите высотой в рост человека.
— Все, кто хотят покинуть Плиту, следуйте к железнодорожной станции и спускайтесь по рельсам вниз. Поезда не ходят. Время восстановления движения не известно. Еды здесь не достать. Корпорация «Шин-Ра» временно закрывается.

***

Дом в Кальме был двухэтажным. На первом находились жилое и обеденное помещения, небольшая кухонька, ванная и туалет. На втором же — три спальни, в одной из которых и находился Руфус. Его лодыжка пребывала в гипсе, а шея грудь и торс были забинтованы столь туго, что он с трудом мог передвигаться без инвалидного кресла.
Из окна Руфус смотрел на город. Занавеси были опущены, но в маленькую щелку Руфус наблюдал за людьми, идущими по улице. От Потока Жизни досталось и Кальму, но ни один дом не был разрушен до основания. По этой причине здесь находилось столько беженцев из Мидгара, искавших себе новые дома, что Руфус был откровенно поражен. Однако ему приходится сохранять осторожность, ведь сейчас он остался один и не мог позволить себе общаться с этими людьми. Он чувствовал себя весьма неуютно, сознавая, что между ним и озлобленным людом находится лишь одна стена. Самая обыкновенная стена, совсем не похожая на массивные стены штаб-квартиры «Шин-Ра», обладающие повышенной прочностью. Тсенг настаивал, чтобы кто-нибудь остался с ним, но Руфус ответил отказом. Он с горечью усмехнулся при мысли о собственной бесполезности. Штаб-квартира «Шин-Ра» была крепостью, построенной его отцом. Другими словами, она была символом его отца. Однажды сын должен покинуть отчий дом и все начать с нуля. Это было в порядке вещей. Теперь пришел и его черед. Сейчас не время прятаться от народа… Он должен принять непосредственное участие в текущих событиях и достичь цели, которой может стать лишь восстановление истерзанного мира.
Неожиданно кто-то позвонил в дверь. Потом еще раз. И еще. Руфус не обращал на звонок внимания, но он не умолкал. Звонил он… не правильно. Не так, как звонили бы оперативники. Вскоре Руфус услышать, как кто-то пытается высадить дверь. Руфус подъехал на кресле к кровати, достал из-под подушки пистолет, надеясь, что ничего страшного не произойдет. Он спрятал оружие в рукаве и попытался загородить дверь стулом, взятым у окна.
Руд хорошо постарался, укрепляя дверь, и похоже было, что настырные гости наконец сдались. Но практически сразу же послышался звон выбитого стекла и в окно проскользнуло несколько человек.
— О-хо-хо, — вздохнул Руфус, снимая пистолет с предохранителя.

***

Вечерело. Тсенг и Елена возвращались в Кальм, обсуждая ту загадочную болезнь, с которой столкнулись в трущобах. Похоже, у иных людей наблюдались такие же симптомы, как и у человека, умершего в баре.
— Ты узнала что-нибудь об этом?
— Нет. Впервые вижу что-то подобное, господин Тсенг.
«Другими словами, распространяться симптомы начали лишь сегодня и мы практически ничего не знаем о болезни»,  — подумал Тсенг. — «А чем сегодняшний день отличается от вчерашнего? Ага… Поток Жизни. Стало быть, он не только уничтожил город. Должно быть, он наказывает и людей этой планеты».
— Надеюсь, удастся избежать паники.
— Кто знает.
Елена припомнила, как все посетители бара запаниковали, когда узнали, что мужчина мертв. Сперва все столпились вокруг, но затем кто-то сказал — «Это заразно!» — и началась давка, когда люди пытались первыми добраться до выхода из бара.

***

Рено и Руд опережали Тсенга и Елену на обратном пути в Кальм. Они хотели воспользоваться вертолетом или машиной, но не знали, какая сейчас ситуация сложилась с топливом и насколько легко его достать.
— Завтра отправимся в сектор 5?
— И что мы будем делать в секторе, где расположены дома сотрудников корпорации? А, подожди-ка, ты надеешься отыскать их там?
— Там склад. Я хочу забрать несколько средств передвижения… и оружие.
— О, оружие… Да, оно точно не помешает.
Рено вздохнул, припомнив озлобленных жителей Мидгара.

***

Несколько человек окружили Руфуса.
— Похоже, ты крепко влип, господин Президент, — произнес небритый мужик, наставив охотничье ружье на Руфуса.
— Действительно. Но сейчас такое время, когда я встревожен больше обычного. Нет ничего более страшного, чем толпа тупых идиотов, — произнес Руфус, глядя прямо в покрасневшие глаза мужчины, обратившегося к нему. Он чувствовал исходящую от них ненависть и знал, что будет убит. Одного или двух он сможет застрелить из пистолета, спрятанного в рукаве, но… Трое находились в его спальне, а на первом этаже оставались еще несколько… Невозможно перебить их всех.
— Может, мы и тупы, но мы точно знаем, кто в ответе за все, что случилось.
— Да ну? Тогда позволь спросить тебя кое о чем. Что ты станешь делать после того, как покинешь этот дом? Вы все вообще думали о своем будущем?
— О чем ты?
— В этом мире люди делятся на две категории. Люди, которые отдают приказы, и люди, которые их исполняют. Весь вопрос в способностях. Частенько, когда что-нибудь случается, вину возлагают на отдающих приказы. Как следствие, иные не знают, что им теперь делать, и начинается паника. А затем все заканчивается.
— Хреново ты просишь сохранить тебе жизнь, — прошипел мужлан в лицо Руфусу.
— Может, сейчас за тобой и сплотилось несколько человек, но как долго это продлится? Какое будущее ты сможешь дать им?
— Мы — толпа идиотов. Мы живем в настоящем и о завтрашнем дне не думаем.
— Нет, не «мы». Только ты сам, — произнес Руфус и мысленно поздравил себя, ибо его незваные гости немедленно воззрились на своего лидера.
— У тебя есть какой-то план? — поинтересовался один из них.
Руфус обернулся к нему. Мужчине было за тридцать. Он казался крепким человеком с неплохим достатком, ибо носил дорогой, хоть и видавший виды синий свитер.
— Конечно. Сперва я хотел бы навести порядок в родном городе. Кальм не может вместить всех беженцев из Мидгара. Ты, верно, один из местных…
— Да…
— Неужели хочешь, чтобы этот город обратился в подобие Мидгара?
— … — Мужчина явно пытался представить себе эту картину.
— Мы поступаем правильно, помогая обездоленным! — вмешался мужчина с ружьем, разозлившись тому, что его игнорируют.
Руфус отвечал: — Вот вам пример. Что вы станете делать, когда пойдет дождь? Куда направится столь огромное число людей? Конечно, кров им предоставит любой, но подумайте, сколь велико население Мидгара. Может, и не очень велико, но для всех крыша над головой не найдется. Сможете ли вы усмирить их недовольство и волнения? Что вы скажете им, если все, что вас заботит — это день сегодняшний?
— Заткнись! — повысил голос мужчина. Руфус сохранял спокойствие, полагая, что не ошибся в его оценке. Лидеру подобного отряда — совсем не маленького — сложновато навязывать свою волю остальным.
— Что ж, может, ты и прав. И что же ты предлагаешь? — поинтересовался мужчина в голубом свитере. Руфус изменил свое мнение; возможно, истинным лидером был как раз этот человек.
— Если расскажу, вы меня немедленно прикончите.

***

Вернувшись в Кальм, Рено и Руд заметили, что со времени их утреннего отбытия из города многое изменилось.
— Чертовки много народу.
Это замечание относилось и к их «дому», в который то входили люди, то выходили наружу.
— Шеф!
Они бросились бежать, но внутрь пробиться не смогли. Заглянув в раскрытую дверь, они увидели мужчин и женщин, лежащих на полу.
— Они больны.
Руд был прав. У двоих наверняка те же симптомы, что и у людей, виденных ими в Мидгаре — одежды и бинты несчастных насквозь пропитало черное вещество, а что до остальных… Ведь в доме столько сраженных неизвестным недугом!
— Руд, проверь первый этаж.
Рено устремился на второй этаж, стараясь не уступать на зараженных. Но на втором этаже была та же картина. Убедившись, что Руфуса в доме нет, Рено спустился вниз, где его ожидал Руд.
— На первом этаже его нет.
— Угу. Пошли-ка выйдем наружу, партнер. Если останемся здесь, то можем…
Рено заметил, как один из больных наградил его испепеляющим взглядом, и ответил неискренней улыбкой, после чего вытолкал Руда за дверь.
Елена и Тсенг только что вернулись.
— Шеф, наш дом заняли, — одной фразой описал ситуацию Рено.
— Мы должны разыскать Президента. Может, его захватили. Мы должны выяснить, что знают эти люди.
— Я расспрошу тех, кто в доме. Навряд ли они представляют угрозу, — сказала Елена, сделав шаг по направлению к двери.
— Елена, будь осторожна. Там зараженные.
— Если бы это было заразно, я бы уже подхватила инфекцию, — ответила она, и Рено согласился с этим выводом.
— Ну, тогда ладно…
— Идите ищите свидетелей произошедшего, — приказал Тсенг. Рено и Руд кивнули и отправились прочесывать город.

***

Вернувшись, они доложили Тсенгу, что всех без исключения встреченных людей переполняет ненависть к «Шин-Ра». Таким образом, выяснить ничего не удалось.
— В подобной ситуации их нельзя винить, — произнес Тсенг, бросив взгляд на больных и раненых людей, которые даже встать на ноги не могли самостоятельно.
«Даже если свидетели произошедшего и были, нам они все равно ничего не скажут»,  — пришел Тсенг к очевидному выводу.

***

Руфус прикинул, что с того времени, как его забрали из дома, прошло около двух недель. Забрав у него оружие, они ввели ему какой-то препарат и он вырубился, после чего они увезли его… куда-то. Человек в синем свитере назвался Муттеном, хотя — возможно — то не было его настоящим именем… но Руфус предположил, что он может находиться в его особняке. Скорее всего, в подвале. Он слышал, как на верхнем этаже ходят и разговаривают люди. Хотя если это беженцы, то навряд ли он в особняке. Но, быть может, то друзья Муттена. Не имея лучшего плана, ему оставалось терпеливо дожидаться, когда Турки вытащат его отсюда. «Забавно»,  — подумал Руфус, осматривая комнатку, в которой был заключен. — «Интерьер выполнен в красных тонах. Похоже на жилище весьма состоятельного человека с отвратительным вкусом…» Образцы мебели были исполнены в престранном стиле, и изображали гибриды людей и монстров. К лодыжке Руфусу приладили цепь, прикованную к крюку в стене. Размышления о том, что за человек этот Муттен, содержащий пленников в таких условиях, бросили Руфуса в дрожь, да и цепь хорошего настроения не добавляла.
Руфуса лишили свободы, но, похоже, Муттен считал его своим гостем. Еду Руфуса приносила женщина средних лет, обладающая прекрасными манерами. Но ей строго-настрого приказали не отвечать ни на какие вопросы.
Однажды Руфуса навестил врач, мужчина средних лет. Наскоро осмотрев его, он выписал лекарства и ушел. Руфус не поинтересовался, знает ли врач, что осматривает Президента «Шин-Ра». Он подумывал было о том, чтобы повысить голос и отдать приказы, но не знал, что последует за этим.
Каждые несколько дней его навещал Муттен, желающий узнать планы Руфуса по восстановлению Мидгара. Руфус полагал, что планы его всецело зависят от тех сведений, что соберут Турки, но навряд ли ему позволят связаться с ними. Утверждая, что не обладает достаточной информацией, Руфус посвящал Муттена лишь в мельчайшие детали своих планов. Он начнет со строительства города у восточных границ Мидгара. Земля там ровная и строительство пойдет легко. Они смогут использовать разобрать разрушенные строения в Мидгаре на строительные материалы. А всю технику и инструменты можно взять на складе в секторе 5.
Руфус полагал, что таким образом может лишь тянуть время. Если Муттен вытянет из него все сведения, его наверняка убьют. Он горько улыбнулся, представив себя бардом, который каждую ночь придумывает новую сказку для короля, чтобы тот не приговорил его к смерти.
— Расскажи мне все. Я не стану тебя убивать.
— Тогда сними цепь. Я не убегу.
«День, когда мы будем доверять друг другу, никогда не настанет»,  — подумал Руфус.

***

Турки продолжали собирать информацию, но местонахождение Президента так и не выяснили. Однако Тсенг поиски не прекращал. Они оставили дом в Кальме, ныне занятый беженцами, и превратили в свою штаб-квартиру один из домов для сотрудников корпорации в секторе 5. Следуя предложению Елены, они распространили слухи о том, что Плита вот-вот рухнет, и многие люди, поверив в это, покинули город. Да и если бы не слухи, разрушенный Мидгар — рассадник неведомой болезни — все равно бы вскоре опустел. Однако Тсенг хотел, чтобы люди покинули город как можно скорее. Мидгар хранил множество секретов «Шин-Ра», и Тсенг не желал, чтобы люди отыскали и заполучили оружие, хранящееся на складах.
— У нас проблемы, — доложил Рено. — Военные из Юнона расположились в штаб-квартире. Думаю, их около сотни. Ими верховодит некто Гейт из военной академии.
— Чего он хочет?
— Не знаю. Похоже, они готовятся к какому-то собранию.
Тсенг и Елена занялись расследованием сложившейся ситуации, в то время как Рено и Руд продолжили поиски оружия корпорации.

***

В секторе 5 проживали сотрудники корпорации «Шин-Ра», и дома их лепились один к одному, но на склад у Мако-реактора могли войти лишь те, кто знал необходимый код. Здание было окружено высокой стеной, находились в которой лишь одни ворота. Однако существовал иной код, на крайний случай, знали который лишь занимающие высокую должность в корпорации; код этот позволял не только открывать ворота, но и изменять иные существующие коды доступа. У ворот Рено и Руд ввели на панели управления код, который сообщил им Тсенг, и устремились к дверям непосредственно склада, которые оказались распахнуты.
— Это военные сделали?
— Возможно.
Соблюдая осторожность, они отправились к складу в секторе 8, где тоже хранилось оружие. Проходя через сектор 4, Турки заметили открытые двери склада и решили заглянуть внутрь.
— Эй, да это просто гражданские.
Мужчины и женщины, дети и старики входили в помещение склада и выходили из него.
— На складе в секторе 4 находятся инструменты для строительства и техника.
Как Руд верно заметил, люди выносили сии инструменты наружу, даже дети тащили небольшие перфораторы.
— И зачем им это понадобилось?
Не успел Рено выдвинуть свою гипотезу по этому поводу, как услышал радостные крики, доносящиеся из соседнего сектора. Наверняка и на тамошних складах люди сумели распахнуть двери.
— Это плохо, Рено. На складе в секторе 5 — запасы топлива.
— Мако?
— Нет. Бензин. Мы хранили его на крайний случай, и он нам нужен.
— Да, все складывается лучше и лучше.
Желая разрешить ситуацию мирно, Рено и Руд приблизились к собравшимся и, стараясь не допустить угрозы в голос, поинтересовались: — Мы — сотрудники корпорации «Шин-Ра»… Кто здесь главный?
— Я, — отвечала молодая девушка, почти подросток.
«О?» — Рено воззрился на нее. — И чем же вы занимаетесь? — поинтересовался он. Женщина неожиданно встревожилась.
— Нам сказали забрать технику для строительства города из…
— Кто сказал?
— Господин Кайлгейт, он из военных.
— То есть, Кайлгейт сказал вам код, чтобы открыть ворота и двери склада?
— Да, верно. Простите, мы сделали что-то не так? Мы слышали, что армия «Шин-Ра» теперь независима и начала восстанавливать город, вот мы и вызвались добровольцами.
Рено и Руд переглянулись; лицо девушки продолжало отражать тревогу. Турков интересовало, к чему же стремятся военные, но эти гражданские, похоже, действительно были простыми волонтерами.
— Если вам нужны лишь инструменты, то забирайте, — сказал Рено, едва заметно кивнув Руду.
Руд добавил: — Но возьмите столько бензина, сколько действительно необходимо. Мы должны беречь его.
— Да, сэр.
Девушка устремилось на склад. Рено и Руд наблюдали за людьми до тех пор, пока они не закончили. Наконец, последний из волонтеров вышел из склада, таща за собой электрический генератор. Люди были счастливы и тепло поблагодарили Турков.
— У Мидгара — светлое будущее.
— Я не стал бы это утверждать. Пойдем.
— Куда?
— Мы должны получить транспорт, оружие и топливо. Но нам необходимо изменить все коды доступа. На дверях и воротах — все без исключения.
К ночи к ним присоединились Тсенг и Елена, но закончили Турки лишь к утру. Вернувшись домой, четверо решили чуток подремать, но не успело взойти солнце, как их разбудил явившийся без предупреждения Верудо.
— Вы слишком неожиданно появились для того, кто — предположительно — мертв.
— Удивляться нужно мне: никогда не видел, чтобы Турки спали так долго.
— Рады видеть вас снова.
— …— На широкую улыбку Рено Верудо ответил молчанием и начал рассказывать о лейтенанте Кайлгейте из Джунона. — Он должен был находиться в увольнительной, но стянул своих солдат в Мидгар. Этим утром он обратился с речью к жителям в восточном квартале Мидгара. Он предложил построить здесь новый город и приказал людям раздобыть технику и инструменты, принадлежащие «Шин-Ра»…
— Верудо… сэр, — начал Тсенг, не зная, как теперь обращаться к бывшему шефу. — Ваша информация подтверждает собранные нами сведения, но скажите вот что: почему вы делитесь с нами этим?
Рено и Руд переглянулись, не понимая, почему Тсенг задал этот вопрос. Верудо был для Турков как отец.
— Причина…— Глаза Вельда сузились. — Искупаю грехи или, быть может, возвращаю должок за оказанную услугу?
— …Благодарю за предоставленную информацию, но нет нужды в искуплении и возвращении долгов.
— Какого черта, — раздраженно встрял Рено. — Что это за разговоры о необходимости наличия причин для того, чтобы делиться информации, и об искуплениях? Я просто…
— Что — просто?.. — холодно произнес Тсенг, и Рено сник.
Заметив реакцию Рено, Верудо заговорил вновь: — Рено. Все Турки мне как…—  Но и он не смог произнести эту фразу до конца, и в комнате воцарилось молчание. Чуть позже Рено решил его нарушить, чувствуя свою вину за то, что вел себя за мальчишка.
— Волонтеры вчера забрали инструменты со склада, — ровным голосом произнес он, стараясь скрыть свое смущение.
— Но лейтенант не должен был знать код доступа, — пробормотал Руд.
— В этом-то вся и суть. Будучи в увольнительной, лейтенант оставался в Кальме. И узнал код, доступ к которому иметь не должен. От кого он мог узнать его? И куда исчез наш Президент?
После этих слов Верудо Турки как один встрепенулись, но Тсенг, взяв себя в руки, поинтересовался: — Что он за человек, этот Кайлгейт?
Верудо рассказал им все, что было известно о Кайлгейте ему самому. Он происходил из богатой семьи, но, потеряв обоих родителей, стал ее главой сам. Обладая подобным положением в обществе, ему не нужно было становиться военным, но, похоже, желание расправиться с противниками «Шин-Ра» и принести покой в мир возобладало. Да, солдат он хороший, но характер, говорят, скверный.
— Пытки. Жестокость. И на тренировках, и на поле боя он всегда перегибал палку. Ходят слухи, что и в армию он вступил лишь для того, чтобы потворствовать своим подобным желаниям.
— Понятно… Стало быть, вы можете предположить, где находится Президент?
— …В Кальме. В особняке Кайлгейта.
Не успел Верудо закончить фразу, как Руд, Рено и Елена опрометью бросились прочь из комнаты, но у двери Рено помедлил, оглянулся.
— А где остальные Турки? Было бы здорово, окажись они здесь.
— Они отправились в мир для сбора информации… Но у каждого из них теперь своя жизнь. Мы все собрались вместе под оком Метеора потому, что в тот день у нас были единые стремления. Мы не можем принудить их и дальше оставаться с нами.
После слов Верудо Рено нахмурился, но ничего не сказал и молча покинул дом.
— Что будете делать теперь, сэр? — спросил Тсенг, направляясь к двери вслед за подчиненными.
— Я снова вернусь в Джунон. Туда направился Рив.
— Интересно.
— Да. И не только Рив. Но на этот раз я не могу читать мысли всех тех, кто вовлечен во все это в настоящий момент.
— Турки другие. Возможно, это относится ко всем тем, кто собрался здесь той ночью. Они все верны вам.
— Другими словами, они те, чьи мысли я тоже не могу прочитать, — улыбнулся Вельд и, обогнув Тсенга, устремился к двери. — Отыщите Президента.
Глядя Верудо в спину, Тсенг пробормотал: — Хотел бы я, чтобы вы могли видеть, как я уходил таким же образом, как и вы, сэр…

***

Муттен Кайлгейт нанес Руфусу три удара.
— Я не могу сказать тебе то, о чем сам не знаю.
— Говори мне новый код доступа!
— Должно быть, кто-то изменил его. Я знаю лишь коды на крайний случай…
Мутен снова ударил его, не дожидаясь окончания фразы. Бил он хорошо, профессионально.
— Понятно. Стало быть, ты из армейских…
— Ты много раз проходил мимо меня, не замечая. Для тебя я — всего лишь обыкновенный безликий солдат.
— …Прости, — искренне повинился Руфус. Однако в то же время подумал: «Если все в этом доме принадлежит ему, то наверняка он отпрыск богатой или знаменитой семьи. Должно быть, он старше, чем кажется. В корпорации было правило, запрещающее вступать в армию до определенного возраста, но часто на него просто не обращали внимания. В этом случае… должно быть, не все с Муттеном гладко, если что-то препятствовало его росту в званиях. Эта комната, полная ужасающих декораций, — тому доказательство».
— У тебя ведь остались лизоблюды, верно?
Мутен неожиданно сменил тему. «Должно быть, он весьма неуравновешен, если позволяет себе называть людей «лизоблюдами»»,  — пришел к выводу Руфус.
— Где они?
— Меня забрали, когда подчиненных не было рядом. Они не знают, где я нахожусь.
— Понятно, — удовлетворенно кивнул Муттен, но нанес Руфусу еще один удар. Кто-то вошел.
— Что?
— У нас гость, — отвечала одна из горничных.
— Гость? Кто… неважно. Сейчас буду.
Муттен направился к выходу из комнаты, но неожиданно вновь обернулся к Руфусу.
— Этим утром началось строительство нового города. Я собрал воедино множество волонтеров и лизоблюдов. Видел бы ты толпу, собравшуюся в восточном квартале Мидгара. Я действительно жду воплощение этого проекта в жизнь, господин Президент. Они строят мой город. Хотел бы я показать его тебе, но — увы — приходится держать тебя здесь.
Он ушел, сообщив Руфусу, что город будет называться «Окраина». А затем Руфус услышал мужской голос, звучавший громко, зло. То был знакомый голос. Послышались выстрелы, закричала горничная. Затем донесся запах гари и топот множества ног.
Руфус попытался подняться с кресла, но тело не слушалось и малейшее движение причиняло боль. Ребра заныли, но он остался спокоен и попытался оценить ситуацию. «Я так и думал, что сражение развернется именно здесь».
Снаружи раздался громкий голос: — Господин Президент, где вы?
Руфусу показалось, что это голос человека, наставлявшего на него ружье. Они что, между собой что-то не поделили? В любом случае, на прибытие помощи не похоже. «И что же мне теперь делать? Может, под кровать забиться и спрятаться?»

***

Его сломанные кости болели и хотелось кричать от боли, но он закусил губу и напряженно размышлял. «Что же делать теперь? Если он увидит цепь на моей ноге, то поймет, где я прячусь». Руфус все же заполз под кровать. Там находились крючья и несколько хлыстов. Подумав о том, для чего они могли использоваться, Руфус содрогнулся от омерзения. Но, тем не менее, он взял в руку один из хлыстов.
— Господин Президент!
Дверь распахнулась от удара, и в комнату ступил человек. Из-под кровати Руфус видел лишь его ботинки. Подходя к кровати, человек зацепился за цепь, тянущуюся к лодыжке Руфуса.
— Хе, под кроватью прячется.
«Давай же. Ближе». Как и ожидал Руфус, человек осторожно подходил к кровати. «Давай, загляни сюда. Дай увидеть твою рожу».
Но вместо этого под кроватью означилось дуло серебристого пистолета. Руфус немедленно обхватил ствол левой рукой и с силой ударил им о кровать.
— Ты что творишь?!
Раздался выстрел. Боль пронзила левую руку Руфуса. Выпустив пистолет, он выкатился из-под кровати. Лежа на боку, он боли не чувствовал. Руфус изо всех сил пнул мужчину ногой. — Уфф! — вырвалось у того, и он отступил на несколько шагов. Поднявшись на ноги, Руфус нанес удар хлыстом. Мужчина уронил пистолет, и Руфус не замедлил завладеть оружием.
— Победа за мной.
Но неожиданно комната наполнилась дымом.
— Ты, тупой Президент! Пойдем! Пожар! Ты же сгоришь! Какой тебе прок от пушки?
У Руфуса не было иного выбора, как сохранить ему жизнь. Необходимо найти причину, чтобы заставить этого человека выслушать его.
— Ты убил Муттена?
— Да. Он обращался со мной, как с дерьмом! А ведь мы выросли вместе, будь он неладен!
— Понятно. Потому-то он и подох.
— Не пытайся склонить меня на свою сторону. Я не забыл, как ты сделал из меня дурака в том доме.
«Наверное, судьба у тебя такая»,  — подумал Руфус. Он никогда бы не подумал, что все может так кончиться. А в следующую секунду раздался выстрел и мужчина упал лицом вниз. Сперва Руфус подумал, что это он неосознанно нажал на курок, но в комнату ступил иной человек.

***

— Босс!
Мидгарские беженцы, оставшиеся в Кальме, стекались к особняку Кайлгейта. На глазах четверки Турков объятый пламенем дом рухнул.
— Босс!
Турки высматривали Руфуса среди беженцев и, наконец, услышали то, что хотели.
— Кто-то видел человека средних лет, несшего на руках мужчину в белом костюме, чьи ноги и голова была забинтованы, — встревожено поделилась новостью Елена.
— Должно быть, это Президент, — произнес Тсенг.
— А кто тогда человек средних лет? — спросил Рено.
— Уверен, мы его знаем, — молвил Руд.
— Может, наш шеф, — предположил Рено, прищурившись. — Ну что, сделаем это по принципу Турков? Они все равно ненавидят корпорацию «Шин-Ра».
— Разрешаю. Но волонтеров не трогайте.
— Почему?
— Их замысел по постройке города — скорее всего, идея Президента.

***

Лишь несколько минут назад в подвале под особняком Муттена человек средних лет направлял пистолет на Руфуса.
— Как вы, господин Президент?
Человек был доктором, осматривавшим Руфуса.
— Не очень хорошо.
— Тогда опустите оружие. Иначе вы просто усугубите свое положение.
Слова доктора Руфуса встревожили.
— Доктор, если ты опустишь свой пистолет, я последую твоему примеру.
Доктор усмехнулся, не опуская оружия. Руфус знал, что этот человек ни секунды не будет колебаться, чтобы нажать на курок. Направив пистолет доктору в сердце, он попытался выстрелить… но раздался лишь сухой щелчок.
— Господин Шинра, вы не знали человека, которому принадлежало это оружие. Он ненавидел Муттена. Тот заставлял его делать всю грязную работу, а сам лишь снимал сливки. Потому-то он и выпустил в Муттена всю обойму. Однако, сдается мне, последний выстрел донесся из этой комнаты…
Руфус выдохнул, все еще шокированный тем, что доктор все еще жив. «Неужто он не думал о возможности того, что обойма не пуста?»
— Меня зовут Килмистер. С юности я работал на корпорацию «Шин-Ра». По статусу я был чуть ниже прямого ассистента доктора Ходжо.
«О, он один из команды Ходжо — у меня поганое предчувствие».
— А теперь бросай ствол.
У Руфуса не было иного выбора, кроме как подчиниться и бросить пистолет под ноги Килмистеру. Из кармана доктор выудил стеклянную бутылочку и протянул ее Руфусу.
— На-ка, нюхни. Мне нужно, чтобы ты ненадолго лишился сознания. Если не сделаешь этого, я выстрелю. Мне твоя помощь понадобится, поэтому я тебя не убью — но помучиться заставлю, — сказал Килмистер, передавая бутылочку Руфусу. Откупорив ее, тот сразу же узнал запах. Именно такой исходил от Муттена во время их первой встречи.

***

Когда Руфус пришел себя, то обнаружил, что находится в кузове грузовика наряду с девятью иными людьми — пятью мужчинами и четырьмя женщинами примерно одного возраста. Объединяло их то, что тела были забинтованы; сперва Руфусу показалось, что люди покрыты грязью, но, приглядевшись, он заметил черную жидкость, сочащуюся из-под бинтов. Оная покрывала даже их волосы. Он знал, что они страдают, ибо люди то и дело стонали. Одна из молодых женщин подле Руфуса не удержалась на ногах и упала на него.
— Простите.
— Ничего.
— У вас… у вас нет этой болезни, — с горечью сказала она. — Простите, если заражу вас.
Руфус сломал кости в тайной шахте штаб-квартиры корпорации «Шин-Ра». Затем его похитили и пытали, угрожали оружием. А теперь ему грозит смертельная болезнь. Он горько усмехнулся, вспоминая все то, через что пришлось пройти. Он не хотел, чтобы все и дальше продолжалось в таком духе, но здесь, в кузове грузовика, он мало что мог изменить.
Поездка была не из мягких. Дорога была ухабистой, а Килмистер вел машину на огромной скорости. Руфус хотел было выпрыгнуть из кузова, притворившись, что выпал, но вспомнил, что доктор говорил о необходимости его помощи. «Сомневаюсь, что моя жизнь в опасности. Куда бы он не вез меня, всяко лучше, чем остаться в этих пустошах».

***

Килмистер остановил машину у пещеры на каменистом побережье. Как и в подвале особняка Муттена, большую часть времени Руфус оставался без сознания и не представлял, как далеко от Кальма они сейчас находятся. Глядя на линию побережья и прикидывая, что поездка длилась часа три-четыре, Руфус попытался прикинуть, где он может быть. Может, ему — даже столь серьезно раненому — удастся проделать обратный путь на своих двоих.
Килмистер направил пистолет на своих пациентов и приказал им выбираться из грузовика. Даже если бы он не продолжал угрожать им, вряд ли у людей еще оставались силы, чтобы противостоять ему. Руфусу спуститься помогла та женщина, с которой он перебросился парой слов раньше. Трости у него не было, и до пещеры пришлось добираться, опираясь женщине на плечо.
— Надеюсь, вскоре нам обоим полегчает, — сказала женщина.
«А я как надеюсь»,  — мысленно согласился с ней Руфус.
Ступив в пещеру, они устремились вниз по отвесной лестнице, и Руфусу пришлось нелегко, прежде чем он сумел спуститься на пять метров. Задрав голову и стараясь не замечать резкой боли в шее, он посмотрел вверх. «Если эту лестницу уберут, выбраться обратно будет невозможно». Как он и предполагал, Килмистер лестницу убрал.
— Там дальше несколько ответвлений, каждое из которых заканчивается тупиком. Выбирайте, какие нравятся. Это будут ваши жилища.
— А нас будут лечить? — поинтересовался молодой человек.
— Придешь ко мне, когда позову. Ничего с тобой не случится, — ровным голосом ответил Килмистер и удалился.
К удивлению людей, в пещерах они обнаружили заранее приготовленные циновки и пижамы. Каждый из пациентов взял себе по одной и удалился в то ответвление, «которое больше нравилось», чтобы приготовиться ко сну.
По привычке Руфус выбрал самое дальнее. Вскоре мальчишка принес ему еду, хлеб и сыр.
— Сюда всех загнали под дулом пистолета? — поинтересовался Руфус.
— Нет. С самого детства мы были пациентами господина Килмистера. Он в Кальме местный врач. Потому то, когда он сказал, что сможет нас вылечить, мы поверили ему и помогли перенести вещи в эту лечебницу.
— Лечебницу?
— Да. Нас нужно изолировать. Он сказал, что если бы мы остались в городке, рано или поздно нас бы выгнали оттуда… — отвечал мальчик, заметно расстроившись. Он продолжал: — Он сказал, что наставил на тебя пистолет лишь затем, чтобы удостовериться, что ты не сбежишь.
— Я тоже пациент, но… похоже, он мне не доверяет. Кстати, а где мы?
— Он просил не говорить тебе.
«Думаю, пребывание здесь будет не из веселых»,  — подумалось Руфусу.

***

Однажды Килмистер занимался врачеванием Руфуса в смотровой, расположенной неподалеку от входа в пещеру. Пока Килмистер менял Руфусу повязки, мальчик, что приносил еду, стоял поодаль с пистолетом в руках.
— Доктор, есть прогресс в поисках исцеления от этой болезни?
— Конечно.
Руфус посмотрел Килмистеру прямо в глаза.
— Чего ты добиваешься?
— Я — доктор. Я просто хочу избавить мир от болезней.
— Это похвально. Но меня ты зачем сюда притащил?
— Дженова.
— Что? — воскликнул Руфус. Услышать подобное он никак не ожидал.
— После осмотра пациентов я пришел к выводу, что многие из их клеток сходны с клетками СОЛДАТ.
— Объясни, будь добр, — произнес Руфус, заметив, что Килмистер вновь бросил взгляд на мальчика.
— Объясню в свое время, — отозвался тот и замолчал.
— Скажи хотя бы — это заразно?
— И это скажу в свое время.
«Быть не может, чтобы эта болезнь была заразна»,  — попытался убедить себя Руфус.

0

8

***

Минуло три месяца. Ребра Руфуса срослись, а наконец настал день, когда он смог снять шину с лодыжки. Килмистер протянул ему трость.
— Это — часть трубы, обнаруженной где-то в здании «Шин-Ра».
— Что сейчас творится в Мидгаре?
— Болезнь продолжает распространяться. Число зараженных растет, но много и тех, кто занят строительством города к востоку.
— И кто же ими руководит?
— Не знаю. Похоже, несколько различных групп. Кстати, господин Президент… ты знаешь что-нибудь об убийцах корпорации «Шин-Ра»?
Руфус отрицательно покачал головой.
— Тем людям, что сумели пробиться в здание «Шин-Ра» и на склады, пришли письма с угрозами жизни. Теперь они настолько испуганы, что и близко к складам не подходят.
«Ох уж эти балбесы-Турки»,  — мысленно улыбнулся Руфус.
— Господин Президент, я не стану сейчас поднимать этот вопрос, но мне нужна некоторая техника корпорации. Сможешь дать знать об этом убийцам?
— Что тебе нужно? — осторожно поинтересовался Руфус.
— Оборудование доктора Ходжо.
— И ты, полагаю, собираешься воспользоваться им, чтобы вылечить нас.
— Конечно. Также мне нужна…
— Дженова.
— Именно. Где она сейчас?
— Я не знаю. Я собирался поискать ее после того, как покину это место…
Неожиданно Килмистер смерил Руфуса оценивающим взглядом.
— Тогда мы должны перебраться в иное место. Это не подохидт для проведения исследований.
«Исследований…»
— Доктор Килмистер, ты врач или ученый?
Молчание.
— Мы закончили, — произнес Килмистер, вытащил из-под белого халата пистолет и направил его на Руфуса.
После этого Руфус стал потихоньку пытаться ходить. Время от времени он чувствовал боль, но все же передвигался самостоятельно и заглядывал в иные «комнаты». Некоторые были пусты. Он узнал, что мальчик, приносивший ему еду, умер. Осталось три мужчины и две женщины. Всего за это время умерло четверо.
В одной из «комнат» женщина — та самая, что разговаривала с ним по пути в пещеру — стонала от боли. Над ней склонился мужчина с выражением тревоги на лице. Заметив Руфуса, он произнес: — Доктор сказал, что лекарств осталось мало, потому и урезал наши дозы. Я отдал ей свою, но, похоже, эффекта немного.
Вряд ли Руфус мог что-то сделать для них. «Нет, погодите-ка…» Руфус громко позвал Килмистера. Чуть позже тот явился в своем неизменном белом халате.
— Они сказали, что осталось мало лекарств.
— Да. Все мои запасы скоро закончатся.
— У тебя было лекарство?
«Неужели все это время у него было лекарство от этой болезни?»
— Подожди. — Килмистер исчез, но вскоре вернулся, неся лестницу. — Сможешь подняться наверх?
Руфус ступил на лестницу, полагая, что это его шанс бежать. Он осторожно взобрался наверх, но обнаружил, что в лицо ему уперлось дуло пистолета Килмистера.
— А теперь поговорим.
Присмотревшись к Килмистеру, Руфус отметил, что лицо того бледно и покрыто испариной. — Неважно выглядишь, доктор.
— Мне нужно лекарство.
— Какое именно?
— Хотя бы немного.
Похоже, Килмистер давал своим пациентам стимулятор, которым пользовались военные «Шин-Ра».
— Болезнь оно не вылечит, но боль притупит.
— Стало быть, вот каково их лечение.
— Я их не обманывал. Сперва мне нужно было найти источник болезни, а до этого момента необходимо было как-то поддерживать стабильное состояние пациентов.
— И ты заразился сам?
— Нет, — ответил Килмистер, объяснив, что, приняв небольшую дозу стимулятора, сможет работать и по ночам.
«Но есть вероятность, что ты станешь зависим от него»,  — подумал Руфус, решив, что может все-таки попробовать контролировать ситуацию. — У тебя есть телефон? Или бумага и ручка?
— С кем ты собираешься связаться?
— С убийцами корпорации. Они знают, где хранятся стимуляторы.
Глаза Килмистера заблестели, но все же он не собирался отринуть всякую осторожность. Он приказал Руфусу спуститься вниз по лестнице, а вскоре бросил ему ручку и бумагу.
Руфус не написал на листке ничего, за исключением просьбы достать стимуляторы. Сейчас важно завоевать доверие Килмистера. А затем Турки позаботятся обо всем остальном.
Однако, выступив в Мидгар, Килмистер долго не возвращался. Не появились и Турки. Запасы продовольствия подходили к концу. Руфус наказал Килмистеру отправляться в штаб-квартиру «Шин-Ра» и вызвать убийц — Турков, передать им записку. Врач надеялся вернуться с лекарствами в течение трех дней… а Турки, конечно же, проследят за добрым доктором. Но прошла уже неделя.
Руфус к пещере привык и проводил время, исследуя ее. Состояние женщины все ухудшалось, она то и дело впадала в беспамятство. Человек, смотрящий за ней, теперь тоже стонал от боли, но продолжал сжимать ее руку, надеясь на чудо.
— Я уверен, что Килмистер скоро вернется, — попытался обнадежить их Руфус. «И зачем я им это говорю?»
Снаружи уже несколько дней шел дождь, и Руфус заметил, что вода проникает и в пещеру. Не только у входа, но сочилась она и через «крышу» их обиталища. В оной зияло множество отверстий, и теперь, когда небесные шлюзы открылись, вода наполняла пещеру. «Дождь льет уже много дней, но почему вода стала проникать именно сейчас? Должно быть, она где-то собралась в большом количестве»,  — размышлял Руфус. — «Нам нужно как-то выбраться отсюда». Руфус устремился ко входу в пещеру, по пути предупредив остальных об опасности.
Шея его все еще болела, но он задрал голову и воззрился на дыру в потолке, заменяющую вход; как и ожидалось, так никогда не было. Он слышал лишь шум дождя. Руфус осмотрелся по сторонам. Если вода наполнит пещеру, быть может, он сможет выплыть отсюда.
— По крайней мере, ничего иного не остается…
Руфус вернулся к остальным, велев им собираться и готовиться покинуть пещеру. Ответа не было. Пациенты, принимающие стимуляторы вместо болеутоляющих, всецело сосредоточились на своей боли.
— Пять человек… — пробормотал Руфус, приняв решение. Он поднял на руки одного из них и перенес его ко входу в пещеру. Они столь исхудали, что казались совсем невесомыми, и даже ослабевший Руфус сумел перенести их.
Вода доходила им до лодыжек. Руфус еще раз обошел пещеру, ища что-нибудь, могущее держаться на плаву, и обнаружил несколько деревянных топчанов. Руфус оторвал металлические части, связывавшие топчаны, и перенес те ко входу. На воде они держались на удивление хорошо. Руфус вернулся к недужным.
— Те из вас, кто умеет плавать, поплывете сами. Остальные — будете держаться за эти деревяшки. По одному человеку на топчан.
Несколько часов спустя вода доходила Руфусу до подбородка. Все пациенты держались за топчаны. «Я сделал все, что мог…» Руфус неотрывно смотрел в отверстие в полотке; в разуме его не осталось никаких мыслей. Вода продолжала прибывать, и он сам схватился за топчан. Вскоре до дыры в потолке оставался всего один метр, но ситуация резко изменилась. Вода прекратила прибывать в пещеру. «Это дождь закончился или дело в структуре пещеры?»  Руфус закусил губу. «Нам остается лишь ждать помощи». Он бросил взгляд назад, заметив, что людей осталось еще меньше. Двое мужчин и одна женщина. Та самая, которая говорила с ним в грузовике. Она держалась за один из топчанов и была совершенно неподвижна. Руфус подумал было, что женщина умерла, но она тихонько застонала от боли. Руфус поймал себя на том, что испытал облегчение от осознания того, что женщина все еще жива.
Прошло еще несколько часов, но все оставалось без изменений. Уровень воды ни поднимался, ни опускался. Руфус чувствовал, как тело его оставляют остатки тепла, ведь в воде он провел уже очень долгое время. «Недолго нам осталось»,  — подумалось ему.
— Что?
Ему показалось, будто кто-то позвал его, но у людей, пребывавших рядом, не осталось сил даже на это. Ему показалось, будто в воде что-то движется. Некто черное медленно приближалось к Руфусу. А, быть может, это из недужных сочилось черное вещество.
Черная тень двигалась так, будто была жива. Испугавшись, Руфус заплескал руками во воде, пытаясь отогнать ее прочь. Однако волны, созданные Руфусом, не возымели ни малейшего эффекта, и тень продолжала неумолимо приближаться. Вскоре его белый костюм окрасился черным. Он и без того уже был столь грязен, что "белым" мог называться лишь с большим преувеличением, но Руфус не выбрасывал его, зная, что костюм пригодится, когда он решит бежать отсюда. Руфус бросил взгляд на окрашенный черным рукав. Это конец,  — пронеслась мысль.
Черная слизь ползла вверх по шее Руфуса к лицу. Наверняка она стремилась проникнуть в рот, посему Руфус крепко сжал зубы. Тогда слизь устремилась к носу. Он зажал нос рукой. Да, дышать он не мог, но решил, что скорее задохнется, чем позволит слизи одержать над собой победу. Однако вскоре слизь добралась до ушей и, страшно закричав, Руфус лишился сознания.

***

— Господин Президент! Господин Президент!
Руфус очнулся, попытался сфокусировать взгляд на том, кто к нему обращался.
— Да, потоп я не предусмотрел. Извини, что задержался, — молвил Килмистер, опуская лестницу. Руфус, ухватившись за лестницу ослабевшими руками, был удивлен, что все еще жив. Бросив взгляд через плечо, он отметил, что лишь двое остались на топчанах — мужчина и женщина.
— Эй, вы живы?
Мужчина поднял голову.
— Помощь прибыла!
Мужчина какое-то время тупо таращился на него, но затем во взгляде его забрезжило понимание. Он окликнул женщину и та слабо качнула головой. Руфус протянул было ей руку, но в это мгновение у них над головами прогремел выстрел. Тело женщины соскользнуло с топчана и исчезло под водой.
— Памела! — в ужасе вскрикнул мужчина и нырнул было в воду следом за ней, но сил у него не осталось. Руфус схватил его одной рукой, второй пытаясь удержаться на топчане.
— Памела… — повторял человек, не находя в себе сил даже на то, чтобы заплакать. Руфус подтащил его к лестнице.
— Лезь.
— Но…
— Думай лишь о том, чтобы выжить.
Человек помедлил, бросил исполненный тоски взгляд на то место, где скрылась под водой Памела, затем с ненавистью воззрился на Килмистера.
— Ничего нельзя было поделать. Я просто прервал ее страдания. Памела простила бы меня за это.
«Да, теперь уж точно ей ничем не поможешь. А мужчине?» — подумал Руфус. Мужчина решительно полез вверх по лестнице.
— Как тебя зовут? — спросил Руфус.
— Джуд.
— Джуд, сейчас не время. Оставь Килмистера мне.
Джуд продолжал молча лезть вверх. Руфус собрался было последовать за ним, чтобы увидеть мир, по которому уже успел соскучиться, как тело его неожиданно пронзила боль, и чт выплеснулось изо рта.
Он поднял руку, чтобы вытереть рот, и заметил на ней то же черное вещество, которое сочилось из тел Памелы и Джуда.
— Ох-хо. Думаю, тебе тоже стоит принять стимулятор, господин Президент, — произнес Килмистер, будто наслаждаясь зрелищем.
— Ух…
Неожиданно послышался гневный голос Килмистера, и пистолет его, пролетев мимо Руфуса, ушел под воду. Не обращая внимания на боль, Руфус задрал голову вверх. Он видел, как кто-то обхватил шею Килмистера сзади и душит его. «Ты идиот, Джуд! Я же сказал, что сейас не время!»
— Аааах!
Это вскрикнул уже Джуд, но крик тут же оборвался. Руфус зарычал в ярости, крепко схватившись за лестницу и пытаясь унять дрожь.
— Вы поздновато!
— О, простите, — улыбнулся Рено.

***

«Горное Пристанище» было построена корпорацией «Шин-Ра» а качестве санатория для своих сотрудников на заре становления. Однако посетителей было мало, ибо люди предпочитали проводить отпуска на море, а не в горах, и санаторий закрыли. На двух машинах туда прибыли Руфус, Тсенг, Елена, Рено, а также Руд наряду с Килмистером и Джудом. У «Пристанища» уже собралась внушительная толпа зараженных людей. Большинство из них были пациентами Килмистера, которых Турки доставили сюда из Кальма. Руфуса это несколько встревожило, почему Тсенгу пришлось объяснить текущую ситуацию.

***

Около недели назад Килмистер появился в здании штаб-квартиры «Шин-Ра» и принялся звать Турков. В то время поблизости оказались только Рено и Руд. Килмистер говорил, что у него с собою записка от Президента Шинры, и Турки, услышав это, покинули укрытие, приблизившись к нему. В записке было написано: «Отдайте все стимуляторы, что у вас есть, этому доктору», но поскольку оперативники не поняли, что это означает, они преисполнились подозрительности — а действительно ли записка написана Руфусом? Турки велели Килмистеру придти на следующий день; Руд вернулся в их «штаб» в пятом секторе, дабы рассказать о встрече Тсенгу, в то время как Рено тенью следовал за Килмистером.
Тсенгу показалось, что записка действительно написана Президентом, но абсолютно уверен в этом он не был. Он решил передать доктору несколько стимуляторов, а затем проследить за ним.
Рено следовал за Килмистером до самого Кальма. Небольшая местная больница обратилась в жилище для заболевших, ибо докторов в округе не наблюдалось уже полгода. Ранее Килмистер работал в этой больнице. Заболевшие в Кальме радовались возвращению доктора и немедленно обратились к нему за помощью. Килмистеру пришлось заняться приемом пациентов, а Рено, наблюдавший за ним, предположил, что, похоже, доктор и сам болен.
На следующий день Килмистер вернулся в штаб-квартиру корпорации и обнаружил ящик, заполненный стимуляторами. Он достал одну из таблеток, растворил ее в стакане воды, заранее приготовленном, и выпил одним глотком. Не обращая внимание на удивленно взирающих на него Турков, он осел на пол, попросив их подождать, пока лекарство не начнет действовать. Туркам не оставалось ничего иного, как ждать, ведь доктор был единственным человеком, владевшим информацией об их Президенте.
Стимулятор заметно приободрил Килмистера, и тот попросил Турков вынести ящик со стимуляторами из Мидгара. Он использовал все преимущества сложившейся ситуации — даже поинтересовался у Тсенга, нет ли поблизости здания, которое он мог бы занять. Далеко от городов, но в то же время достаточно большое, чтобы внутри разместились его пациенты. Он сказал, что хочет оставить след в истории, занявшись изучением странной болезни. Когда он понял, что Турки не доверяют ему, то принялся рассказывать о Руфусе и его нынешнем состоянии. Лишь когда доктор в точности описал ранения Президента, Турки поверили его словам. Килмистер продолжал рассказывать, как он спас Руфусу жизнь, выведя его из особняка Муттена, и как все они должны быть ему благодарны. Когда оперативники поинтересовались, почему же он раньше молчал, Килмистер отвечал, что стремился стать союзником Президента.
Тсенг вспомнил о «Горном Пристанище» и решил доставить Килмистера туда. Тому местоположение здания пришлось по душе, и он велел Туркам перевезти в «Пристанище» пациентов. Турков приводил в ярость тот факт, что он смеет отдавать им приказы, как будто они — всецело зависящие от стимуляторов пациенты, но иначе он не скажет им, где находится Президент, посему оставалось лишь подчиниться. Им пришлось совершить немало рейсов между Кальмом и «Горным Пристанищем», исполняя волю доктора. Наконец, тот согласился отвезти Турков туда, где находится Президент.
Оперативники прибыли на место чуть позже доктора лишь потому, что Рено потерял грузовик доктора из виду за сплошной пеленой дождя. Рено позже хвастался, что к пещере их привела его великая интуиция, и ничто иное.

***

Руфус в «Горном Пристанище» был одним из пациентов. Ему выдавались стимуляторы вместо лекарств, ибо они притупляли боль, вызываемую болезнью. Когда состояние его улучшалось и жар спадал, один из Турков информировал его о текущей ситуации, после чего он размышлял о своих планах на будущее.
— Каков центр нового города? — спросил Руфус у Рено, когда его неожиданно посетила одна мысль.
— Хммм, площадь. Большая круглая площадь, на которой ничего нет. Он нее отходит дорога прямиком к Мидгару, а окружают площадь иные улицы. Потому-то мы и называем площадь центром города.
— В таком случае возведите там что-нибудь. Да, возведите памятник.
— Памятник чему?
— Памятник факту отторжения планетой Метеора.
— А какова же истинная цель?
— Указать остальным на наше место!
— Ага! Памятник в центре города укажет на то, что место это принадлежит «Шин-Ра»! У вас прекрасные идеи, шеф! — воскликнул Рено.

***

Как обычно, на корпорацию «Шин-Ра» стремились возложить вину за ситуацию в мире после кризиса Метеора, но помощь машинами, топливом и медикаментами помогла Туркам вернуть некоторое доверие со стороны мирян. Один из бывших сотрудников «Шин-Ра», Рив, доставил немало машин и рабочей силы из Джунона, внеся существенный вклад в возведение города. Было очевидно, что Рив находится в оппозиции «Шин-Ра», но пока Турки и иные бывшие сотрудники корпорации трудились на благо общества, он не ставил им палки в колеса.
Рено с помощью нескольких волонтеров приступил к возведению памятника. Люди считали, что в центре площади возводится своего рода символ. Конечно, нашлись те, кто разглядел истинные намерения «Шин-Ра» и выразил протест, но возникшие проблемы оказались разрешены… Рено называл подобный способ разрешения «методами исключительно Турков».
Число пациентов в «Горном Пристанище» колебалось, но в основном в санатории было спокойно. Однако однажды начались волнения, когда Килмистер объявил о том, что запасы стимуляторов подходят к концу. Елена, весьма сблизившаяся в местными горожанами, предложила выдать им дополнительные запасы стимуляторов, и Руфус дал свое разрешение на это. Теперь на складах стимуляторов практически не осталось. Руфус приказал Туркам собрать работников фармацевтической отрасли, знавших технологию производства стимуляторов. Он подумывал о том, чтобы предоставить им для работы исследовательские комплексы «Шин-Ра», а, если будет необходимо, связаться с Ривом, но Килмистер принялся возражать. Он настаивал на том, что изначально необходимо обеспечить стимуляторами «Горное Пристанище». Тсенга и остальных весьма раздражали приказы этого человека, зависимого от стимуляторов, но Руфус почему-то терпел его. Для производства стимуляторов требовались хвосты медведей Нибеля, а узнав, что из одного хвоста можно получить более одного стимулятора, если извлекаемые химические вещества будут достаточно высокой концентрации, Елена вызвалась отправиться добывать оные.
— Эй, Руд, — обратился к товарищу Рено, весьма встревоженный, — почему шеф терпит этого Килмистера?
— Он ждет результатов его изысканий. Я так думаю.
— Каких изысканий? Если он собирается тратить деньги на то, чтобы лишь притуплять боль, это и я могу делать, — хмыкнул Рено.
— Я предоставил ему свои клетки для исследования как один из незараженных. Он вскоре должен что-то выяснить.
— Я хотел бы сам провести расследование. Нас окружают столько зараженных людей, но мы почему-то не заболеваем. Странно, как думаешь?
— Шеф сказал, это не заразно, — отвечал Руд, несильно пнув Рено в живот, ибо на лице того все еще читались сомнения. — Почему бы нам немного не размяться, партнер? Давненько мы не тренировались.
— Зачем?
— Чтобы закалить наши тело и дух. Если будет сильно и то, и другое, мы не подхватим эту заразу.
— Прекрати говорить, как старый козел, — произнес Рено, приняв боевую стойку, и они начали поединок.

***

«Маленькие дьяволы» — так более пожилые пациенты в «Горном Пристанище» называли Руфуса и его подчиненных. Кто-то даже заявил, что не понимают, как они могут столь доверять друг другу.
Даже сам Президент и Турки не понимали, как могут оставаться столь сплоченными и как могут в сложившихся обстоятельствах все еще представлять свою организацию. Многие считали, что они ведут себя как дети, выдавая желаемое — существование корпорации — за действительное. Как маленькие дети, которые знают, что дома их не ждет ничего хорошего, посему возвращаться туда они не спешат и реализуют в играх свои сокровенные фантазии.

***

Однажды, через два года после того судьбоносного дня, Руфус заглянул в комнату к Килмистеру.
— Итак, доктор? Быть может, пришло время открыть мне результаты своих исследований? Мне очень интересно узнать о связи между моей болезнью и Дженовой.
— Хорошо. Во-первых, даже по прошествии двух лет я не приблизился к обнаружению исцеления от этой болезни, — шутливым тоном заявил Килмистер, не уточняя, что он сумел повысить действенность стимулятора. Руфус слушал его с непроницаемым выражением на лице. — Но теперь я уверен в источнике болезни.
Килмистер рассказал Руфусу, что его первый пациент подвергся воздействию Потока Жизни. Осмотрев его, он сразу понял, что человек заражен.
— У пациентов я обнаружил и иной симптом. Когда состояние их ухудшалось, они падали духом и готовились к смерти… Ты ведь и сам знаешь это, господин Президент?
«Действительно»,  — подумал Руфус.
— После того рокового дня многие пришли к выводу, что для них нет будущего и смерть близка. Тогда-то число зараженных и резко выросло. Кроме того…
Килмистер рассказал о черной воде. Руфус вспомнил потоп в пещере и воду, которая, казалось, обладала собственным разумом.
— …Из многих людей сочилась черная вода. Думаю, они или нахлебались ее, или искупались в ней, даже не сознавая этого. Ведь это просто вода, в конце-то концов. Она повсюду.
— И что же ты думаешь обо всем этом? — поинтересовался Руфус.
— Боль и высокие температуры у людей указывают на то, что организмы их борются с чужеродным веществом. Если рассматривать эту болезнь относительно остальных, известных, то ее человеческий организм превозмочь не в силах. Это вещество принадлежит сущности весьма могущественной. Ничего нельзя сделать, чтобы облегчить страдания несчастных.
— Ты обнаружил источник этой болезни?
— Гены Сефирота, можно даже сказать, что гены Дженовы… Точнее, останки генов. Как я тебе раньше говорил, они обладают схожими характеристиками с генами СОЛДАТ.
Руфус вновь вспомнил о черной воде и внутренне содрогнулся, когда прозвучало имя Сефирота.
— Господин Президент, я бы хотел взглянуть на Дженову. Где она? — поинтересовался Килмистер, не выказывая ни малейшего сочувствия к состоянию Руфуса.
— Увы, ни малейшего представления.
— Прикажи своим подчиненным выяснить это.
— Я подумаю.
— Думаю, ты примешь решение как можно скорее.
Руфус кивнул и повернулся к Килмистеру спиной. Когда он уже выходил из комнаты, Килмистер заметил: — Когда-то профессор Ходжо отказался от воплощения предлагаемого мной проекта. Даже теперь я хочу попробовать претворить его в жизнь. Я думаю, мы можем создать существо, превосходящее самого Сефирота.
— Как насчет излечения? — бросил Руфус, не оборачиваясь.
— На тех, кто уже выказывает симптомы заболевания, мы должны поставить крест. Но если здоровые люди не станут предаваться отчаянию, с ними все будет хорошо. Расскажи об этом людям, но не упоминай о черной воде. Это приведет к панике.
Руфус, который также являлся одним из пациентов, выказывающим симптомы заболевания, молча вышел из комнаты.

***

На следующее утро Килмистера нашли мертвым. Его застрелили. Когда Тсенг осматривал тело, подошел Джуд и признался, что убил доктора именно он.
— Где ты раздобыл оружие?
— Не могу сказать тебе — не то, чтобы мне запретили, но тот, кто дал мне пистолет, однажды спас мне жизнь.
Тсенг оправился с докладом к Руфусу, но факт смерти Килмистера от рук Джуда не вызвал у того удивления.
— Тсенг, послушай меня.
— Да, сэр.
— Корпорация «Шин-Ра» должна разыскать Дженову и вернуть ее.
— …Да, сэр.
— Наша задача — сохранить ее и не подпустить к ней ни безумных ученых, ни…— Руфус припомнил слова Килмистера. — Ни останки генов, пребывающие в Потоке Жизни.
— Да, сэр. Я немедленно начну необходимые приготовления.

***

Рено и Руд меняли вывеску на «Горном Пристанище».
— А что означает «Лечебница»?
— Это означает — вылечить и оздоровить мир. — Оба обернулись к неслышно приблизившемуся сзади Руфусу.
— Может, наши методы и несколько радикальны, но… мы — корпорация «Шин-Ра». Так что это никого не удивит.
Голос Руфуса звенел от переполнявших его эмоций.

0

9

Поток Жизни

Человек чувствовал, как Поток жизни пытается поглотить его личность — память, мысли, эмоции. Если он позволит потоку унести себя, сущность, которой он некогда был, растворится и исчезнет в духовной энергии, циркулирующей вокруг планеты. Человек подумал, что это недопустимо. Планетой надлежало править ему, а стать частью Потока жизни означает поражение.
Человек почувствовал большое возмущение в Потоке жизни — знак иного поражения. Когда Поток жизни вырвался на поверхность планеты, человек подумал, что Клауд наверняка уверен в собственной победе. Клауд дважды отправлял его в Поток жизни. Человек знал, что если будет держаться за основу своего духа, то останется личностью, не растворившейся в потоке внутри планеты. Клауд. Человек решил сделать Клауда такой основой. И он хотел, чтобы Клауд знал об этом. Я все еще думаю о тебе. И я докажу тебе это.
Когда Поток жизни вырвался на поверхность, человек уже предал планете свои незначительные воспоминания. О своем детстве, о друзьях, о сражениях во времена, когда он еще не ведал о своем истинном наследии, о жизни в ранние годы — все это стало частью потока, отвратившего Метеор и вернувшегося в планету. В то же время средоточие его духа и воспоминания, к нему относящиеся, перемещались от потока к потоку и странствовали по земле, от города к городу. Если люди пытались бежать или утрачивали всякую волю и замирали пред потоками Потока жизни, он оставлял на них свой след. Человек был уверен, что если Клауд этот след заметит, то сам он не исчезнет никогда. «Пока Клауд помнит обо мне, я буду продолжать существовать. И в Потоке жизни, и на поверхности. Даже если дух мой продолжит рассеиваться, даже если в потоке останется лишь один фрагмент воспоминаний, я могу рассчитывать на то, что сознание Клауда вернет меня к жизни», — размышлял человек.
Несмотря на беды человечества, жизнь на планете вернулась в свою колею. Человек заметил увеличение в Потоке жизни числа душ, которые можно назвать тьмою сердец. Он приветствовал эту распространяющуюся тьму. Еще больше его радовал тот факт, что появилась она из-за следов, оставленных им на поверхности. Он предположил, что подобные действия — наполнение тьмой Потока жизни — могут доставить ему удовольствие.
Человек продолжал странствовать по всему миру в потоках Потока жизни, заражая все больше людей. На поверхности пребывало достаточно тех, чьи жизни пошли под откос, и, поддаваясь искушениям человека, тьма в их сердцах разрасталась.
«Скоро», — размышлял человек, — «Клауд узнает, что в этом повинен я. Я хочу, чтобы люди узнали об этом. Для этого ему нужно было тело. Было то, что он хотел сказать своим собственным голосом. Было то, что он хотел уничтожить собственными руками».
Он решил, что воспользуется могуществом своей Матери. Обладая частичкой тела Матери, я тоже смогу вновь получить тело, — решил человек. Перво-наперво он попытался воплотиться на поверхности духом, но потерпел неудачу. Он уже вернул воспоминания о своем облике в планету и не смог воссоздать оный вновь. Посему человек почерпнул в Потоке жизни воспоминания о подходящем облике и на его основе создал воплощение. Это был юноша. Затем человек вспомнил, что существование в смертном облике на поверхности куда более ограничено, нежели свобода духа. И он создал еще два воплощения для претворения своих замыслов. Эти трое были различными сущностями, и в то же время — им самим. Эти трое, созданные силой воли человека и вырванные из Потока жизни планеты, были одновременно и частью реальности, и фантастическими монстрами.
Человек размышлял о будущем. «Слуги мои отправятся на поиски Матери и если встретят кого-то, кто знал меня, от души этой я смогу узнать, кем когда-то был. И с помощью Матери я вновь сумею воплотиться в реальность. Даже если чего-то будет недоставать, это неважно. Клауд сделает меня завершенным.
…И это станет новым началом», — решил человек.

***

Девушка была Древней, и это объясняло, как она сумела сохранить свою индивидуальность в Потоке жизни. Если она того пожелает, то сможет в любое мгновение стать частью планеты, но девушка полагала, что для этого еще слишком рано.
Она ощутила иную сущность в опоясывающем планету Потоке жизни. То было воплощение сильной воли, которое никогда не сольется с планетой. Она знала, кому принадлежит это сознание — человеку, лишившему ее жизни. Безжалостная душа за прекрасным обличьем. И сейчас душа пребывала в Потоке жизни. Девушка чувствовала, что он готовится каким-то образом воздействовать на вершащееся на поверхности планеты. Она гадала, чем может ему помешать.
Общаться с ним напрямую было весьма опасно, и девушка старалась держаться подальше от сознания этого человека. Таким образом она сумела узнать многое о том, что он замыслил. И когда один лишь раз этот дух этого человека означился подле нее, она поняла, что основой своей существования он сделал воспоминания о Клауде.
Клауд был ее другом, ее возлюбленным — символ того, что было для нее важно, и тот, кого она должна защитить.
Девушка обнаружила, что в Потоке жизни появляется все больше душ, которые он отказывается вобрать в себя. Они отличались от души того человека, но были отринуты Потоком жизни из-за одного и того же — ненависти. По отношению к планете они испытывали ненависть, как и тот человек. Это результат его воздействия на происходящее на поверхности, — поняла она. Девушка приблизилась к исполненным ненависти душам, недавно появившимся в Потоке жизни, и попыталась исцелить их. Под покровом ненависти скрывались воспоминания. Воспоминания о смертной жизни. Пусть незначительные, но и счастливые воспоминания тоже присутствовали. Она высвободила эти мысли и растворила в Потоке жизни. Лишившись источника эмоций, поверхностная ненависть рассеялась. Девушка нашла решение, однако пребывало все больше и больше подобных душ, и исцелить все ей было не по силам. Она устремилась по потокам Потока жизни в поисках иных душ, которые смогут помочь ей. Древних, находящихся на грани поглощения. Эти фрагменты сознаний ответили на ее зов. Когда она находила фрагменты сознания людей, которых когда-то знала — хоть число их и было ничтожно — она наделяла их своими собственными воспоминаниями и просила их о помощи. Сейчас на ее стороне было больше душ, но ненависть, порожденная тем человеком, не уменьшалась. Мыслями она обратилась к Клауду, живущему в смертном мире на поверхности. Чтобы избавить Поток жизни от ненависти, она должна избавить от оной смертный мир. Девушка гадала, поможет ли ей Клауд. Ведь при этом может пострадать и он сам. Ведь она знала, какое ранимое сердце у Клауда.
Девушка размышляла, как сообщить Клауду о новом кризисе, и чувства, о которых она не могла поведать ему, нахлынули вновь. Она о многом хотела сказать Клауду. Однако она не знала, что должна сказать ему и каким образом. В последний раз она испытывала волнение очень давно. Наконец девушка решила, что сперва повидает Клауда, а уж затем решит, что делать.
Однажды девушка узнала, что человек, распространяющий влияние свое в мире, пытается воплотиться на поверхности. Она гадала, как он собирается это сделать. Собрав всю свою волю в кулак, она приблизилась к духу человека. Однако он заметил ее и бросился в погоню, но вскоре отступился. Она знала, что человек смеется над ней: «Ты ничего не сможешь сделать». Но она поняла, что он задумал. Он собирается использовать различные сущности в качестве своих воплощений. Девушка гадала, может ли она сделать то же самое, но вскоре изменила свое решение. «Даже если это возможно, я хочу, чтобы Клауд увидел меня в том облике, который ему знаком».

0


Вы здесь » FINAL FANTASY: Echoes of the Lifestream » |» Уголок канона » FFVII: On the Way to a Smile (новеллы, текст)